Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Что там, за "левым поворотом" Ходорковского?

"Уже будучи гражданским специалистом Центра военно-стратегических исследований Генерального штаба, - рассказывает Квачков, - я представлял свои обоснования необходимости объединения существующих соединений и частей специального назначения, разбросанных по военным округам, в единую организационно-штатную структуру". Сейчас понятно: если бы идея прошла, то "единая организационно-штатная структура" при слабости демократических институтов в России стала бы пламенным мотором того "военного переворота", на который уповает радикальная оппозиция, и по которому так истомилось горячее сердце Александра Проханова
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
За "левым поворотом" открылась даль светлая, нарисованная другим узником "Матросской Тишины" - полковником-подрывником Квачковым. Она изображена в интервью газете "Завтра", растиражированном радиостанцией "Эхо Москвы". "Даль" эта отчетливо национал-социалистическая с элементами фашистской диктатуры. <?xml:namespace prefix = o />

Вот исходная позиция: "Все эти ельцины, чубайсы, кохи, абрамовичи, фридманы, уринсоны и им подобные забрали у нас наши национальные богатства, поставили русский и другие коренные народы на грань исчезновения, а Россию - на грань расчленения". Из этого следует, что инородческую власть надобно свергнуть. Поскольку сделать это сугубо мирным образом нельзя, следует прибегнуть к вооруженному восстанию. Мысль о юридической стороне дела никого не должна беспокоить: "уничтожение оккупантов и их пособников есть не преступление, а долг и обязанность каждого защитника Отечества, верного воинской присяге".      

Неудавшееся убийство Чубайса - это всего лишь начало "национально-освободительной войны русского народа. Освобождение Кубы тоже начиналось с неудачной попытки штурма казарм Монкада горсткой храбрецов во главе с Фиделем Кастро".

У каждого будущего фюрера должна быть своя "Майн кампф". Если она лежала в ранце ефрейтора, то в планшете полковника ей сам бог велел оказаться. Вот ее и вытащил на свет Александр Проханов, который до этого был верным оруженосцем генерала-антисемита Альберта Макашова.

Полковник изъясняется не менее патетически, чем это делал ефрейтор в своей "кампф": "Настоящий голос армии - это лязг гусениц танков, БМП и БМД, вой двигателей самолетов и вертолетов, БТРов и других боевых машин. Это голоса команд командиров взводов, рот, эскадрилий, батальонов и полков. И первая команда: "К оружию!" Эту команду может дать только единая совесть и воля армии и народа. Вместе молчим, вместе будем и подниматься с колен".

Но предположим, с "уринсонами, абрамовичами и фридманами" покончено - одних повесили, других сожгли, третьим, наиболее "полезным евреям", сохранили жизнь - а что дальше?

Только национализация, никакой амнистии капиталов - разве что амнистия преступников, то есть тех, кто этими капиталами завладел. От тех же, кто за эти 15 лет хорошо себя зарекомендовал на ниве предпринимательства (в том числе и евреев), Квачкову нужны не деньги, а их энергия, интеллект и способности. То есть речь уже идет о национализации - с последующим обобществлением мозгов, чести и совести многомиллионных "я". Превратим, стало быть, Россию в единый и неделимый колхоз. Это называется фашизм до мозга костей. И долой выборы, которые по природе являются уделом "отдрессированного телевизионного стада", что в Штатах, что в России. А "бойкот этого политического балагана - единственно верная позиция всех национально-патриотических сил. У нас своя свадьба впереди".

У них будет своя "свадьба". Как у Гитлера была - своя. А у Сталина - своя.

Рассудительные люди говорят: "Все бред, нездоровая фантазия больного человека". Те, кто попроницательнее и собаку съел на конспирологии, заверяют: Квачков - это проект Кремля. Он нужен для фона, чтобы президент выглядел хорошо, чтобы расколоть нынешнюю неидеологическую оппозицию. С их точки зрения, есть опасность, что либеральная общественность, начитавшись и наслушавшись отставного полковника, тут же и отшатнется от национал-патриотов.

Нет, не отшатнулась. Напротив, с пониманием отнеслась к "огненным скрижалям" профессионального подрывника. Нет, конечно, оставив за собой право не соглашаться с некоторыми крайностями вероучения. Ее тонкий слух не могла не покоробить риторика про "мировую закулису", про "инородцев", про тотальную национализацию. Но это, как кажется, например, Леониду Радзиховскому, лечится. Надо только не нервничать, не бояться человека с тротилом, не раздражаться, а спокойно все объяснить ему, полковнику, человеку стерильному в мировоззренческом отношении. Что вот это не так, а вот это не эдак. Что в нынешнем правительстве есть и русские, что в год умирает не 2 миллиона русских, а 700 000. (Тут бы я на месте Радзиховского утешил Квачкова соображением, что в числе последних наверняка не меньше трети этнически нерусских граждан.)  

Другой публицист из "Ежедневного журнала" Александр Гольц занялся отделением зерен от плевел. И с его точки зрения, все, что наговорил господин Квачков, - безумие, в котором он, однако, нашел резоны и под которыми как здравомыслящий человек готов подписаться.              

Во-первых, ненависть к евреям и олигархам окупается ненавистью к Путину. И полку радикальной оппозиции, куда уже давно зачислен и Басаев, стало быть, прибыло. Во-вторых, голос Квачкова - это голос элитных частей армии, честных и истинных патриотов (ничего, что они помешаны на ксенофобии), и потому его призыв к восстанию, к военному перевороту может увенчаться восстанием и военным переворотом. В-третьих, господину Гольцу очень понравилась та военная реформа, которую в свое время предлагал Квачков. Суть ее в обособлении войск специального назначения.

"Уже будучи гражданским специалистом Центра военно-стратегических исследований Генерального штаба, - рассказывает Квачков, - я представлял свои обоснования необходимости объединения существующих соединений и частей специального назначения, разбросанных по военным округам, в единую организационно-штатную структуру". Сейчас понятно: если бы идея прошла, то "единая организационно-штатная структура" при слабости демократических институтов в России стала бы пламенным мотором того "военного переворота", на который уповает радикальная оппозиция, и по которому так истомилось горячее сердце Александра Проханова.

С сердцем этого инженера человеческих душ все понятно, а что же происходит с сердцами "оранжевых" либералов, опасающихся рассориться с красно-коричневыми штурмовиками?      

Напоминание о первой неудаче Кастро, связанной с попыткой штурма казарм Монкада, сегодня вдохновляет полковника и его поклонников. Но есть еще более вдохновляющий пример неудачи: пивной путч ефрейтора, после которого тот тоже оказался за решеткой.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир