Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Отбой. В Беслане все неплохо получилось"

Верховный суд Ингушетии в ближайшее время начнет рассмотрение дела боевиков, которые входили в так называемую "резервную" группу бесланского теракта. На скамье подсудимых четыре жителя Ачхой-Мартановского района Чечни - Резван Хаджаев, Казбек Завлиев, Мартан Хамурзиев и Шамиль Хадисов. По данным следствия, они в числе группы из 11 человек в случае неудачи захвата школы в Беслане должны были захватить школу в станице Нестеровская в Ингушетии. В самой станице Нестеровская известие о том, что их школу могли захватить, вызвало настоящий шок
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл


О том, что боевики планировали в случае неудачи захвата школы в Беслане захватить образовательное учреждение в другом населенном пункте, стало известно весной этого года после ликвидации арабского террориста Абу-Дзейта (настоящее имя Тауфик-аль-Джедани). Его убили в ходе спецоперации в Ингушетии, в бункере следователи обнаружили личные дневники террориста, оружие и видеоархив. Именно видеоархив помог следователям выйти на "резервную группу" - на одной из видеокассет был запечатлен инструктаж, который проходили боевики перед отправкой на задание.

Следствием установлено, что резервная группа состояла из 11 человек, - рассказал "Известиям" замгенпрокурора по Южному федеральному округу Николай Шепель, - ее задачей был захват в качестве заложников учеников школы № 2 станицы Нестеровская Сунженского района Ингушетии. Все участники группы были отобраны Абу-Дзейтом. Он лично инструктировал лидеров бандгрупп, готовивших нападения в Беслане и Нестеровской. Резервную группу возглавлял житель Ачхой-Мартановского района Чечни Асланбек Хатуев. Группа находилась в лесном массиве неподалеку от Нестеровской. Около 10 часов 1 сентября у Хатуева зазвонил мобильный телефон: "Отбой. В Беслане все неплохо получилось". Боевикам была отдана команда с наступлением темноты покинуть позиции.

Следствию до сих пор не удалось установить личности всех участников резервной группы. Однако четверо из них - Резван Хаджаев, Казбек Завлиев, Мартан Хамурзиев и Шамиль Хадисов были задержаны весной этого года. Примечательно, что их арестовали и даже осудили совсем по другому обвинению.

- Боевики были задержаны сотрудниками ОВД Серноводского района Ингушетии в начале 2005 года, - рассказал "Известиям" руководитель пресс-службы МВД Чечни Руслан Ацаев. - В милицию поступила оперативная информация о том, что на военную комендатуру, отдел внутренних дел и здание прокуратуры готовится нападение. Группу удалось блокировать, в перестрелке один из бандитов был уничтожен, четверо задержаны. 10 апреля боевики были осуждены судом Ачхой-Мартановского района к трем годам лишения свободы, переведены в СИЗО Грозного и готовились к этапу. Однако их личностями заинтересовались сотрудники УФСБ по Ингушетии. В ходе повторных допросов боевики признались, что готовились к нападению на школу в станице Нестеровская в Ингушетии.

В самой станице Нестеровская известие о том, что школу могли захватить так же, как бесланскую, стало неожиданным.

- О предполагаемом захвате второй школы мы узнали из новостей, - рассказала "Известиям" начальник управления образования Сунженского района Роза Евлоева. - Все педагоги и родители учеников были в шоке. Преподаватели рассказывали, что какие-то следователи работали на территории школ, а в районе второй школы работала даже группа из Москвы. Но мы думали, что это просто после Беслана учебные заведения проверяют. А оказалось, что нас тоже захватить хотели. В Нестеровской три школы - все довольно большие. В первой школе более шестисот учеников, в третьей - 704 ребенка. Самая многочисленная - вторая: в ней учатся более тысячи учеников. И с точки зрения безопасности вторая школа самая проблематичная. Она расположена вблизи автомагистрали, неподалеку от нее лесистый участок.

Роза Евлоева также рассказала "Известиям", что в Нестеровской проживает достаточно много беженцев из Чечни, а также чеченцев-кистинцев, переехавших в Ингушетию из Грузии. Большинство беженцев живут на окраине села, в том же районе, где расположена школа № 2. Их дети учатся именно в этой школе, и именно они, по словам Розы Евлоевой, в случае захвата стали бы заложниками.

По словам Николая Шепеля, на допросах боевики признались также в том, что участвовали в нападении на Назрань в ночь с 21 на 22 июня 2004 года. Кроме того, они участвовали в подрывах бронетехники федеральных сил.

