Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Аксенов проиграл

0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лауреатом премии "Букер - Открытая Россия" стал Денис Гуцко за роман "Без пути-следа". Такого финала не ожидал никто, и, наверное, в первую очередь председатель жюри этого года писатель <A style="COLOR: blue" href="http://iz.ru/person/article788975&quot; target="_blank">Василий Аксенов</A>.<BR><BR>Напомню, что жюри этого года (Василий Аксенов (председатель), Николай Кононов, Алла Марченко, Евгений Ермолин, Владимир Спиваков) включило в список финалистов семь произведений шести писателей: "Без пути-следа" Дениса Гуцко, "Романчик" Бориса Евсеева, "Холст" Олега Ермакова , "Преступница" Елены Чижовой, "Золотое дно" и "Минус Лавриков" Романа Солнцева и "Каблуков" Анатолия Наймана. Уже объявление шорт-листа вызвало целый ряд недоумений. Дело не только в том, что в шорт-лист попали не лучшие произведения прошлого года. В конце концов, члены жюри имеют полное право отстаивать свои пристрастия, идущие наперекор общественному мнению. Дело в том, что в этом списке явно выделялся один претендент - Анатолий Найман. Более того, председатель жюри, кажется, и не скрывал своих предпочтений и крайней заинтересованности в победе Анатолия Наймана. <BR><BR>Говорили о том, что <A style="COLOR: blue" href="http://iz.ru/culture/article2830601&quot; target="_blank">конкурентов у Наймана нет</A>, что Василий Аксенов "играет на понижение". И откровенность этой "игры" явно противоречила "премиальному протоколу". Действительно, какой смысл делать из присуждения премии тайну за семью печатями, которая открывается лишь в завершении букеровского обеда, то есть на церемонии объявления лауреата, если имя победителя известно заранее? <BR><BR>В результате оказалось, что Аксенов по существу навязывал другим членам жюри даже не свою "концепцию романа", не свое видение "высокой художественности", а своего лауреата. Получалось, что кроме Наймана - нет литературы. Романа, по крайней мере. И тогда случился бунт на букеровском корабле. Жюри при выборе победителя разрушило все то, что само создавало, определяя финалистов. Против Аксенова (именно так, даже не против Наймана) проголосовали все члены жюри. Аксенов проиграл. Дважды выиграть Букер (один раз в качестве номинанта, другой - в качестве председателя жюри) ему не удалось.<BR><BR>И литература здесь уже ни при чем. Это уже литературная политика, борьба самолюбий и интересов. Кстати говоря, и фигура самого лауреата - Дениса Гуцко - тоже может служить поводом для недоумений. Ведь сказала же Алла Марченко о романе "Без пути-следа": "Роман хороший, только неотредактированный".<BR><BR><STRONG>Писатель Василий Аксенов: "Против меня был сплоченный коллектив"<BR></STRONG><BR>После вручения награды с председателем букеровского жюри Василием Аксеновым побеседовала корреспондент "Известий" <B>Наталья Кочеткова.<BR><BR></B>Счет был 4:1 против меня. Я сказал, что не буду объявлять лауреата. Жюри переполошилось. Надо сказать, что обсуждение было безобразным, с таким ожесточением, злобой я раньше не сталкивался. Причем еще на стадии обсуждения лонг-листа были столкновения с рукоприкладством. <I>(Смеется.)</I> Потом вдруг началась тишь да гладь, но оказалось, что за ней что-то стоит.<BR><BR>Я сказал, что есть два варианта: либо я представляю Дениса Гуцко и говорю, что мне его роман не нравится, либо кто-то из вас меня заменит. И другого не будет. Потому что этот роман мне кажется намного ниже, чем тот, на который я ставил, - "Каблуков" Анатолия Наймана. В конце концов решили, что Гуцко представит Евгений Ермолин, который на шорт-листе был за "Каблукова". Кстати, и Владимир Спиваков был за "Каблукова". А тут он оставил запечатанный конверт, мы его открыли - и там оказался Гуцко. (<I>Смеется.</I>) Не знаю, может быть, Спиваков его раньше не читал, а потом ахнул от его художественности. <BR><BR>Таким образом, этот сплоченный коллектив остался без председателя. Ермолин объявил лауреата. Они хотели, чтобы я рядом стоял на сцене, но я отказался. <BR><BR>Потом все пошли на пресс-конференцию, где я сказал, почему мне не нравится роман Гуцко. Причем не то чтобы совсем не нравится. Когда я читал, то первая треть романа меня увлекла. Герой вспоминает, как вышел из армии, дембель, Афган. Я ждал, как дальше будет развиваться, и вдруг он начал как-то угасать, увядать и к концу превратился в какое-то мутное варево. В общем, it&#39;s not my cup of tea.<BR><BR>Если бы счет был хотя бы 3:2, то я не пошел бы на такие резкие действия, но когда 4:1 - это значит, что против меня сплоченный коллектив, против всей моей концепции романа. Я очень подробно говорил, чем мне нравится "Каблуков", а им хоть бы что.<BR><BR><STRONG>Лауреат Букер-2005, писатель Денис Гуцко: "А иначе зачем я покупал костюм и шелковый галстук?"<BR></STRONG><BR>После вручения букеровской премии с лауреатом - Денисом Гуцко побеседовала корреспондент "Известий"<B> Наталья Кочеткова.<BR><BR>известия:</B> Это ваша первая крупная награда. Она для вас что-то меняет?<BR><BR><B>Денис Гуцко:</B> Она очень сильно и хорошо меняет мир вокруг меня. У меня теперь есть крупная сумма денег и шанс. Самый большой шанс, который у меня был в жизни. Только и всего. Но это так много, что делается страшно. Я получил Букера - я стою голый на виду миллионов людей. Они чего-то ждут, я чего-то собираюсь им сказать. И соврать уже невозможно. Теперь - или пан или пропал.<BR><BR><B>известия:</B> Как можете прокомментировать позицию Василия Аксенова?<BR><BR><B>Гуцко:</B> Да спросите у него - как он прокомментирует свое поведение. Возможно, Василий Аксенов прокомментирует как-то очень основательно, и все поймут, что так и нужно себя вести, когда вышло не по-твоему, когда против тебя - тебе не равные, а приз увозит провинциальный выскочка. В принципе, нормальная человеческая реакция. Но "нормальной человеческой реакции" мне хватает на ростовских улицах. А на таких вот московских действах каждый очередной провинциальный выскочка ждет чего-то иного. А иначе зачем скрипки и три смены столовых приборов? Зачем я покупал специальный костюм и шелковый галстук?<BR><BR><B>известия:</B> Ваш роман затрагивает актуальную тему поиска национальной идентичности. Это автобиографический момент?<BR><BR><B>Гуцко:</B> Да.<BR><BR><B>известия:</B> Сейчас все заняты выработкой национальной идеи. Как вы думаете, что могло бы ею стать?<BR><BR><B>Гуцко:</B> Не знаю. Я вообще не тот писатель, который разрабатывает национальные идеи. (Вот если бы их шлепали, как детективы, - по одной в месяц!). Я не подсказываю ответы на те вопросы, которые задаю читателю. Пусть сам. Моя проза - полуфабрикат. Окончательно приготовлена она должна быть в голове читающего. Какое блюдо при этом получается - не знаю. Но я стараюсь, чтобы было искренне и вкусно. Получается ли при этом умно, меня не очень занимает. Нужно ли пичкать людей национальными идеями - не уверен. Кажется, людей в последнее время от этого пучит. Идеи все получаются какие-то кровоточивые. От самодержавия, православия и народности до "бей жидов, спасай Россию". От "пролетарии всех стран" до врагов народа. От профицита бюджета до идущих куда-то вместе и очаровательного закона о гражданстве. Разве нельзя просто спокойно пожить пару веков, а потом сесть и описать национальную идею де-факто?.. Не подгонять народ под ту национальную идею, которую только что соорудил или которая тебе очень сильно нравится? Но вообще-то я проголосовал бы за ту национальную идею, в которой значилось бы что-нибудь вроде "плодитесь и размножайтесь". Во-первых, два синонима, поставленные кряду, всегда обладают чем-то непререкаемым, во-вторых, при такой национальной идее некогда будет их сочинять.

Комментарии
Прямой эфир