Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Кто летом читает - тот "Молоток"?

Учителя вооружают школьников списками литературы, которую надо проглотить за каникулы. А что они читают на самом деле? Прокуратура Москвы озаботилась этим вопросом - и теперь грозится закрыть популярный у подростков журнал. В ходе прокурорской проверки изучали и молодежные журналы Cool и Cool Girl, но в них криминала, как видно, не нашли. А в "Молотке" нашли. Зампрокурора Москвы уже подписал постановление о возбуждении уголовного дела.
0
С декабря 2005 года решениями районных судов в Москве и Санкт-Петербурге признана незаконной деятельность 8 изданий (фото Сергей Краснов)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Учителя вооружают школьников списками литературы, которую надо проглотить за каникулы. А что они читают на самом деле? Прокуратура Москвы озаботилась этим вопросом - и теперь грозится закрыть популярный у подростков журнал
"Молоток"
подозревается в распространении порнографии. В ходе прокурорской проверки изучали и молодежные журналы Cool и Cool Girl, но в них криминала, как видно, не нашли. А в "Молотке" нашли. Зампрокурора Москвы уже подписал постановление о возбуждении уголовного дела.

Отчаянные неприличности нашли в двух публикациях. Во-первых, авторы "Молотка" зачем-то вспомнили классический порнофильм "Глубокая глотка" и рассказали про него своим читателям. Во-вторых, поведали еще и о сиквеле фильма "Юлия", который собирается снять депутат Госдумы Алексей Митрофанов.

Конечно, и про "Глубокую глотку", и про "Юлию" писали неоднократно и всюду. Но в случае с "Молотком", понятно, волнует аудитория, которой он адресован... Мы изучили парочку номеров — в поисках этого духа порока. Крамолы не нашли, но убедились, что язык и стиль изложения в сравнении с интернетом (из которого не вылезают те же подростки) еще и невинный, в печатном виде может многих покоробить...

Несколько характерных цитат из "Молотка"

1. В рубрике "Почтовый ящер" читательница делится проблемой:

"Я безумно влюблена в группу "Фактор-2"! Причем не по отдельности, а сразу в обоих!!! У меня буквально начинается истерика, как только я слышу их по радио или вижу по телику!
ANETTA, 14 лет".

Редакция отвечает:

"Anetta, что значит "ничего не могу с собой поделать"? Если ты не хочешь, чтобы предки отвели тебя к врачу, который лечит истерики, держи себя в руках... Купи диск и крути до посинения — если не надоест :), то истерики прекратятся сто пудов".

2. Из колонки главного редактора Феди Молотка (на самом деле это 30-летний Федор Павлов-Андреевич. Сын писательницы Людмилы Петрушевской, к слову):

"Если ты захочешь найти десять отличий меня от тебя, то, конечно, долго париться не придется... И Новый год, и дэ рэ, и даже Хеллоуин больше не вскрывают мне колпак. Мне от них весело, но спокойно".

3. Статью "Йога vs. ПМС", где девочкам объясняют, как бороться с предменструальным синдромом, комментирует Солнце, участница реалити-шоу "Дом-2":

"Мне помогает много жрать :). Особенно чего-нибудь сладкое. Вообще на проекте нам в этом смысле живется весело — у всех наших девчонок ПМС приходит одновременно. Можем посрываться друг на друга, а потом попросить прощения — и все всё поймут, потому что у нас уважительная причина".

4. Мини-интервью с Сергеем Шнуровым:

"Пили всю ночь — водку, пиво, потом опять водку, потом портвейн — канистрами! Под утро почувствовал, что еще чуть-чуть — и я просто помру. А этот человек совершенно невозмутимо сказал: "Что-то не рассчитали мы... мало взяли". И ушел за добавкой".

5. Анекдот:

"Борис Моисеев, заходя в казино, первым делом чисто ассоциативно ставит на зеро".

Несколько характерных заголовков "Молотка"

"Tokio Hotel: последние девственники шоу-биза!"
"Джоли рвецца в бой!"
"По чесноку!"
"X-Britney"

Зачем нашим подросткам такое чтиво?

Мнение корреспондента "Недели" Дениса Кириллова "против"

Я бы не хотел, чтобы мой сын читал "Молоток". Это, конечно, не тот случай, когда школьников учат чему-то доброму-вечному или хотя бы полезному. В журнале — сплошной "Дом-2": Солнце и Сэм говорят про сексуальные игры и новые позы, которые нужно придумывать, чтобы секс партнерам не надоел. О том, что детям нужно вовремя и правильно рассказывать об отношениях между мужчиной и женщиной, говорится много. И о том, что это требует деликатности, которой нечего ждать, скажем, от героев реалити-шоу?

Тема секса здесь — просто идефикс. Раздел "Клубника" в журнале даже вела девушка с псевдонимом Эя Кулятова. Прикол ниже пояса — как раз для 14-летних.

Регулярно юных читателей знакомят с паранормальными способностями знаменитостей. Вот, например, Шнур, который умеет выпивать по три литра водки в день. Есть на кого равняться детям.

Лексика — сплошной бульон из "тусы", "аццкого отжига", "киндеров", "суперофигенного подгона". Пусть я покажусь занудой, но предпочел бы, чтобы с моими детьми говорили на правильном русском языке. Такие заигрывания взрослых "своих парней" лишь прикрывают пустоту содержания — бессмысленно искать в этом попытку говорить о чем-то важном на понятном подростку языке...

Мнение того же Дениса Кириллова "за"

Никакой драмы в том, что мой сын откроет этот журнал, я не вижу. Мне журнал не интересен. Но я-то уже знаю почему. И знаю, какое чтение стоит этому предпочесть. Под разговорами о "чем-то важном", разумном и вечном, как правило, скрывается одно — зуд от тоски по нравоучениям и прочее занудство. А это тупик в отношениях с ребенком.

Герои всевозможных ток-шоу занимают половину эфирного времени большей части телеканалов. Сексуальные отношения обмусоливаются всюду — интернет зашкаливает, депутаты снимают порно. Шнур матерится со сцены — и уши подростку не заткнешь. В окружающей среде произошли серьезные сдвиги, и не замечать их — лицемерно. Дети замечают. Можно спорить о том, насколько удачна конкретно эта попытка говорить с подростками о том, что им реально интересно, и на том языке, на котором они реально говорят (или слышат — пусть не дома, но на улице, на переменке, в метро, в кино). Но забывать лишь из какой-то своей брезгливости, что добрая половина школьниц ко дню выпуска расстается с девственностью, что теперь в моде не браки, а сожительства, — странно.

Это социальные процессы, социальные проблемы, не решаемые страусиным методом: "не знаем как, но так нельзя". Главный редактор "Молотка" Федор Павлов-Андреевич, между прочим, тоже вполне воспитанный человек. Я вот наткнулся  в его "Молотке" не только на приключения Бритни и Мая Абрикосова, а еще и на вполне заумное для таких журналов интервью с Лени Рифеншталь. И в десяти строках — клиентам внятно объяснили роль дамы в истории кино...

Дело, мне кажется, не в том, что на страницах "Молотка" Солнце с Маем ведут беседы об отношениях. Уровень пошлости не журналом задан, а реальной окружающей жизнью. Запретить — ума не надо. А вот умудриться, не закрывая глаз на действительную повсеместную пошлость, вывести детей на понимание того, что есть что, что действительно чего стоит (и что стоит читать — в том числе), чтобы они сами сумели выстроить в своих головах верную шкалу ценностей, — вот это задачка. Увы, ни прокуратуры, ни школы пока не знают толком ее решения.

Социолог Вера Чудинова:
"10 лет назад в Европе подростки тоже не любили читать"

Мы находимся в точке "перелома — кризиса чтения", который 10—15 лет назад прошли страны Запада. Впрочем, это не столько кризис, сколько смена модели детского чтения, — считает Вера Чудинова, завотделом социологических исследований Российской государственной детской библиотеки.

Сегодня многие дети и подростки считают, что читать "не модно". Отношение к чтению стало более прагматичным, функциональным: задали прочитать, надо подготовиться к докладу, нужна данная информация. С другой стороны, на досуге хочется почитать что-то легкое, развлекательное. Детское чтение меняется, и значительно: читают меньше, читают реже, читают иначе.

Страны Запада уже прошли этот процесс. Сегодня у нас в крупных городах дети и подростки читают примерно столько же и так же, как в Дании в середине 1990-х. На первом месте у подростков — компьютерные игры, теле- и видеопросмотры, радио, интернет. И только потом чтение книг и журналов. Девочки читают больше и чаще, чем мальчики, и больше читают художественную литературу.

Но вместе с тем в России есть своя специфика. Самый главный вопрос последних лет, это — не сколько они читают, но как и что читают дети и подростки.

Представьте себе такую картину: в Москве течет огромная книжная река, другая река, поменьше, в Санкт-Петербурге, а дальше эти реки текут в провинцию, и чем дальше от столицы, тем они мельче. А там книжные магазины закрыты, многие библиотеки редко получают новые книги (зачастую детские библиотеки сливаются с другими, перепрофилируются или просто закрываются), журналы в немногочисленных киосках, если вообще продаются для детей и подростков, то только самые примитивные. Если рядом есть библиотека, то только там дети и подростки могут прочитать лучшие и интересные книги и журналы, и именно в библиотеки ходит от 70 до 95% сельских детей.

Книги, которые продают в поселках и малых городах, это издающиеся массовыми тиражами ужастики Стайна, разные детективы (особенно книги Донцовой). В целом же новых и "качественных" книг для подростков сегодня издается немного. В отсутствие лучшей литературы примитивная, малохудожественная детская и взрослая литература все чаще входит в репертуар чтения детей и подростков.

Посмотрите, например, какие книги и журналы наиболее часто читали в последние годы девочки-подростки: "Cool Girl", "Oops", "Лиза", "Маруся", тот же "Молоток", разные гламурные издания для женщин. И у многих любимыми книгами стали книги Ф. Паскаль "Школа в ласковой долине" — крайне примитивные истории о жизни девочек-подростков в США, вариант сентиментальной дамской литературы для юных. А книги сестер Воробей, не к ночи будь помянуты?

Одна из причин снижения "качества чтения" в том, что в 1990-е годы государство практически устранилось от процесса поддержки детской литературы и детских писателей. В Германии книг социально-критических, готовящих подростков и юношество к современной жизни, издается на порядок больше. В Швеции, где и так с чтением благополучно, на рубеже веков была принята национальная программа поддержки детского чтения, и в эту область были вложены большие средства. В Норвегии и во многих других странах созданы госмеханизмы, поддерживающие написание, издание и распространение лучшей детской литературы.  

Есть и другие проблемы: в школах нужны "учителя чтения", которые внедряли бы новые методики обучения разным стратегиям чтения и методам работы с текстом. Нужны создание и поддержка развитой "книжной среды" (прежде всего детских и школьных библиотек). Нужна такая система распространения и организации чтения, чтобы любая вышедшая книга стала доступной ребенку (в печатной или электронной форме). Мировой опыт показывает: все эти проблемы можно решать. Было бы желание...

В ожидании Гарри

Как найти общий язык с 9-летним сыном и 15-летней дочкой

— Что читают твои друзья? — спросила я девятилетнего сына, который месяц томящегося в безрадостном ожидании седьмого "Гарри Поттера".

— Смотря кто, — ответил он. — Саша — "Мастера и Маргариту".

— Ну и как ему?

— Нравится.

— А ты не хочешь почитать?

— Я — нет. Я фильм видел — дурацкий.

Когда я сказала, что фильм, конечно, дурацкий, но книжка — великая, сын не поверил. Все впереди. А Саша, я знаю, почему читает, — он и фильм потребовал купить на DVD, и раз пять его посмотрел. Все больше сцену бала, где Маргарита голая. Я Сашу понимаю. А мальчик мой, не расставаясь ни на минуту с мечтой о Гарри, только что проглотил на моих глазах "Тиля Уленшпигеля" (в отличном, кстати, пересказе для детей Заболоцкого), а теперь читает перед сном заданный по программе роман "Дорога уходит вдаль". Чудная, между прочим, книжка. Когда я была маленькой, мне ее не задавали, а зря. Зато я помню, чем кончался мой букварь, — текстом на страничку о ледоколе "Ленин".

Знает ли сын, кто такой Ленин? Смутно. Гуляя с ним и его кузеном недавно по главной улице Коктебеля, сохранившей старорежимное название "Улица Ленина", я спросила деток, кто такой этот Ленин. Один ответил вопросом: "Композитор?" А второй, поняв, что брат не угадал, уверенно произнес: "Писатель".