- В настоящее время следствие по делу о подготовке теракта в Нестеровской закончено, - заявил "Известиям" Николай Шепель. - Дело поступило в Верховный суд Ингушетии. Резвану Хаджаеву, Казбеку Завлиеву, Мартану Хамурзиеву и Шамилю Хадисову инкриминируются несколько статей Уголовного кодекса - "Терроризм", "Приготовление к захвату заложников", "Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов" и "Незаконное ношение оружия".

По сведениям "Известий", подсудимые уже выразили желание, чтобы дело рассматривали присяжные. В ближайшее время будет сформирована коллегия присяжных, после чего начнется слушание дела по существу.

Александр Степанов

Жители Беслана снова не поверили прокуратуре

В конце минувшей недели шахтерский поселок Садон стал местом проведения следственного эксперимента в рамках расследования бесланского теракта. Он должен был дать ответ на вопрос: могло ли произойти возгорание школы № 1 после того, как по ней открыли огонь из огнеметов? На этом эксперименте настаивали потерпевшие - в огне погибла значительная часть заложников. Как и первый следственный эксперимент, второй ответил на вопрос отрицательно - возгорания от выстрелов из огнеметов произойти не могло. Но потерпевшие говорят, что не верят в подлинность результатов.

- Я заранее написала ходатайство с просьбой провести этот эксперимент при нас, - заявила "Известиям" активистка комитета "Матери Беслана" Элла Кесаева. - Его подписали еще шесть человек - нас должны были пригласить! Но никого из нас в известность не поставили. Поэтому мы не признаем этот эксперимент.

Наталья Гацоева Владикавказ

Осетино-ингушский конфликт предложено больше не вспоминать

Полпред президента в Южном федеральном округе (ЮФО) Дмитрий Козак предпринял новую попытку урегулирования осетино-ингушского конфликта. 14 октября он провел во Владикавказе совещание с главой Северной Осетии Таймуразом Мамсуровым и президентом Ингушетии Муратом Зязиковым.

На совещание в межрегиональном управлении Федеральной миграционной службы были приглашены Мурат Зязиков, Таймураз Мамсуров, а также старейшины с осетинской и ингушской стороны. На встрече выяснилась судьба договора по урегулированию осетино-ингушского конфликта. Он должен был стать одним из вариантов решения проблемы ингушских беженцев, но в апреле президент Дзасохов отказался подписывать документ. Теперь, судя по всему, задача подписания подобного документа уже не стоит. На вопрос "Известий" о перспективах заключения соглашения президенты отреагировали эмоционально.

- Какой вам нужен договор? Надо вам? Мы подпишем хоть 800 экземпляров! - воскликнул глава Северной Осетии.

- А кому он нужен? - подхватил президент Ингушетии. - Есть договор об урегулировании осетино-ингушского конфликта 2002 года. Надо не подписывать новые, а научиться выполнять старые! Нужно людей обустраивать, а мы их 13-й год пересчитываем.

Как выяснилось, за 13 лет беженцев так и не посчитали. На вопрос "Известий" о количестве ингушских мигрантов Зязиков ответил: "Их 11 тысяч". Но министр по делам национальностей Северной Осетии Таймураз Касаев поспешил сообщить корреспонденту "Известий", что "на самом деле ингушских мигрантов 8880 человек". Услышав это, ингушский министр по связям с общественностью и межнациональным отношениям Магомед Мархиев тоже промолчать не смог: "Ингушских мигрантов больше 18 тысяч, из них только 11 тысяч официально признаны вынужденными переселенцами". Разрешить спор могли только чиновники из миграционной службы. Но представитель этого ведомства неожиданно выдал совсем иные цифры: "Всего вынужденных переселенцев - 8357. Плюс 1110 детей, которые не имеют этого статуса".

Под конец совещания президент Ингушетии предложил "закрыть эту тему" и больше не употреблять термин "осетино-ингушский конфликт". Но даже если эти слова будут вычеркнуты из политического лексикона, ситуация вряд ли поменяется кардинально.

- В лучшем случае к концу 2006 года переселенцам отдадут деньги, - размышляет глава администрации одного из населенных пунктов Пригородного района. - Но это проблему не решит. Нужно улучшить условия жизни в республике, бороться с безработицей, чтобы осетины и ингуши не видели друг в друге конкурента за рабочее место. Тогда и поводов для вражды будет меньше.

Елена Строителева Владикавказ
Комментарии
Прямой эфир