Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Президент Национальной Ассоциации телерадиовещателей Эдуард Сагалаев: "Расставаться с иллюзиями - это одно из моих любимых занятий"

Сегодня 60-летний юбилей отмечает один из патриархов отечественного телевидения Эдуард Сагалаев, который некогда руководил программой "Взгляд", был директором компании "Останкино" и главой "ТВ-6", а сейчас является президентом Национальной ассоциации телерадиовещателей (НАТ). С Эдуардом Сагалаевым встретилась корреспондент "Известий".
0
60-летний юбилей отмечает один из патриархов отечественного телевидения Эдуард Сагалаев (фото Александр Корольков)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня 60-летний юбилей отмечает один из патриархов отечественного телевидения Эдуард Сагалаев, который некогда руководил программой "Взгляд", был директором компании "Останкино" и главой "ТВ-6", а сейчас является президентом Национальной ассоциации телерадиовещателей (НАТ). С Эдуардом Сагалаевым встретилась корреспондент "Известий" Анна Федина.

вопрос: Как вы собираетесь отмечать юбилей?

ответ: Без лишнего пафоса и шума. Когда мне исполнялось 50, то по всему городу висели растяжки с надписью "С праздником, Эдуард Михайлович!". В концертном зале "Россия" собралось около двух тысяч человек, а я лежал перед гостями на подаренной медвежьей шкуре. С тех пор прошло 10 лет, но, видимо, я тогда на всю жизнь наелся официальных торжеств.

в: Вам, наверняка, часто приходилось расставаться с идеалами.

о: Расставаться с иллюзиями — это одно из моих любимых занятий. Например, сначала я поддался искушению вместе со всеми повторить придуманное властью заклинание: "После августа-91 мы живем в эпоху демократии", но довольно быстро наступило отрезвление. Я понял, что название государственного строя нам навязывается теми, кому это выгодно, а суть дела по-прежнему определяется, как у Салтыкова-Щедрина: "Воруют".

в: Не жалеете, что когда-то ушли с должности генерального директора телецентра "Останкино"?

о: Как только я чувствую, что мне не нравится то, что я делаю, я это бросаю. Так я ушел с должности главного редактора программы "Время", потом генерального директора центра "Останкино" и, наконец, председателя ВГТРК. Что-что, а бросать я умею.

в: А как же властолюбие?

о: За то, что ты уходишь в сторону от власти, ты платишь несколькими часами депрессии и годами чувства огромного облегчения. Мне и сейчас иногда пытаются посочувствовать, что я не сижу в кресле руководителя какого-нибудь большого канала. Мне говорят: "Наверное, ты не угодил Путину". Не знаю, может быть, это и правда, но тогда надо сказать спасибо Владимиру Владимировичу за мою счастливую старость. Если бы он назначил меня главой какого-нибудь канала, я не съездил бы на Бали, в Гималаи или Ирландию, а сидел бы в кабинете и переживал, как воспримут наверху мое решение по освещению очередной новости. Хотя, конечно, у меня и сейчас сердце болит, когда я сталкиваюсь с драматическими событиями в информационном пространстве нашей страны. Например, во время захвата школы в Беслане, я очень тяжело переживал тот факт, что наши каналы не показали плакат, на котором было написано: "Нас 1500, а не 300". Такие плакаты держали в толпе, и можно было даже не говорить об этом, а просто, как бы невзначай, скользнуть по ним камерой. И это свидетельствует о колоссальной проблеме нашей журналистики — проблеме страха.

в: Перестраховаться хотят.

о: Но ведь существует такая вещь, как совесть, и она рано или поздно человека достает. Причем в самом неподходящем месте. Я знаю, что некоторые члены политбюро соборовались перед смертью. Они звали священника, каялись, и можно себе представить, какое это было жалкое зрелище.

в: Сейчас вы как зритель удовлетворены тем, что предлагает вам современное российское телевидение?

о: У нас есть безвкусица и пошлость, есть проблемы с информационно-политическим вещанием, но по динамике развития, по тому многообразию, которое предлагает наше телевидение, оно приближается к такому образцу, как Би-би-си. В чем-то мы лучше, в чем-то мы хуже. Не надо забывать, что телевидение — это часть массовой культуры. Легче всего было бы сказать: "А вот, когда я был молод, и была программа "Взгляд", и телекомпания "Вид"... Но я считаю, что самое интересное телевидение за всю мою жизнь — сейчас. Надо в нем только поменять местами дефицит правды и избыток пошлости.

в: Не станет ли телевидение скоро платным, вслед за образованием и медициной?

о: Такая опасность безусловно существует. И она отчасти связана с замечательным процессом перехода к цифровому телевидению. Этот переход в России начался недавно, но он обещает быть очень бурным и плодотворным. Правда, есть некоторое количество ловушек, которых мы с помощью НАТ хотели бы избежать. Вообще у нас есть сногсшибательная идея, чтобы государство подарило каждому гражданину России приставку, с помощью которой можно смотреть цифровое телевидение. С нашей точки зрения, это была бы не благотворительная акция, а хорошая инвестиция в досуг граждан и, конечно, технологии.

Комментарии
Прямой эфир