Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Полина Агуреева: "В актрисы пошла, чтобы пострадать публично"

Равнодушных нет. Фильм либо радостно принимают, либо яростно отрицают. История о несчастной любви в исполнении непрофессионального актера Максима Ушакова и профессиональной актрисы Полины Агуреевой сначала вдохновила членов жюри сочинского "Кинотавра", а потом - отборщиков Венецианского кинофорума. И хотя в Венеции "Эйфория" взяла лишь "Золотого львенка", картине уже сегодня прочат блестящий прокат. По крайней мере, закуплено сразу 100 копий - даже "Возвращению" Звягинцева, которое более высоко оценили в Италии, такое не снилось... О новом фильме, и не только, с Полиной Агуреевой беседует корреспондент "Известий".
0
Полина Агуреева (фото: Игорь Захаркин "Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Равнодушных нет. Фильм либо радостно принимают, либо яростно отрицают. История о несчастной любви в исполнении непрофессионального актера Максима Ушакова и профессиональной актрисы Полины Агуреевой сначала вдохновила членов жюри сочинского "Кинотавра" (там фильм получил спецдиплом), а потом - отборщиков Венецианского кинофорума. И хотя в Венеции "Эйфория" взяла лишь "Золотого львенка" (приз, который многие назвали утешительным), картине уже сегодня прочат блестящий прокат. По крайней мере, закуплено сразу 100 копий - даже "Возвращению" Звягинцева, которое более высоко оценили в Италии, такое не снилось... О новом фильме, и не только, с Полиной Агуреевой беседует корреспондент "Известий" Ольга Гляниц.

"Главное - быть внутренне готовым к любви"

вопрос: Вы, Полина, так неохотно идете на контакт. Неужели вас не радуют все эти премии, награды, признание, в конце концов?

ответ: Конечно, было бы глупо говорить, что все это совершенно не важно. Потому что если человек что-то из себя представляет - причем в любой профессии, - это в результате обязательно будет замечено и отмечено. Другое дело, что это заметное всегда вызывает неоднозначную реакцию. Что опять же нормально. По крайней мере, споры - это лучше, чем равнодушие.

в: Ну уж, по части неоднозначности реакций ваш фильм действительно лидирует...
о: Значит, есть в этой картине что-то, что может затронуть. По крайней мере, в этом отношении она оправдала мои надежды.

в: А я вот тут прочитала интервью вашего мужа и очень удивилась. Он говорит, что от съемок не получил ни секунды удовольствия...

о: (Полина долго смеется) Наверное, потому, что и условия, и сам процесс съемок были очень тяжелыми. Мы сняли все за двадцать девять смен, представляете? Признаюсь, мне тоже было трудно работать - впрочем, как обычно. Для меня вообще работа и в театре, и в кино - всегда мучительный процесс. Я не могу сказать, что не получаю удовольствия. Зачем бы я тогда вообще занималась этой профессией? Но это похоже на катарсис - такое очищение через страдания. (Заразительный смех.)

в: А еще в том же интервью Иван сказал, что несчастную любовь может снять только человек в любви счастливый. А сыграть это?

о: Сложно сказать. Вообще-то у меня были разные периоды жизни, и во все эти разные периоды я всегда играла про любовь. И вы знаете, мне кажется, это абсолютно не важно, любишь ты или нет, любим или нет. Главное - быть внутренне готовым к любви. Тогда ты обязательно ее сыграешь - несчастную ли, счастливую...

в: Заметили, что в последние пару-тройку лет наблюдается устойчивый спрос на актеров Театра Фоменко. Это вроде как стало знаком качества...

о: Ну, что тут ответить? Да, так оно и есть. У нас действительно очень хороший театр. И актеры все - очень профессиональные люди. Но  вот только чего не учитывают режиссеры - с ними очень трудно работать. Потому что все актеры Театра Фоменко самодостаточные -  такие вещи в себе.

Но лично у меня такое самокопание продиктовано не зазнайством, а  попыткой что-то понять. Неинтересно ведь просто изображать разных персонажей. Гораздо любопытней какой-то путь пройти. И человеческий в том числе. Так что, думаю, Сергей Урсуляк, у которого я дебютировала в фильме "Долгое прощание", по-моему, сильно хлебнул со мной горя. Хотя... Я вот сейчас снимаюсь у него во второй картине. Если он меня позвал - значит, простил.

в: А что у вас за роль?

о: Он снимает сериал про бандитскую Одессу послевоенных времен - это немножко похоже на "Место встречи изменить нельзя". У меня там роль такой взбалмошной певички. Как я сама себе определила - смесь Маньки-Облигации и Грушеньки.

в: А как в театре восприняли успех "Эйфории"?

