Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Меня спас мой ангел"

"Вообще-то метро я практически не пользуюсь, - рассказывает Мариана. - Но в тот день мне надо было срочно поехать к врачу. Около 8.30 я оказалась на станции "Кингс-Кросс", перешла на линию метро "Пикадилли". Был час пик, на платформе - очень много народа. Я втиснулась в поезд, во второй вагон, там яблоку негде было упасть. Взялась за поручень, поезд тронулся. Успела лишь посмотреть на карту метро на стене - на какой станции нужно выйти, а потом меня как будто сильно ударило током. Какая-то непонятная сила начала давить со всех сторон
0
На улице Мариана и другие пострадавшие долго ждали автобусов, которые должны были отвезти их в больницу
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
28-летняя студентка из Кишинева Мариана Кеяну 7 июля 2005 года ехала в одном из поездов лондонского метро, взорванных террористами. В тоннеле между станциями "Кингс-Кросс" и "Рассел-сквэр" погибли 22 человека. Мариана осталась жива. Она рассказала "Известиям" о том, что пережила в тот страшный день.

Мариана выросла в Кишиневе, там же закончила иняз и решила поехать в Лондон - "чтобы выучить английский в совершенстве". Живет здесь уже три года. Работает в баре отеля "Ренессанс".

- Вообще-то метро я практически не пользуюсь, - рассказывает Мариана. - Но в тот день мне надо было срочно поехать к врачу. Около 8.30 я оказалась на станции "Кингс-Кросс", перешла на линию метро "Пикадилли". Был час пик, на платформе - очень много народа. Я втиснулась в поезд, во второй вагон, там яблоку негде было упасть. Взялась за поручень, поезд тронулся. Успела лишь посмотреть на карту метро на стене - на какой станции нужно выйти, а потом меня как будто сильно ударило током. Какая-то непонятная сила начала давить со всех сторон. Самое страшное, что я ничего не могла ни сказать, ни сделать. Подумала: "Неужели умираю?" Стало нечем дышать. Затем я услышала голоса - они звучали как бы издалека. Меня кто-то потянул за руки и поднял с пола. Показалось, что мой ангел спас меня. Ведь во время взрыва я упала, и меня подняли, а могли и затоптать.

Когда Мариана открыла глаза, вокруг было абсолютно темно. "Когда глаза привыкли к темноте, я увидела окровавленных, стонущих людей. Все было усыпано стеклом, разрушено и покорежено, - продолжает она. - У двух женщин, наверное, были переломы - они постоянно звали на помощь. Были и те, кто не потерял самообладания, кто всех успокаивал. Я была вся в саже, крови и стекле - осколки попали даже в глаза. Вскоре я поняла, что произошло, у меня случилась истерика. Потом, успокоившись, помолилась. В вагоне был мусульманин. Он громко и долго молился на своем языке. Прошло, наверное, минут сорок. Было нечем дышать, пахло гарью. Наконец, из соседнего вагона к нам стал пробираться мужчина, который пытался открыть заблокированную взрывом дверь. Он ее с трудом открыл, и через образовавшуюся щель из вагона стали выбираться люди. Я старалась не оглядываться и не смотреть в соседний вагон, где произошел взрыв. Мы совсем недалеко отъехали от станции, поэтому прошли по вагонам до конца поезда, а там - по рельсам до станции и поднялись на платформу. Работник метро вывел нас на улицу через черный ход, так как у центрального входа было очень много журналистов".

На улице Мариана и другие пострадавшие долго ждали автобусов, которые должны были отвезти их в больницу. Спасатели выглядели еще более шокированными, чем жертвы теракта. "Они не знали, кому помочь в первую очередь, кого и куда везти. В конце концов, нас посадили в обычный красный городской автобус и повезли в королевский госпиталь на Уайтчепл. Когда нас стали фотографировать журналисты, я отвернулась, чтобы мама случайно не увидела мое фото в газетах или по телевизору".

"Всем сразу стали предлагать воду, - вспоминает Мариана. - Ее я выпила очень много. В госпитале меня проверили, сделали рентген, УЗИ и сказали, что я могу оставаться там сколько захочу. Дело в том, что тогда еще никто не понимал, что происходит, и полиция Лондона обратилась к горожанам с просьбой не покидать здания, в которых они находятся. При взрыве я сильно ударилась плечом. Поначалу мне было больно дышать. Врачи проверили - все нормально. Промыли глаз. Я приняла душ. Мне пришлось выкинуть всю одежду, потому что она была грязная, порванная и в крови. Вскоре после того, как я сообщила спасателям телефоны самых близких людей, за мной приехали друзья. Они привезли мне одежду и забрали из госпиталя. В общей сложности я пробыла там пять часов".

Сейчас Мариана чувствует себя гораздо лучше. "У меня заживают шрамы, проходят синяки, - говорит она. - После взрыва я перестала слышать левым ухом - тем, которым стояла к взорвавшемуся вагону. Сейчас слух возвращается".
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...