Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Олимпийская" река с аутсайдерскими берегами

Река в столичном европейском городе - случай особый. Она одновременно и главный проспект, и его витрина. Темза, Амстел, Сена, Влтава, Дунай, Нева... На них выходят всемирно известные дворцово-парковые ансамбли Хемптон-Корт, Виндзор, Тюильри, Шарлоттенбург. В них отражаются известные всем музеи - Лувр, ДОрсе, Эрмитаж... Реки являют собой одно из главных зрелищ в городе, к ним устремляются толпы туристов. В Москве набережные поражают безлюдьем. Особенно это заметно, когда смотришь на город с Москвы-реки, хотя именно ее хотели сделать главным козырем наших олимпийских замыслов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Река в столичном европейском городе - случай особый. Она одновременно и главный проспект, и его витрина. Темза, Амстел, Сена, Влтава, Дунай, Нева... На них выходят всемирно известные дворцово-парковые ансамбли Хемптон-Корт, Виндзор, Тюильри, Шарлоттенбург. В них отражаются известные всем музеи - Лувр, Д'Орсе, Эрмитаж... Реки являют собой одно из главных зрелищ в городе, к ним устремляются толпы туристов. В Москве набережные поражают безлюдьем. Особенно это заметно, когда смотришь на город с Москвы-реки, хотя именно ее хотели сделать главным козырем наших олимпийских замыслов. За неделю до объявления страны - хозяйки летней Олимпиады-2012 "Известия" попросили провести обзорную экскурсию по столичным набережным Геннадия ХОЛМАНСКИХ, архитектора и знатока старой Москвы.

Центр - закрытый объект в системе ФСО

На изображениях конца XVIII века, когда население Москвы не превышало 200 тысяч, прекрасно видно, как набережные близ Кремля пестрели разночинным людом. То же - на панорамах города ХIХ века и старых фото. Сегодня забыто, что Московский Кремль - это ведь дворцово-парковый комплекс у реки и что до переезда в Москву правительства большевиков два Тайнинских сада на подоле Кремля были доступны простым смертным. Теперь это закрытый объект в системе ФСО. Недоступна и выходящая на реку третья часть Александровского сада, торжественно открытая для публики в 1823 году.

Кто вспомнит сегодня, что к началу прошлого века три из лучших картинных галерей в Москве смотрели на реку: общедоступное собрание Большого Кремлевского дворца, коллекция сахарозаводчика Павла Харитоненко в доме-дворце на Софийской набережной (известном как старое здание посольства Великобритании), собрание банкира Ивана Цветкова в здании на Пречистенской набережной? Самая фешенебельная гостиница - Кокоревское подворье - тоже находилась на Софийской.

Почему к началу ХХI века жизнь из этих кварталов ушла? В годы сталинизма и застоя в каждом мерещился бомбист или снайпер. Теперь выше всего - интересы инвестора. В итоге из всех зданий на той же Софийской набережной общественно полезным можно назвать только древнюю церковь Софии. Вероятно оттого, что на Премудрость Божью посягать не принято.

Садовники, или, как теперь говорят, «Кремлевский остров», способный своими площадями дать фору вместе взятым парижским Сен-Луи и Сите, имеет общую длину набережных 8 км. Из них потенциально востребованной туристами едва ли окажется десятая часть. Та же картина на большинстве набережных в его окружении. Крупнейшие здания-памятники тут заняты военными, электростанциями, а прочие - офисами. Заборы в двух шагах от Кремля - в стиле милитари, с колючей проволокой.

Речные ворота столицы - следствие прямоугольного состояния ума

Тот, кто бывал в Париже, знает, какое это незабываемое чувство - рассматривать город, в котором хочется жить и умереть, с борта прогулочного пароходика.

Чтобы долго любоваться с воды нашими пейзажами, нужно обладать закаленной психикой. Отдушиной служат разве что прибрежные монастыри с колокольнями - главные градостроительные ориентиры ушедшей Москвы. Плюс немногочисленные скверы и парки. Москвичи старшего поколения помнят, какой великолепный этнографический парк был в Васильевском. Ликвидированный к 1943 году Музей народоведения здесь сменили секретные академические институты, поглотившие наибольшую и лучшую часть его территории. Общественная жизнь в усадьбе за колючей проволокой мертва и оживает на один день, когда на местный избирательный участок прибывает президент. Колючкой заборов генеральских дач встречает и нарышкинская усадьба Кунцево. В Троице-Лыкове также трудно распознать резиденцию Нарышкина, дядьки Петра I, а в усадьбе Студенец - гидропарк Гагариных-Закревских. Видно, береговые ландшафтные памятники ожидает судьба царской усадьбы в Хорошеве (Карамышевская набережная), от которой столичный стройкомплекс оставил только годуновскую церковь Троицы.