о: Хорошо восприняли. Но тоже неоднозначно. Для меня гораздо важней, что картину посмотрел и понял Фоменко. Он сказал мне такую фразу: "Трагедия - это очень действенное дело" (в контексте творческом, конечно). Все, мне дальше и не нужно слушать, это уже абсолютно не важно.

в: Говорят, Фоменко очень нервничает, когда его артисты уходят на сторону, особенно в кино.

о: Ну, он-то делает вид, что нормально к этому относится... Нет, по-моему, он понял, почему я пошла и в "Эйфорию", и к Ване в театр "Практика", где мы скоро выпустим спектакль "Июль" (хотя, казалось бы, это совсем в другую конюшню меня занесло). "Июль" он вообще сам прочитал и отпустил меня.

в: А вы всегда спрашиваете разрешения?

о: Сначала решаю для себя сама, а потом спрашиваю разрешения. Но я всегда надеюсь, что он поймет мои внутренние мотивации. Потому что я никогда не иду на работу по причинам популярности, славы, зарабатывания денег. Вот и уверена, что он меня поймет.

"В актрисы пошла, чтобы публично пострадать"

в: В вашей биографии значится, что вы поступали на режиссерский факультет. Почему?

о: Нет, немножко не так. Просто у нас все актеры набора Фоменко учились на режиссерском факультете. Но я была все-таки в актерской группе. Мы все вместе варились в одном соку - и будущие актеры, и режиссеры. И это очень правильно, потому что ты с самого первого курса сталкиваешься с режиссерскими заморочками и при приходе в театр они не становятся для тебя откровением.

в: Вы где-то признались, что случайно стали актрисой…

о: Правильней было бы сказать так: у меня случайно возникло желание стать актрисой. Но весь свой сознательный возраст я провела в твердой уверенности, что буду ею.

в: Ну и как - детские впечатления об актерской профессии и то, с чем вы столкнулись в реальности, это все совпало?

о: Сначала, конечно, у меня случился шок. Потому что я была книжной девочкой. И когда попала в институт, то сложилось полное ощущение, что вокруг меня - стадо орангутангов. Я-то ожидала, что все такие духовные, творческие... Так что в этом отношении мои представления об актерском мире не совпали с реальностью. Вообще. Ведь я ждала от этой профессии не славы, не цветов. Мне всегда нравилось не выступать, а публично пострадать. (Смеется.)

в: Страдаете до сих пор? А то раньше что ни интервью - то обязательно фраза, как вы вечно недовольны собой...

о: Знаете, я очень долго с этим боролось и в какой-то степени избавилась от этого самоедства. Хотя...

в: И в "Эйфории" тоже недовольны собой?

о: Где-то довольна, где-то нет. Но какие-то несколько секунд, которые мне удались, в этой картине есть.

"Про нашу свадьбу мы с Сережей Тарамаевым просто глупо пошутили"

в: Вы так старательно обходите личные темы. Но хоть на такой вопрос ответьте: помнится, когда вы выпускали "Одну абсолютно счастливую деревню", в какой-то передаче во всеуслышание заявили, что вместе с вашим партнером по спектаклю - Сергеем Тарамаевым - со дня на день пойдете под венец.

о: Это была очень глупая шутка. Просто мы с Сережей Тарамаевым такие люди, которые очень не любят масс-медиа. Но так уж повелось: как только два актера играют про любовь, и играют хорошо, про них сразу начинают говорить, что у них любовь и в реальной жизни. И мы решили просто подыграть. Когда нас пригласили в эфир программы "Доброе утро", мы сказали, что собираемся пожениться. Нам казалось это такой безобидной шуткой: я-то искренне считала, что эту передачу никто не смотрит. А оказалось, что ее смотрят ВСЕ! Поэтому сразу после эфира звонки с поздравлениями пошли один за другим.

в: Теперь-то вы знаете, что с прессой надо очень осторожно себя вести...

о: Да, теперь знаю. Этим летом мы были на "Кинотавре", и я увидела оборотную сторону нашей профессии: фото на пляже, бесконечные интервью. Мне кажется, это разрушает. Даже не в профессии (это-то понятно), но и чисто по-человечески. По крайней мере, лично меня.

в: Но ведь считается, что артист без некоей доли тщеславия - это как минимум странно...

о: А я и не говорю, что во мне нет тщеславия. Просто существует очень тонкая грань между тщеславием и честолюбием. Я сейчас скажу фразу, которую - обратите внимание! - нужно воспринимать прежде всего как шутку. Так вот: я не хочу быть популярной, потому что у меня более тщеславные мысли - я хочу остаться в вечности. В том смысле, что мне не хочется оставаться лишь на пляжных фотографиях, я хочу, чтобы люди пересматривали мои спектакли и плакали над ними.

Комментарии
Прямой эфир