Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сшито и вышито

Первый показ Недели, Дома моды Сhristian Dior в Булонском лесу, с модой связан символично. Дефиле Джона Гальяно, посвященное 100-летию Кристиана Диора, вместо обычного цирка или шоу оказалось изысканным ностальгическим спектаклем в жанре исторического обозрения как hommage создателю New Look, в котором приняли участие модели в образах женщин из его окружения, чьи туалеты были навеяны рисунками знаменитых Рене Грюо, Кристиана Берара и Сэсила Битона
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В Париже прошла Неделя моды Haute Couture, на которой были показаны коллекции женской одежды осень-зима 2005/06. "Известия" оказались единственной российской газетой на самом престижном модном событии сезона. Светские спектакли перед показами и моду будущего сезона от самых знаменитых дизайнеров мира лицезрела обозреватель "Известий" Лидия Шамина. 

Прошлись по диоровской азбуке

Первый показ Недели, Дома моды Сhristian Dior в Булонском лесу, с модой связан символично. Дефиле Джона Гальяно, посвященное 100-летию Кристиана Диора, вместо обычного цирка или шоу оказалось изысканным ностальгическим спектаклем в жанре исторического обозрения как hommage создателю New Look, в котором приняли участие модели в образах женщин из его окружения, чьи туалеты были навеяны рисунками знаменитых Рене Грюо, Кристиана Берара и Сэсила Битона.

Главной светской героиней спектакля следует назвать Кристину Агилеру - звезда не пропустила практически ни один показ, каждый раз являясь в новых нарядах. В Булонский лес блондинка прибыла с тщательно уложенным коком, в алой помаде, черном наряде и ослепительной улыбке. Кроме нее, фотографам задали работы Дрю Беримор, Шарлиз Терон, Дита фон Тизе и звезды помельче, пробиравшиеся на места в первом ряду по песку, сквозь заросли кустарников и садовую скульптуру, увитую паутиной (суть заброшенный сад в Гранвиле, на родине Кристана Диора). Едва все уселись, грянул гром, засверкали молнии и выехала траурная карета с логотипом CD, из которой резво выпрыгнул мальчуган в матроске (маленький Диор), а следом выплыли дамы в нарядах начала ХХ века, одной из которых оказалась матушка Диора в платье эдвардианского стиля. Затем на подиум выходили все, кто принимал участие в судьбе Диора: директрисы его Дома Мица и Маргерит, модели, представляющие различные силуэты New Look, от А, S, H до "Ландыша","Синуса" и других ( Кристиан Диор каждые полгода представлял публике новый силуэт. - "Известия"), знаменитые клиентки - британская принцесса Маргарет и княгиня Ли Радзивилл, звезды экрана Рита Хейворт, Ава Гарднер, Марлен Дитрих. Был и балетный эпизод, названный "Degas", с участием якобы Марго Фонтейн и перуанских танцовщиц, которые, по мысли Гальяно, вдохновили Диора на создание New Look. Представляли наряды первые имена модельного бизнеса - Наоми Кэмпбелл, Линда Евангелиста, Алек Вэк, Ева Герцигова, Надя Ауэрманн, Каролина Куркова. В конце все знаменитости выстроились вдоль подиума, грянула гроза, подъехала уже не траурная карета и неподражаемой походкой фата-триумфатора по подиуму двинулся автор - в майке, с серьгой и шляпе набекрень. 

Куда ведут балетки мадам Ширак

Вечно загорелый, несмотря на возраст, Валентино Гаравани собирает самую аристократическую часть дамской публики. Его знаменитые алые платья не одной золушке помогли обрести титул герцогини. Поэтому на показы Haute Couture от Valentino слетаются элегантные дамы всех возрастов.

Например, фотографы долго не могли отпустить новоявленную принцессу Клотильду Савойскую - в миру актрису Клотильду Коурау, сумевшую подвести под венец самого красивого и высокородного жениха Европы, наследника неаполитанского трона принца Эмануэля Филиберто конецформыначалоформыСавойского. Пока милая блондинка улыбалась в объективы, папарацци пропустили, как на лестнице Национального театра Chaillot абсолютно без охраны, если не считать интеллигентного дядечки средних лет с хозяйственной сумкой в руках, появилась мадам Бернадетт Ширак - с идеально уложенными волосами и в модных золотистых туфельках-балетках. Впрочем, едва ретивые папарацци приближались, секретарь упреждающе поднимал руку - и камеры мгновенно опускались. На вопрос "Известий", что привело супругу президента Франции на показ Valentino, мадам Ширак сначала отвечать отказалась, сославшись на протокол, но, взяв паузу, все-таки сказала: "Я не отдаю предпочтения никому, просто посещаю регулярно хотя бы один показ, потому что Высокая мода - национальное достояние Франции".

Собственно коллекция многим могла бы не понравиться - например, фирменный алый цвет был представлен лишь одни платьем. Зато в избытке было бантов: на талии, поясе, плечах, в виде украшений, что смотрелось особенно трогательно в сопровождении шлягеров Чайковского, перебиваемых жестким техно. Самыми эффектными оказались палевые норковые пелерины в виде гигантских бантов на спине, скрепленные посередине пряжкой из стразов. Вообще без стразов не обошлась ни одна модель - самым блестящим вариантом можно назвать подвески из бисера с весомой стразовой кистью (не менее десятка на каждом предмете одежды), щедро украшающие каждый второй ансамбль. Другая актуальная отделка-2006 - перья страуса, а также специально обработанные петушиные перышки на туфлях, трогательно подрагивающие при каждом шаге.

