Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вставай, проклятьем заклейменный!

В далеком филиппинском Багио я был в 1978 году пресс-атташе делегации на матче за мировое первенство КарповКорчной. Изредка нам попадали газеты из СССР. Я тогда объявил, что, вернувшись в Москву, выскажу все претензии по поводу редакционного вмешательства в мои многочисленные репортажи для "Известий". Михаил Таль отреагировал сразу: "Когда такого еврея, как ты, назначают прапорщиком, он перестает отдавать честь генералам".
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В далеком филиппинском Багио я был в 1978 году пресс-атташе делегации на матче за мировое первенство Карпов—Корчной. Изредка нам попадали газеты из СССР. Я тогда объявил, что, вернувшись в Москву, выскажу все претензии по поводу редакционного вмешательства в мои многочисленные репортажи для "Известий". Михаил Таль отреагировал сразу: "Когда такого еврея, как ты, назначают прапорщиком, он перестает отдавать честь генералам".

Вернувшись в Москву, я свою угрозу выполнил. В отделе информации и спорта покрутили у виска пальцем и указали на потолок — мол, гляди выше. Я поднялся на шестой этаж, где сидел по-своему легендарный замглавного А.В. Гребнев. "А... Рошаль, неплохо заметки составляешь..." Ободренный комплиментом, я сказал, что в других изданиях Корчного уже называют по фамилии, а не только претендентом и соперником Карпова. "ТАСС, говоришь, "Правда"? Значит, у них по два партбилета, а у меня только один. И вообще не все надо писать в газете". Тем же вечером на публичном выступлении я рассказал о многом, чего не было в газетах. Утром моя свежая заметка была отправлена в корзину, и роман с "Известиями" на время прервался.

В "Известиях", например, не писалось, почему Корчной на торжественном открытии матча в присутствии президента Филиппин Маркоса опустился в кресло при исполнении гимна Советского Союза. (В честь претендента, не имевшего на тот момент никакого гражданства, играли отрывок из симфонии Бетховена.) Так вот, пластинка с гимном у нас разбилась, а оркестранты все перепутали и сыграли "Интернационал". Корчной к тому времени уже был исключен из КПСС и вполне мог сидеть при исполнении сугубо партийного гимна. И даже хихикнул, когда я, распираемый собственной хохмой, довольно громко призвал его: "Вставай, проклятьем заклейменный!" К слову, наше когдатошнее приятельство, естественно, стало лютым. Но вот теперь уже ни мира, ни войны, и Виктор Львович недавно подписал мне свою книжку: "Моему друговрагу".

А с Мишей Талем мы всегда были только друзьями. Хотя однажды я на него — теперь признаюсь — "настучал". Во время долгих тайм-аутов в том же Багио организаторы матча занимали гостей весьма изобретательно. Выиграв блицтурнир среди журналистов, я даже получил призовые доллары. Блицтурнир назывался "пинт а поинт" — каждый выигравший очередную партию обязан был выпить бокал пива или стопку водки. Прослышав обо всем этом, на следующий раз подтянулись шахматные профессионалы во главе с Талем. Перед встречей с ним в группе лидеров созрел у меня коварный план. Личное и общественное слились во мне воедино — к тому же было жалко Таля, который после выпитого играл еще сильнее, но потом чувствовал себя хуже. В перерыве, мучаясь совестью, я позвонил Карпову: твой секундант нарушает спортивный режим и не сможет хорошо помогать. Он тут же прислал руководителя нашей делегации полковника Батуринского, и Таль впервые в жизни был дисквалифицирован судьей блицтурнира за отказ от выпивки.

Шахматному обозревателю "Известий" с 35-летним стажем, основателю и бессменному руководителю популярного журнала "64" Александру Борисовичу Рошалю - 70 лет. Соответствует опыту, глубине знания предмета, мудрости. Но явно противоречит азарту молодости, искрометности ума, свежести таланта. Поздравляя юбиляра, желаем ему сохранить эти качества на долгие годы, в том числе и на страницах "Известий".

Коллеги-известинцы

E-mail: istclub@izvestia.ru Станиславу Сергееву

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир