Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Конкуренция как форма безумия

Великие державы, проявлявшие безучастность в отношении центрально-азиатских деспотий, не могут позволить себе роскошь отстраненно наблюдать за их кризисом. Опаснее всего очередной виток идейно-геополитического противостояния России и Запада. Поражает, когда европейские и американские политики рассуждают об успехах демократии, зачисляя, например, недавние события в Киргизии в ту же категорию, что и разноцветные революции украинского или грузинского образца... Еще удивительнее, когда российские руководители с этим, по сути, соглашаются
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Долгое время бывшая советская Средняя Азия оставалась глубокой политической периферией. Россия если и интересовалась событиями там, то скорее по инерции, чем вследствие продуманной политики. Правда, благодаря этой российской инерции удалось остановить кровавую войну в Таджикистане - незаслуженно забытый пример миротворческого успеха 1990-х. Мировое же сообщество вмешиваться в конфликты на постсоветском пространстве, тем более в азиатской его части, желания не имело, а от местной политики с ее феодально-клановыми нравами шарахалось, как от огня.

На протяжении более чем десяти лет лидеры Центральной Азии строили свою власть и государственность так, как считали нужным. То, что происходит сегодня, тамошние вожди, а с их подачи и многие в России, рассматривают как результат чьего-то деструктивного вмешательства, покушение извне на тщательно оберегаемую внутреннюю стабильность. Скорее всего без чего-то подобного не обошлось, но это не причина, а следствие. Причина же - в удручающих итогах правления бессменных лидеров, которые - одни с самого начала, другие позже - пришли к выводу о том, что понятия "благо государства" и "благо его руководителей" идентичны. Считать такого рода умозаключение проявлением исключительно личной корысти - большое упрощение. "Отец нации" искренне верит, что неразумные дети (народ) без него пропадут. Ведь игры в демократию не для нас, потому что нет исторических традиций, общество не дозрело и т.д.

Рассуждения, надо признать, не лишены оснований. Но стоит лишь раз увериться в данной логике, как дальнейшее развитие становится безальтернативным - вопрос сохранения власти из средства политики превращается в ее цель, о приоритетах национального развития забывают, а внутреннее напряжение вырывается наружу прямо пропорционально силе, с какой его зажимали. За последние годы мы не раз были свидетелями того, как казавшиеся неприступными монолитами автократические режимы - от Белграда и Багдада до Батуми и Бишкека - рушились, словно карточные домики, а те, кто вчера пел хвалу прозорливым руководителям, изрыгали проклятия им вслед. В Центральной Азии очередь дошла до режимов, практикующих максимальную степень подавления, - Узбекистан уже трясет, нетрудно предположить, что не за горами "отец всех туркмен", золотые памятники которого в конце концов будут крушить бульдозерами.

Великие державы, проявлявшие безучастность в отношении центрально-азиатских деспотий, не могут позволить себе роскошь отстраненно наблюдать за их кризисом. Опаснее всего очередной виток идейно-геополитического противостояния России и Запада. Поражает, когда европейские и американские политики рассуждают об успехах демократии, зачисляя, например, недавние события в Киргизии в ту же категорию, что и разноцветные революции украинского или грузинского образца... Еще удивительнее, когда российские руководители с этим, по сути, соглашаются и ставят Бишкек в один ряд с Тбилиси и Киевом, разоблачая роль западных неправительственных организаций. Политически мотивированные диагнозы грозят усугубить болезнь, а конкуренция за влияние в этом регионе - проявление политического безумия. Именно тут, в еще большей степени, чем в случае с Ираном или Северной Кореей, требуется ответственный и согласованный подход великих держав. К чему приводят попытки вести в подобных условиях геополитические игры, мы видели на примере Афганистана. Именно благодаря войне "великих" за влияние в этой стране четверть века назад началась карьера человека, олицетворяющего сегодня абсолютную угрозу, - Осамы бен Ладена.

Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике"
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...