Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Потерпевшие ушли с процесса по делу террориста Кулаева

- Я была настолько поражена, что стала допытываться: "Тебе угрожали? Скажи: кто?" - продолжает Дудиева. - Но он уходил от ответов: "Мое дело. Сам разберусь". К сожалению, прокуроры нас не поддержали. Не спросили даже, что же он делал в школьной библиотеке, в которой, по данным предварительного следствия, находился отдельно от других заложников. Это нас и возмутило.
0
На процессе по делу единственного выжившего в бесланской школе террориста Нурпаши Кулаева разразился скандал (фото с сайта Lenta.ru)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Во вторник на процессе по делу единственного выжившего в бесланской школе террориста Нурпаши Кулаева разразился скандал. Один из потерпевших отказался во время допроса подтвердить свои слова об арсенале оружия и боеприпасов, заранее завезенном боевиками в школу № 1 Беслана. Зал засыпал его дополнительными вопросами и упреками, в результате поднялся шум, в котором судья счел невозможным продолжать процесс и объявил вынужденный перерыв. После него в зал не вернулись несколько потерпевших - в знак протеста против позиции гособвинителей, которые якобы отвлекаются на мелочи, но не пытаются искать ответы на главные вопросы.

Допрос потерпевшего Казбека Дзарасова многие в Беслане заранее называли ключевым моментом процесса над Нурпаши Кулаевым.

- Именно Дзарасов на собраниях пострадавших в Беслане прямо утверждал, что, будучи заложником, по приказу боевиков лично доставал из-под пола библиотеки загодя припрятанные там оружие и боеприпасы, - говорит председатель комитета матерей Беслана Сусанна Дудиева. - А это значит, что арсенал был завезен в школу еще летом, в ходе ремонтных работ. И это новый поворот в расследовании теракта. Поворот, который почему-то отвергло предварительное следствие по делу Кулаева.

Однако на вчерашнем заседании суда, дав расписку об ответственности за дачу ложных показаний, Дзарасов ни словом не обмолвился об арсенале. В конце допроса его зал вскипел, настаивая на повторении уже слышанной от него версии и засыпая упреками. Но потерпевший так и не подтвердил наличия оружия под школьным полом.

- Я была настолько поражена, что стала допытываться: "Тебе угрожали? Скажи: кто?" - продолжает Дудиева. - Но он уходил от ответов: "Мое дело. Сам разберусь". К сожалению, прокуроры нас не поддержали. Не спросили даже, что же он делал в школьной библиотеке, в которой, по данным предварительного следствия, находился отдельно от других заложников. Это нас и возмутило. Получается, что прокуроров волнует только то, где находился Кулаев и что он делал. Все, что за рамками этого, отметается.

Из-за возникшей перепалки судья Тамерлан Агузаров не смог продолжать процесс и объявил перерыв. После него в здание суда не вернулись несколько потерпевших - как пояснили они, в знак протеста против позиции прокуроров. Тем не менее слушания были продолжены, поскольку по повесткам на это заседание прибыло больше людей, чем обычно. За весь день суд допросил 11 потерпевших.

Руководитель группы гособвинителей замгенпрокурора России Николай Шепель отказался прокомментировать "Известиям" ситуацию вокруг потерпевшего Дзарасова, заметив, что такой комментарий может быть расценен как попытка давления на суд. Тем не менее источник "Известий" в Генпрокуратуре сообщил, что Дзарасов еще на предварительном следствии заявлял, что никакого арсенала в школе не видел, а на собрании жителей Беслана сказал об оружии только потому, что был пьян.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...