Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Старый теракт

...Во главе процессии раздалось басистое "иже еси на небеси". В ту же минуту на "небеси" появились штурмовики. Самолеты несколько раз пронеслись над городом и скрылись. Крестный ход при поддержке боевой авиации. Это в Буденновске начали отмечать десятилетие со дня нападения Басаева. - Это мы нашу мощь продемонстрировали, - говорит замначальника городского управления ФСБ Алексей Онищенко. Кому продемонстрировали, зачем - осталось не очень понятным. Басаева вряд ли напугали, а баса - пожалуй
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В воскресенье в Буденновске гремел салют. Траурные мероприятия по случаю 10-летия захвата города басаевцами начались с крестного хода и открытия новой церкви. По этому случаю и был фейерверк. А еще были демонстративные полеты штурмовиков в небе над городом и усиленные меры безопасности. Правда, усиление ощущалось только в самом городе. Корреспонденты "Известий" проехали по маршруту следования боевиков из Чечни в Буденновск и убедились, что и сегодня ничто не мешает повторить подобный теракт.

Крестный ход под прикрытием штурмовой авиации

...Во главе процессии раздалось басистое "иже еси на небеси". В ту же минуту на "небеси" появились штурмовики. Самолеты несколько раз пронеслись над городом и скрылись. Крестный ход при поддержке боевой авиации. Это в Буденновске начали отмечать десятилетие со дня нападения Басаева.

- Это мы нашу мощь продемонстрировали, - говорит замначальника городского управления ФСБ Алексей Онищенко.

Кому продемонстрировали, зачем - осталось не очень понятным. Басаева вряд ли напугали, а баса - пожалуй. Он едва не сорвался на фальцет, пытаясь переорать реактивные двигатели. Напугали заодно и многих горожан, и без того в последнее время нервных. Еще бы им не быть нервными, если накануне все видели, как солдаты расположенной здесь бригады подметали улицы. Солдаты были в гражданке и делали вид, что они просто такие дворники, а буденновцы делали вид, что верят этому и не замечают, что дворники вовсе не подметают, а прочесывают кусты по маршруту крестного хода в поисках подозрительных предметов.

Впрочем, некоторые предположили, что повышенные меры безопасности связаны не с тем, что процессия верующих - хорошая мишень для террористов, а с возможным приездом президента, которого горадминистрация пригласила на годовщину.

- Или Путин прилетит, или Басаев взорвет, - весело дует мне в ухо сосед в казачьем кителе.

Ни того, ни другого, слава Богу, не случилось. Без происшествий дошли до церкви, отстроенной к этой дате и в память о погибших на деньги местного предпринимателя, произнесли речи, дети прочитали свои стихи, где самая типичная рифма «старики - боевики» вызывала самое типичное умиление. Вечером был салют в честь открытия церкви и парка аттракционов рядом.

А что, салют и аттракционы перед Днем поминовения, 14 июня, - разве не отличный психотерапевтический прием для города, испытавшего жестокий стресс? Клин клином. Пять лет назад, между прочим, в Буденновске люди бросались на землю, услышав звуки взрывающихся петард.

"Из Чечни до Воронежа по этой степи можно доехать часов за 15, минуя все посты"

Назавтра мы решили проехать по пути, которым грузовики Басаева попали в Буденновск, чтобы выяснить, возможно ли повторение того рейда. Известно, что в Ставропольский край они въехали по федеральной трассе со стороны Дагестана. По Дагестану скорее всего, тоже двигались по трассе. В июне 1995-го действовал приказ, запрещавший постам ДПС досматривать армейские автомобили. Очевидно, Басаеву безопаснее было ехать по асфальтированной трассе, чем искать грунтовые объездные дороги, где милиция ловит грузовики с браконьерской рыбой. Точно маршрут боевиков не известен до сих пор: следователи Генпрокуратуры делиться этими подробностями не спешат, хотя более 20 человек, принимавших участие в захвате города, задержаны и допрошены. Следователи отказали даже буденновским краеведам, когда те захотели подготовить для юбилейной экспозиции карту продвижения бандитов.

Итак, федералка. Пост ДПС недалеко от Сухокумска, территория Дагестана.

Старший смены Гасан Саидов, судя по чесночному духу, только что отобедал.

На его улице жара, на его лице - сиеста.

- Сейчас мы все машины проверяем, без исключения, - говорит он и рассеянно смотрит вслед белой «шестерке», которая проехала мимо поста почти не сбавляя хода.

Понятное дело - знакомый проехал, чего его проверять.

- А никто по трассе оружие и не повезет. Зачем, когда столько объездных дорог, - Гасану Саидову утомительно объяснять очевидное. - А захотят - будут поодиночке на Ставрополье пробираться, чтобы собраться в условленном месте. Документы у чеченцев, как правило, всегда в порядке. Вооружиться - не проблема, сколько всякого «железа» после войны там гуляет.

В степи, примерно в километре от поста, пылит по грунтовке грузовик.

- Его бы тоже надо проверить - или как? - спрашиваю я Гасана Саидова.

- За степь горотдел отвечает. А мы - только за асфальт и 50 метров в обе стороны от обочины.

В горотделе оперативный дежурный докладывает мне, что степь большая, а он один. Ну, в общем, их там совсем немного - таких, как он. А также довольно сообщает, что из Чечни, скажем, до Воронежа по этой большой степи можно доехать часов за 15, минуя все посты. И что карту, если надо, можно спросить у браконьеров, которые грузовиками осетра в Россию возят. Того самого осетра, провозу которого горотдел должен препятствовать.

Следующий пост - «Затеречный» - уже на территории Ставрополья. Здесь Басаев точно проезжал. Об этом говорит хотя бы то, что милиционеры, дежурившие в тот день, были осуждены за халатность.

Майору Владимиру Галжеву повезло, смена была не его. А так бы сидеть и ему.

- Через наш пост тогда проходили несколько армейских колонн в день, проверять их мы не могли, был запрет штаба группировки. Да и как их проверишь? Только приблизишься, а старший машины - в истерику: "Я в Чечне жизни не жалел, а ты меня шмонать!" - и автоматом в тебя целит.

Получается, что осудили ставропольских милиционеров за то, что они следовали приказу.

Между тем ни один дагестанский постовой не понес никакой ответственности.

- Боевики что, на вертолетах к нашему посту подлетели или из воздуха материализовались? - спрашивает майор у воздуха.

Ответ на этот вопрос ставропольские милиционеры попытались как-то получить у Владимира Путина, когда тот общался с народом посредством интернета. Вопрос до президента или его помощников скорее всего дошел, потому что спустя несколько дней дела осужденных милиционеров затребовали наверх. Но на том все и кончилось.

Может быть, поэтому и не раскрывается маршрут. Раскроешь, придется объяснять, почему одни осуждены, а другие - за то же самое - нет.

Между тем дело о захвате Буденновска, как говорят следователи, будет находиться в производстве до тех пор, пока не поймают или не уничтожат последнего участника банды. Если учесть, что некоторые из нападавших сменили фамилии и живут за границей, то последний участник банды имеет все шансы мирно умереть от старости. А там, глядишь, и про маршрут перестанут вспоминать.

"У нас лифт не работает со времен Басаева"

На дагестанском и ставропольском постах ДПС вывешены стенды с фотографиями объявленных в розыск, в основном боевиков. Некоторые снимки перечеркнуты крестом, это означает, что преступник пойман или убит. На дагестанском посту кресты выведены тонко, почти незаметно, как будто все еще остаются сомнения: «А вдруг все-таки не совсем пойман, вдруг не до конца убит».

- А где фотография Басаева?

- Его и так все в лицо знают, телезвезду нашу, - отвечает майор Галжев.

К Басаеву в Буденновске отношение неоднозначное: от лютой ненависти до различных проявлений стокгольмского синдрома - «среди них и хорошие были, не стреляли почем зря», «многих силой заставили пойти в террористы». Но как бы ни относились буденновцы к Басаеву, их жизнь четко поделена на два периода - до и после Басаева. «У нас лифт не работает со времен Басаева», - говорит между делом администратор гостиницы. "Лучше бы меня Басаев убил тогда, чем сейчас жить на эту пенсию и при этих ценах на газ," - жалуется на жизнь местная пенсионерка.

Почему его никак не поймают? Над этим уже даже не задумываются, только кисло усмехаются. Этот вопрос задавать в Буденновске - дурной тон. Прощается в двух случаях: если задает его приезжий или если задают его представителям ФСБ.

Тут у нас с Алексеем Онищенко все сошлось.

