Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Обострение между Россией и Грузией нарастает

"Однозначно действовать жестко "перекрытиями" и наказаниями нельзя. И результата не будет, и испортим отношения еще хуже. Нужно сочетание одного и другого – силы и дипломатии. А где-то нужна и экономическая экспансия. Только сочетание разных способов позволит нам добиться чего-то реального. Мы не должны реагировать на любые высказывания тех или иных деятелей. Нужно начать диалог на уровне не политиков, а обществ. Там множество людей хочет и демократии, и хороших отношений с Россией. А резкие шаги вызывают отторжение от России. Мы получим временный эффект в экономике...
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В четверг спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе заявила, что в случае, если не будут достигнуты договоренности по срокам вывода российских баз из Грузии, грузинская сторона прекратит выдачу виз российским солдатам, а также будет блокировать их передвижение по своей территории. Речь идет не о миротворческих силах, имеющих мандат СНГ, а о постоянных российских военных объектах в Батуми и Аханкале.

Грузинская сторона добивается от России отказа от российского военного присутствия на своей территории, забывая о том, что даже символический вывод российских военных объектов, не имеющих стратегического значения, может снова разбудить в стране сепаратистские настроения. Риторика Нино Бурджанадзе носит почти "предвоенный" характер.

Директор Центра международных исследований отделения общественных наук РАН Анатолий Уткин комментируя сложившуюся ситуацию, вспомнил современную историю развития российско-грузинских отношений: "Впервые Грузия за последние десятилетия угрожала России войной в 1990 году, когда Звиад Гамсахурдиа объявил всех проживающих на территории грузинами, забыв про другие народы, и пригрозил, что если Россия вмешается, то ее ждет война с Грузией".

База для широкомасштабного гражданского и этнического конфликта, вернее – серии конфликтов в Грузии очень широка и объемна. По мнению эксперта, если Россия уберет свои базы, то вчера воевавшие стороны останутся один на один друг с другом. Армяне поддержат своих сородичей в Джавахетии, скажет свое слово Аджария. Если грузинское правительство будет вести себя так же, то страну ждет распад.

“Стоит убрать базы, война возникнет немедленно, отчаянное мужество этих людей проявится снова. Почему грузинское руководство ничему не учится – не знаю. Они рассчитывают на США? Так они зря думают, что США будут решать их проблемы", - считает Анатолий Уткин.

Неожиданный ход для России предлагает член Совета по внешней и оборонной политике, полковник ГРУ в отставке Виталий Шлыков:

"Я бы не стал глотать унижения. Идет глупая, бездарная, некрасивая игра, которую мы позволить себе не можем. И базы эти не так уж для нас и важны. Главное – базы эти нам ни с какого бока не нужны. Во враждебной стране с военной точки зрения базы абсолютно бесполезны, технику, которая давно устарела, можно сдать в металлолом, а не вывозить оттуда. Офицеры, солдаты – вот кого мы должны защитить. А в каком состоянии мы их сейчас там оставляем? Это просто издевательство! Не нужны вам наши базы – ради Бога. Нам проблемой меньше".

По мнению аналитиков ситуация выглядит так, что отношения между Грузией и Россией подошли к точке максимального охлаждения за всю историю двух государств.

"Грузия вообще себя довольно неадекватно ведет, – заявил президент Фонда "Политика" Вячесла Никонов, - Но и в этом есть своя логика, логика раскрученных националистических настроений, которая двигает политику страны. Россия не так уж и держится за эти базы. Однако если будут продолжаться подобные "ультиматумы" с грузинской стороны, то могут воспоследовать и ответы – цены на нефть и газ, отмена виз. И что будет тогда с грузинской экономикой? Об этом грузинскому руководству стоило бы подумать. Грузия уже слишком близко подошла к той черте, за которой начинаются ответные шаги".

При более подробном анализе ситуации глава аналитического департамента "Центра политических технологий Алексей Макаркин отмечает, что речь идет о политическом факторе. О присутствии России на территории Грузии. “И если мы уходим, то значит, от этого присутствия отказываемся, и наше место быстро займут американцы, которые заинтересованы в охране нефтепровода Баку-Джейхан и в целом в регионе между Россией и странами Ближнего Востока".

Говоря о том, почему Россия не предпринимает жестких ответных мер, Макаркин подчеркнул бесполезность в ряде случаев диалога с окончательно занявшими свою позицию политиками и пользу перехода к диалогу между обществами, и низкую эффективность экономического давления, а также призыва6ет прибегнуть к последним достижениям мировой практики политического давления.


"Однозначно действовать жестко "перекрытиями" и наказаниями нельзя. И результата не будет, и испортим отношения еще хуже. Нужно сочетание одного и другого – силы и дипломатии. А где-то нужна и экономическая экспансия. Только сочетание разных способов позволит нам добиться чего-то реального. Мы не должны реагировать на любые высказывания тех или иных деятелей. Нужно начать диалог на уровне не политиков, а обществ. Там множество людей хочет и демократии, и хороших отношений с Россией. А резкие шаги вызывают отторжение от России. Мы получим временный эффект в экономике. Но что касается традиционных связей, мы можем их потерять! Есть способы поддерживать оппозицию по негосударственным каналам. Это куда полезнее. И для обоих обществ, для обеих стран, и для Грузии, и для России".
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...