Я не спорила. Рано или поздно они дорастут до того возраста, в котором смогут оценить и назвать истинную профессию Ильича. А пока пусть ждут Гарри и радуются — так же, как радуются ему их родители и старшие браться и сестры.

— А что читают твои друзья? — спросила я свою старшую дочь.

— Теперь все читают Чака Паланика.

— ???

— Ты что, не читала? Такие оранжевые книжки, в серии "Альтернатива".

Если оранжевые, тогда конечно. Но пусть читает — и Паланика, и Уэлша, и кого угодно еще. В свои 15 лет моя неотличница уверена, что поняла "Доктора Живаго". И давно пришла в восторг от "Над пропастью во ржи". Она совсем не оценила "Двух капитанов", лучше  которых, по-моему, книжки нет, зато легко одолела вслед за кем-то из друзей "Мастера и Маргариту". А также подписалась на журнал "Афиша". И с нескрываемым интересом рассматривала комикс "Приключения Скуби Ду", который читал, закрыв свою умную книжку, младший брат. "Здесь бродит призрак Патрисии Миллисент", — прочла я поверх их голов текст, вылетевший на первой же странице из уст какой-то рыжеволосой фурии. "Надо бы выяснить, кто эта Патрисия", — подумала я. Пока нет Гарри.

Ирина Мак

Что советуют читать детям в Англии?

Несколько крупнейших британских литераторов по предложению газеты The Telegraph составили списки книг, обязательных к прочтению детьми.

Джоан Роулинг, автор "Гарри Поттера", советует детям прочитать 10 книг:
"Скотный двор" Джорджа Оруэлла,
"Гамлет" Уильяма Шекспира,
"Робинзон Крузо" Даниеля Дефо,
"Над пропастью во ржи" Джерома Сэлинджера,
"Дэвид Копперфилд" Чарльза Диккенса,
"Грозовой перевал" Эмилии Бронте,
"Убить пересмешника" Харпер Ли,
"Уловка-22" Джозефа Хеллера,
"Чарли и шоколадная фабрика" Роальда Даля,
"Сказка о мышках-шалунишках" Беатрикс Поттер.

Самый неожиданный литературный совет детям дал Бен Окри, нигерийский писатель и лауреат Букеровской премии:

"Читайте те книги, которые ненавидят ваши родители; книги, которые вам не положено читать; читайте мир — самую таинственную книгу из всех".

Какие детские книги покупают этим летом?

Топ-десятка детских книг июня по данным книжного  магазина "Москва" на Тверской:

1. Дмитрий Емец. "Таня Гроттер и перстень с жемчужиной"
2. Том Тит "Научные забавы: интересные опыты, самоделки, развлечения"
3. Сэм Макбратни. "Знаешь, как я тебя люблю?"
4. Клайв Стейплз Льюис "Хроники Нарнии"
5. Андрей Жвалевский. "Здесь вам не причинят никакого вреда".
6. Ян Ларри "Необыкновенные приключения Карика и Вали".
7. Ирина Тюхтяева, Леонид Тюхтяев "Зоки и Бада. Повесть-сказка".
8. Раиса Кирсанова "Ленты, кружева, ботинки".
9. Эно Рауд "Муфта, Полботинка и Моховая Борода".
10. "От улыбки станет всем светлей". Любимые песни. (Пианино, Учись, играя. Лабиринт).

Комментарий PR-менеджера магазина "Москва" Натальи Чупровой:

"Продажа детских книг в среднем в месяц составляет 5,5% (данные за январь — июнь 2006 г.) от общей продажи магазина.

В детской литературе нет очевидных хитов. "Гарри Поттер" — единственная книга, которая расходилась тысячами экземпляров. Остальные раскупаются в лучшем случае по 200—300 штук.

Нет и детского писателя-кумира. Родители покупают то, что читали им самим: Носова, Чуковского, Барто.

Популярность книг очень зависит от успешности киноэкранизаций. "Хроники Нарнии" стали расхватывать после выхода фильма. Как и "Властелина колец", конечно. Все поменялось местами: сначала экранизация, потом — книга..."

Комментарии
Прямой эфир