Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

У "наших" будет своя ВПШ

Планы господина Якеменко по реформированию государства Российского проясняются. Иногда по неожиданному поводу и в неожиданном месте. На "Первом канале" есть ток-шоу в желтых тонах - "Пять вечеров". На него по случаю какого-то "летия" пионерии пригласили вождя "Наших". Вождь просил ведущего не бояться его организации. Но и не недооценивать перспективы этого коллектива. Похоже, демонстрация сплоченности "наших", прошедшая в начале мая, цветочки. Антиоранжевые. Что-то вроде пробы сил
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Планы господина Якеменко по реформированию государства Российского проясняются. Иногда по неожиданному поводу и в неожиданном месте. На "Первом канале" есть ток-шоу в желтых тонах - "Пять вечеров". На него по случаю какого-то "летия" пионерии пригласили вождя "Наших". Вождь просил ведущего не бояться его организации. Но и не недооценивать перспективы этого коллектива.

Похоже, демонстрация сплоченности "наших", прошедшая в начале мая, цветочки. Антиоранжевые. Что-то вроде пробы сил. Еще раньше репетицией мракобесия стали "наезды" на писателя Сорокина, Большой театр и "Детей Розенталя". Когда ягодки? Не сразу.

Отметим: где бы сей господин ни появился, вынужден оправдываться и отмазываться от неприятных аллюзий. Построил провинциальную молодежь на Ленинском проспекте, а у людей с исторической и генетической памятью возникают аналогии с маршировавшими когда-то колоннами волевых идеалистов. От таких параллелей отмазываться трудно. Как сказано Честертоном, "ни один смысл не в силах противиться грозящей захватить его форме". Форма - штука не безразличная к смыслу. Она его действительно способна захватить и переформулировать. Радикальный идеализм - самый боевой ресурс всех сколько-нибудь амбициозных движений. Как революционных, так и контрреволюционных. Нацболы его мобилизуют, чтобы дестабилизировать государство. "Наши" - чтобы фетишизировать.

На "Пяти вечерах" Якеменко колонны не строил и не отмазывался - изложил позитивную доктрину. Ее суть: площадные и уличные "наши" - часть дела, другая - особо одаренным и карьерно амбициозным "нашим" дать бесплатное "сверхобразование" (что-то вроде Высшей партийной школы при ЦК КПСС), чтобы в будущем они заняли командные позиции в бизнесе, политике, СМИ, культуре.

Тут же Андрей Малахов едва все не опошлил; в его светлой голове родилась идея встречного плана: что, если юношей и девушек объединить вокруг "Фабрики звезд"? Пусть они сольются в любви и обожании к ее выпускникам. Для убедительности Малахов показал рукой на питомцев Аллы Пугачевой - мальчика Макса Мироненко и девочку Юлию Караулову. Якеменко спорить не стал. На том и сошлись молодые вожди: пусть будет место в этой жизни для двух инкубаторов. Один для выращивания поп-звезд, другой - политзвезд.

Теперь мы знаем, что у движения "Наши" будут две составные части. Площадная - уличные штурмовики. Не коричневые, не бритоголовые, не лимоновцы - милые и добрые, как те, что сплачивали "оранжевых" на майдане и блокировали госучреждения. Другая - кабинетная. В основе обоих случаев подкуп (по Якеменко - "преференции"). "Наших" площадных - кайфом солидарности. Кабинетных - карьерой. А там и в паспортах появится 5-й пункт: "Наши - не наши".

Если прямо говорить, проект "Наши" - совсем плохая затея кремлевских политтехнологов. Слишком сильна форма. Александр Невзоров, помнится, собирал народ под знамя этого бренда. А у Достоевского "наши" и вовсе были бесами. Они хотели спалить государство.

Теперь бесов мобилизуют спасать Отечество?
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...