Белые камелии и черные банты

В белоснежном ателье Berthier, фирменном зале Дома моды Chanel, произошло сразу два события: показ коллекции haute couture и съемки нового фильма режиссера Франсиса Вебера, одним из протагонистов которого станет Карл Лагерфельд. На съемки слетелся весь Париж. А среди гостей блистала актриса Гвинет Пэлтроу.

Прозорливый Карл построил подиум в виде кругов - один над другим, и модели, эффектно завернутые исключительно в черные манто, пальто, плащи и шали из кашемира, кожи, лака, отделанные перьями, стразами, мехами и кружевами, неспешно огибая каждый круг, занимали свое место в общем рисунке. И каждую можно было рассматривать сколько хочешь, пока спираль сначала заматывалась, а потом разматывалась. Во втором случае модели скидывали верхнее и неспешно огибали круг-подиум, эффектно волоча по полу манто и накидки. Под верхней одеждой оказались: маленькие черные платья, классические костюмы-двойки с классической же, чуть ниже колена, длиной юбки и маленьким жакетом приглушенных розовых и коралловых тонов и вечерние декольтированные платья в серебристо-черной гамме, чаще всего с завышенной талией. На отделку был брошен весь арсенал гламура: перья, пайетки, стразы, бисер, блестки. Общим у всех моделей оказались высокие прически, украшенные фирменными черными бантами и белыми камелиями, черные перчатки по локоть (часто прозрачные), обилие виртуозной вышивки от знаменитого златошвея Парижа Франсуа Лесажа. Разница состояла в цитациях силуэтов моды ХХ века от Chanel - от платьев-чарльстон с заниженной талией до юбок колоколами и строгих узких приталенных костюмов. В финале, когда на верхнем кругу подиума осталась одна модель-невеста, по уши завернутая в атласный плащ-палатку с воротником из перьев страуса, к ней на выручку выскочил мальчуган в виде ангела с букетом роз и тут же подошел Лагерфельд с едва намечающимся брюшком (где же диета знаменитого доктора Удре?). Раздел девушку, обнажив роскошное свадебное платье, подал руку и деловито увел за кулисы. Далее следовало шампанское, фрукты, птифуры...

Тюрнюры и Хачатурян

То, что главная клиентка Высокой моды - Саудовская Аравия, со всей очевидностью стало ясно на показе Дома моды Christian Lacroix. Закутанные до носа смуглые тетеньки в три обхвата занимали большую часть почетного первого ряда, а блеск, льющийся с подиума, ясно давал понять - это дорогого стоит.

Тонкую светскость в показ внесла Кристина Агилера: облегающее мини, нога на ногу, скучающий вид. Над театральностью действа потрудились режиссеры-постановщики: с потолка гнал пургу серебряный шар (пургу, кстати, всамделишную: выходя на улицу после показа, публика отряхивала бумажные снежинки, не заметные в полумраке). А сам подиум заполнили роскошные модели, в которых не зазорно пойти на вечеринку к шаху. Бархатные пальто, расшитые золотом, парчовые платья с тюрнюрами и тренами, метровые сверкающие бусы в несколько рядов, спускающиеся до талии, головные уборы, адекватные скорее на головах оперных див, диадемы и колье из стразов - и все это импозантно, со значением под mix из симфонических, оперных и балетных шлягеров, от Вагнера до Хачатуряна. Финальную невесту в накидке, отступающей от модели на полметра от фигуры из-за колоссальной короны, принял сам стремительно подбежавший к ней Лакруа: откинул тюль и торжественно повел за кулисы. Пока публика приходила в себя, у подъезда Агилеру уже подхватил дежуривший лимузин, за ним потянулись авто помельче - "майбахи" для саудовских принцесс.

Бэби - haute couture

Закончилась Неделя моды по-парижски экстравагантно. В финале показа Дома моды Jean-Louis Scherrer на подиуме появилась самая молодая в мире модель, которая ничего не демонстрировала - ибо была в неглиже и не умела ходить.

Блестки на тканях, пряжки на брюках, пуговицы на блейзерах, круглые массивные каблуки - все из золота. Основные силуэты - английские пальто и блейзеры из твида в елочку, шикарно приправленные горжетками из чернобурки. И вдруг в шик ворвалась интрига. Вслед за паузой, по традиции предшествующей появлению невесты, за кулисами раздался оглушительный младенческий рев. Народ замер: "Невеста на подходе, а ребенок уже готов?" Действительно, через пару минут на подиум выплыла "мадонна с младенцем" - под вуалью до полу из золотисто-оливковых кружев, осторожно неся в руках живого голого человечка от роду не более трех недель. Самая юная в мире модель вела себя идеально: нежно попискивала и грациозно шевелила крошечными пальчиками, пренебрегая грохотом музыки. Овация. Занавес. Adieu, haute couture.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...