Городских панорам, "играющих" вместе с рекой, тоже раз, два и обчелся. Редкие виды со старых мостов. Вид с Воробьевых гор, подпорченный хрущевками. Если выйти на смотровую площадку в Коломенском, буквально столбенеешь от того, что открывается за рекой. На зрителя развернута стена равновысоких лупоглазых ящиков - своеобразный городской портрет, только без лица. Здесь даже не за что зацепиться взглядом: ни театров, ни музеев, ни стадионов, ни оранжерей. Напрашивается единственный вывод: наша архитектура - это следствие прямоугольного состояния ума. Так оформлены и северные, и южные речные ворота столицы, да и львиная доля ее набережных.

Какие уж тут туристические изыски для гурманов вроде 50-километрового маршрута по Темзе?

Окраины - сталкеровские пейзажи

Почему решено было покорять комиссию МОК компактностью наших олимпийских объектов? Подозреваю, просто потому что Москва-река имеет относительно опрятный вид в границах примерно трех километров от Кремля. Дальше следуют неказистые и откровенно сталкеровские пейзажи. И дело не только в том, что ливневая канализация в городе оснащена очистными сооружениями лишь на четверть. Река превратилась в своего рода памятник цинизму общественного сознания. Считается, что это издержки советского прошлого. Но многочисленные склады, гаражи и всякого рода ремонтные шарашки, из-за которых к берегу часто и не подойдешь, расплодились не так давно.

Свалки, которыми заняты немалые площади москворецких берегов, ни для кого не открытие. Но то, что из-за них серьезно похудела речная акватория, это уже сюжет.

Больше трех лет москвичи наблюдают за ударной стройкой на Братеевской набережной. Грунт сюда свозили круглосуточно. Из карт Москвы пятилетней давности следует, что река в этом месте была намного шире, примерно как Ока в нижнем течении. Речники использовали данный фактор, устроив затон. Теперь ОАО ПО "Гупикс" по заказу ООО "Организатор" с генподрядчиком в лице корпорации "Трансстрой" ведет "благоустройство территории" набережной, по сути засыпая акваторию строительным мусором.

Водители самосвалов не скрывают, что указанные организации захоранивали здесь отходы от прокладки Третьего транспортного кольца и других объектов. По зловонию и несметному количеству птиц-падальщиков можно предположить, что здесь свалили и демонтированную канализацию.

Строительным мусором засыпается в нескольких местах и акватория Южного порта.

Береговую линию микрорайона Сабурово, в прошлом живописнейшего дворцового села, вообще можно назвать памятником самопальному градостроительству. Тонны строительного мусора здесь используют для наращивания берегового откоса. Он нужен для расширения не зон отдыха, а гаражного хозяйства. Из-за постоянных подсыпок река сузилась настолько, что прекрасно слышно, о чем говорят на противоположном берегу. Двум кораблям здесь просто не разойтись.

Местные рыбаки с упоением расскажут, как уже не первый год идет засыпка двухметровым слоем строительного и бытового мусора Курьяновской поймы ниже Дьяковского городища. На то, что свалка не стихийная, указывают будка сторожа, шлагбаум и техника. Пейзажи из гор мусора, автомобильных кузовов и прочего встречаются на реке и на западе столицы, в том числе в Мневниках. Последние прославились еще блиндажами бомжей и гастарбайтеров.

Случается, что с Москвы-реки открываются и светлые картины. К примеру, на жилой комплекс "Алые паруса": со стадионом, фонтанами, яхт-клубом и великолепной набережной с маяком. Только не будучи одним из постоянных обитателей этого рая, к берегу не причалишь и по набережной не пройдешься. Вот тут-то мы наконец и дадим прикурить Парижу с Лондоном: где у них увидишь хотя бы одну набережную, недоступную для горожан?

Главная улица

Москву-реку с перетекающими друг в друга набережными вполне можно считать главной городской улицей. Из своих 502 километров река, давшая имя Москве, 80 подарила столице. Величественная Нева имеет общую длину 74 километра. Сена в черте Парижа - около 50.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...