Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В Зачатьевском монастыре построят новый собор

Когда полтора года назад на планшетах архитекторов вместо узнаваемого храма 1800-х годов появилось сочинение на тему русского XVI века, в сообществе экспертов оформилась жесткая оппозиция подобному решению. Помимо прочего, смущал пример Никольского монастыря в Переславле-Залесском, где вместо снесенного при советской власти барочного собора появилась древнерусская стилизация большего масштаба и большей высоты. Собор Зачатьевского монастыря был неоготическим; в этой связи особенно бурно обсуждалось поданное на одном из первых обсуждений мнение о связи русской готики с масонством
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Федеральный научно-методический совет по охране памятников принял концепцию строительства собора Зачатьевского монастыря, что близ Остоженки (2-й Зачатьевский переулок, 2). Закрыт полуторагодовой спор сторонников воссоздания храма, разрушенного в 1930-е годы, со сторонниками нового архитектурного решения. Победили вторые, и это первый случай в современной истории Москвы.

Когда полтора года назад на планшетах архитекторов вместо узнаваемого храма 1800-х годов появилось сочинение на тему русского XVI века, в сообществе экспертов оформилась жесткая оппозиция подобному решению. Помимо прочего, смущал пример Никольского монастыря в Переславле-Залесском, где вместо снесенного при советской власти барочного собора появилась древнерусская стилизация большего масштаба и большей высоты. Собор Зачатьевского монастыря был неоготическим; в этой связи особенно бурно обсуждалось поданное на одном из первых обсуждений мнение о связи русской готики с масонством. Мнение исходило не из самой обители, но от духовного лица. Мнение отчасти справедливое, но справедливо и другое: «готический вкус» был вкусом к Средневековью, включая русское. В этом смысле неоготика двигалась теми же мотивами, какие движут авторами современных стилизаций на темы древнерусской архитектуры, не исключая авторов нового проекта собора Зачатьевского монастыря. Такой вот парадокс.

Время между первыми обсуждениями и нынешним решением было посвящено проектированию вариантов и археологическим исследованиям. Экспедиция во главе с Леонидом Беляевым, ведущим специалистом по церковной археологии, нашла следы деревянного храма XIV или XV века, когда на этом месте существовал первоначальный монастырь; обследовала фундаменты собора конца XVI или первой трети XVII века, когда монастырь стал каменеющей молитвой царя Федора Иоанновича и царицы Ирины о даровании наследника; изучила цоколь готического храма, обнимающий фундамент старого собора. Говорят, нигде в России археологами не раскрыт в таком масштабе соборный монастырский комплекс. Власти монастыря во главе с игуменьей Иулианией неподдельно озаботились сохранением этих остатков как реликвий.

Тем временем попытки реконструкции готического храма реставраторами во главе с Иваном Кроленко натолкнулись на недостаток научных материалов. Храм был обмерен перед сносом наспех, без настоящего интереса к его архитектуре, а строительный мусор, который мог остаться после сноса и дать представление о деталях, явно вывезен. Три варианта, нарисованные тремя группами исследователей, разошлись по высоте в диапазоне четырех метров. Компьютерная реконструкция по фотографиям оказалась бы именно компьютерной, с налетом виртуальности. По словам Бориса Могинова, возглавляющего реставрацию всех сохранившихся строений Зачатьевского монастыря, собор начала XIX века был очень сложной, оригинальной архитектуры и невосстановим с математической точностью. Венецианская хартия гласит: где начинается гипотеза - кончается реставрация. А значит, возведение нового собора - дело не реставратора, но современного архитектора.

Результаты предпроектных исследований поколебали оппозицию экспертов, по крайней мере федеральных, которые, между прочим, не слишком любят новоделы, а только предпочитают их оригинальному творчеству на намоленных местах.

Насколько оригинальна будет архитектура собора? Методсовет принял лишь принципиальное решение о проектировании в новых формах. Создан коридор возможностей, другой коридор закрыт. Предпочтения самой монастырской администрации лежат на поле средневековой ретроспекции. По замечанию Ивана Кроленко, надо честно признать, что такая ретроспекция и есть основное направление современного церковного искусства, будь то архитектура или иконопись. Впрочем, заказчик не так консервативен, как может показаться: проект поручен одному из классиков бумажной архитектуры Илье Уткину. Этого автора нельзя упрекнуть в консерватизме, но... можно похвалить за консерватизм. В частности, за умение работать в исторической среде.

Заказчик и авторы концепции договорились с федеральными экспертами о следующем. В подклете нового собора будут экспонированы археологические остатки старого. Собор встанет не на эти остатки, а на особые опоры, поднимающие над руинами. При этом план нового собора будет вычерчен по плану старого, а его габариты и высотные отметки совпадут с габаритами и отметками снесенного. Кажется, такому решению нет отечественных аналогов.

Оппонентам остается оценивать архитектурное решение нового храма, и это богатое поле для будущей критики, ибо, наверное, не здесь родится новый большой стиль, стиль XXI века.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...