- Вам, пожалуй, должно быть втройне обидно, что Басаев не в тюрьме, - как сотруднику ФСБ, буденновцу и россиянину?

- Давайте все-таки изменим последовательность: начнем с россиянина, - настоятельно просит он.

Мысль, в общем, ясна и озвучивается буденновцами в той или иной форме постоянно: захотели бы в Москве - завтра поймали бы. С этой мыслью город живет и, кажется, к ней привык.

Еще одна личность, к которой у буденновцев нет однозначного отношения, - Виктор Черномырдин. Горожане все никак не могут определиться: бывший премьер проявил мужество, спасая их земляков, или слабость, которая привела к новым терактам, а кто-то даже считает - к Хасавюртовским соглашениям. Как бы там ни было, имя Черномырдина значится в списке почетных граждан города, но я не видел ни одного буденновского лица, которое не скривилось бы от сообщения об этом.

А в Ачхой-Мартане говорят: "Как же надоели вы нам, беженцы из Буденновска"

Буденновцы теперь осмотрительнее относятся к деталям, и метафизическим в том числе. Это потом уже, задним числом, все вдруг вспомнили, что за два дня до атаки Басаева из города исчезли цыгане - этакий террористический барометр; что милицейская база отдыха, на которую именно 14 июня с утра отправили чуть ли не всех буденновских милиционеров для приведения ее в порядок, называлась «Волчьи ворота».

А тогда, до трагедии, наверное, и мечеть позволили бы построить в городе. Сейчас - нет.

Мечети в Буденновске не было и не будет никогда, кипятятся казаки. Остальные спокойно соглашаются.

Мэр города Николай Ляшенко в силу должности обязан соблюдать политкорректность. Администрация Грозного пытается наладить с Буденновском дружеские отношения. Мэр в принципе не против, как говорит. Даже футбольный матч провели с командой из чеченской столицы. Но на мечеть даже ему трудно подписаться. Он тоже с некоторых пор казак. Да и народ может совсем не то подумать.

- Нормальных людей надо вооружать, - говорит Николай Ляшенко, поигрывая настоящей булавой, подаренной казаками.

10 лет назад Ляшенко был начальником городской милиции. Во время теракта погибли 17 его подчиненных. Приказом из Москвы он был снят с должности, но через суд восстановился. А потом пошел на выборы мэра и победил. Сейчас мэрствует уже второй срок. Хотя в Буденновске не все считают его невиновным.

Ляшенко знакомит меня со своим помощником, крупным предпринимателем Эмилем Леонидовичем Невским.

Раньше он был чеченцем Магомадовым, после теракта стал чеченцем Невским.

Но "после" не значит "вследствие". Просто, говорит, фамилия понравилась.

Другой коренной житель Буденновского района имени не менял. Его зовут Ваха Ташаев, он из поселка Терский. Через два дня после нападения Басаева на Буденновск жители Терского собрали сход, после (и вследствие) которого все чеченские семьи этого поселка получили уведомление о том, что им следует переехать жить в другое место. Кто-то уехал сразу, кто-то, как Ваха Ташаев с семьей, - после нескольких рейдов ОМОНа.

Ташаевы продали скотину за копейки и отправились в Ачхой-Мартан. Там в местной администрации на просьбу о предоставлении земли Ташаевым ответили: «Как же надоели вы нам, беженцы из Буденновска». Через полтора месяца Ташаевы вернулись в Терский, потому что деваться было больше некуда.

По информации горадминистрации, до теракта в районе проживали примерно полтысячи чеченцев, сейчас - не более тридцати.

P.S. Прапорщик милиции Василий Глазьев идет впереди крестного хода, метрах в пятидесяти от хоругви, владыки и мэра. Что-то вроде инженерной разведки. В день нападения на Буденновск его, тогда сотрудника местного изолятора временного содержания, ранили в грудь и руку. Его спас армянский подросток: втащил в дом, снял с него и спрятал форму, перевязал раны. Потом были операции, трудное возвращение на службу. Самое противное было доставлять в суд пойманных басаевцев - из тех, что захватывали город.

- Я веду такого в клетку, а сам думаю: вот отсидит он свое, пойдет служить в чеченскую милицию, а там платят вдвое больше нашего.

Над прапорщиком Василием Глазьевым снова пролетают истребители. Демонстрируют мощь.

Игорь Найденов, Владимир Суворов (фото) Буденновск
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...