Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Помахали "Дурой"

На приеме Алексея Учителя в Нескучном саду все было "по-взрослому": Ани Жирардо, красная ковровая дорожка, папарацци за ленточкой, отчаянно кричащие: "Мадам, посмотрите на меня! Моим детям тоже нужно кушать". Сценарист Дуня Смирнова шепталась с банкиром Михаилом Фридманом. Несмотря на строгости с проходом, в середине вечера плотину прорвало и в зал, сметая котлеты, хлынули тусовщики. "Гости в законе", "всей жизнью своей" оправдавшие "котлету от Учителя", укрылись в восточной VIP-беседке компании "Тройка Диалог", где под фонариками кушали пахлаву и нахваливали фильм
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Всю фестивальную неделю бомонд метался, стараясь поспеть везде: вернисаж Ренаты Литвиновой, открытие недели Феллини, концерт Сергея Мазаева на закрытии клуба кинофестиваля, прием лондонского экономического форума. Но на ужине у полпреда Римского округа светские активисты, и в том числе светский обозреватель Божена Рынска, встали на якорь.

Заместитетель генерального директора "Северстали" Алексей Германович с приема в честь провинции Рим быстро сбежал, сказав: "Слишком много суеты", - а "служенье металлу" ее не терпит. Но устроители нашли ноу-хау, как заставить усидеть остальных, когда ноги сами несут еще в пять мест. Гостей не перекармливали: им предлагалась маленькая закусочка пугающего вида, похожая на манную кашу с томатным соусом. Месиво оказалось супом из маиса и грибов, но только гости это прокумекали, закусь унесли и попросили не перебивать аппетит: "Мы для гала-ужина привезли повара из Рима!" Гости, среди которых были Сати Спивакова, Екатерина Андреева, Виктор Шендерович, Катерина Гечмен-Вальдек, Тина Канделаки, уселись, но сначала речи, а уж потом - деликатесы. Проголодался даже композитор Эннио Морриконе и, когда настала его очередь петь осанны, сказал: "Давайте покушаем!"

Первым вынесли бекон в лужице масла, теплое сало таило под собой нежную сырно-капустную закуску. (Римская кухня коварна - вид блюда убивает любого Гаргантюа, но вкус делает немыслимым побег с приема.) С приходом Никиты Михалкова начался показ костюмов из знаменитых итальянских фильмов (коллекция Мары Парамеджани): платья Аниты Экберг из "Сладкой жизни", Джельсомины из "Дороги", Одри Хепберн из "Римских каникул".

Гости томились в ожидании следующего кулинарного шедевра, и наконец ведущий Федор Павлов поразил зал ассоциативным мышлением: "Давайте же от госпожи Парамеджани перейдем к сыру пармезан!" От пармезана перешли к легендарному папарацци Рино Бариллари, прототипу героя "Сладкой жизни". Внешне Бариллари - вылитый Омар Шариф и, видимо, обладает даром телепортации. Он со всеми гостями кушал макарошки с сыром, вдруг взмыл на балкон, и, пока наши фотографы хлопали ушами, успел щелкнуть Михалкова, глодающего баранью ногу. (Ножищу вручили гостям после осанн спонсорам и, кстати, указывая на монитор Panasonic, благодарили Samsung.) К полуночи несколько объевшихся героев, в том числе и русские лондонцы, доползли до клуба "Шоколад". У входа стоял промоутер Карахан и махал табличкой "Дура". Оказалось, это название фильма, в честь которого шла гулянка.

На приеме Алексея Учителя в Нескучном саду все было "по-взрослому": Ани Жирардо, красная ковровая дорожка, папарацци за ленточкой, отчаянно кричащие: "Мадам, посмотрите на меня! Моим детям тоже нужно кушать". Сценарист Дуня Смирнова шепталась с банкиром Михаилом Фридманом. Несмотря на строгости с проходом, в середине вечера плотину прорвало и в зал, сметая котлеты, хлынули тусовщики. "Гости в законе", "всей жизнью своей" оправдавшие "котлету от Учителя", укрылись в восточной VIP-беседке компании "Тройка Диалог", где под фонариками кушали пахлаву и нахваливали фильм, а телеведущий Сергей Шолохов отправился в ресторан "Paper moon" на вечер к своему земляку кинорежиссеру Максиму Пежемскому.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...