Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Наталья Водянова: "На первом кастинге мне сказали: "О! Здрасьте, Роми Шнайдер!"

До какого-то момента я даже не думала, что могу нравиться мальчикам. До 15 лет я была очень худая, и мальчики меня вообще не любили. Но когда мне стукнуло лет 15, я поняла, что во мне что-то есть. Ведь на меня обращают внимание мужчины. Не мальчики в моей школе, а мужчины взрослые. Тогда интуиция начала подсказывать, что в моей жизни что-то необычное будет связано с моей внешностью. И началась такая классическая история про гадкого утенка.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Российская топ-модель, лицо Calvine Klein Наталья Водянова практически не дает интервью. Приехав с частным визитом в Россию, в Нижний Новгород, где она родилась, Наталья сделала исключение для "Известий" и рассказала Татьяне Витебской неизвестные подробности своей жизни.

известия: Что бывает после того, как мечты сбываются? Наверное, вы - тот человек, который может ответить на этот вопрос.

Наталья Водянова: Вы знаете, я вообще не мечтаю. Мечта - это для меня что-то такое нереальное. А я очень реалистичный человек. Просто цепляюсь за каждый случай или шанс. И стараюсь использовать шанс до конца. Но мечты такой, как в сказке, у меня никогда не было. Я живу сегодняшним днем. Прямо сейчас мы сидим и разговариваем, и я стараюсь, чтобы это было как можно лучше и более выгодно вам и мне.

Если бы я была богом, то смогла бы вам сказать, к чему я стремлюсь. Но я не могу ответить на этот вопрос, потому что не знаю. Я, как любой человек, борюсь за выживание, стремлюсь расти.

известия: То есть вы не живете прошлым?

Водянова: Нет. Для меня важны в прошлом только чувства, воспоминания. Это может быть какая-то любовь, обиды, какие-то важные моменты.

известия: Вы можете вспомнить самый яркий?

Водянова: Так... интересно-интересно. Какой бы выбрать? А с чем оно должно быть связано, чтобы было интереснее? Из детства... у меня почему-то все связано в основном с любовью. Я такой влюбчивый человек. У меня был жених, когда мне было 2 года. И я помню, что мы ходили с ним за ручку, и все кричали: "Тили-тили тесто, жених и невеста". И с ним связан момент, когда я поняла, что я - девочка, а он - мальчик. Такое очень яркое воспоминание. Я даже помню прекрасно, как я была одета: в красное платье с помпонами. Мы были в туалете, и я... писала. (Тут Наталья немного смущается.) Он стоял напротив. Моя мама зашла и сказала, что ему нельзя находиться со мной в туалете. Потому что мальчики с девочками вместе в туалет не ходят.

известия: Что привело вас в модельный бизнес, который для многих ваших ровесниц до сих пор остается сказкой? Как мы уже выяснили: карьера модели для вас не была мечтой.

Водянова: Нет. Моя семья была настолько бедной, что не думалось об этом. Не говоря уже о том, как купить модный журнал. Я вообще не думала, что куда-то уеду из Нижнего. Хотя все время знала, что-то такое случится в моей жизни, из-за чего я не буду в таком положении, как моя мама, я была уверена в этом. Я знала, что я девочка...

известия: ...с необычной судьбой?

Водянова: Может быть. Конечно, я думала, как я одеваюсь, резала мамину и бабушкину одежду, за что получала. До какого-то момента я даже не думала, что могу нравиться мальчикам. До 15 лет я была очень худая, и мальчики меня вообще не любили. Но когда мне стукнуло лет 15, я поняла, что во мне что-то есть. Ведь на меня обращают внимание мужчины. Не мальчики в моей школе, а мужчины взрослые. Тогда интуиция начала подсказывать, что в моей жизни что-то необычное будет связано с моей внешностью. И началась такая классическая история про гадкого утенка.

"Слава богу, что меня все-таки откопали"

известия: Как это происходило?

Водянова: Мне было лет 15. Мой друг был моделью. Он ходил в школу моделей Натальи Власовой - есть такая в Нижнем Новгороде. Они там делали какие-то показы, было весело. Когда мы познакомились с ним, он сказал: "Я приведу тебя в эту школу". Он решил оплатить мне это и я сказала: "Хорошо". Мне тоже было весело. Мы занимались хореографией, читали стихи, делали макияж. Это была такая ерунда в принципе...

известия:...типа игры

Водянова: Да, типа игры для девочек. Причем, за это брали деньги. Сейчас для меня это звучит смешно. Только в России такое возможно. Так вот, этот курс шел три месяца. Но для меня это было несерьезно - я уже тогда занималась своим бизнесом, зарабатывала деньги.

Я стала жить отдельно, когда мне было 15 лет. Мы с подружкой сняли квартиру, начали продавать фрукты, так как знали, как строится этот бизнес - моя мама и ее мама торговали. И все так очень хорошо и сразу у нас получилось. И мы неплохо зарабатывали. Поэтому я не обращала внимание на этот модельный бизнес. Это были какие-то 50 рублей за показ. Я зарабатывала больше.

известия: А школа?

Водянова: Школа? Я всегда пыталась учиться, училась довольно-таки хорошо какой-то период. А потом... Какая школа, если семейное положение не позволяет уделять этому время... да вообще никакого времени! Мне было 14, у меня была одинокая мама, младшая сестра-инвалид. Мама пахала на четырех работах, а на мне был дом. В 15 лет я еще как-то старалась учиться, а потом бросила. Школу я терпеть не могла, с одноклассниками мы друг друга не понимали. Я очень любила своих учителей, и они меня очень любили. И они прекрасно понимали мое положение. В последний класс я вообще не ходила, показывалась кое-как. Тогда я уже делала документы на выезд, учила английский. Так что, какая школа! (Смеется)

известия: Аттестата нет?

Водянова (улыбается): Нету. Я и уехала очень быстро. Я сначала перекочевала в агентство модели Евгении Чкаловой. Она меня пригласила, говорит: "У нас лучше". А мне было без разницы. Именно Женя меня научила одной вещи, которую я до сих пор не делаю. Только редко, если нервничаю. Она меня отучила грызть губы! Помню, она на меня посмотрела и строго так сказала: "Так некрасиво!" Я все время помню ее слова, что это некрасиво. И Чкалова же мне позвонила, сказала, что приезжают какие-то люди из Парижа, устраивают первый в Нижнем Новгороде кастинг, дескать приходи.

известия: Я помню его. Как-то он не произвел на меня должного впечатления в основном из-за присутствовавших там претенденток.

Водянова: Я готовилась, не могла найти короткую юбку, опять пришлось резать. А когда я пришла, мне все это показалось ужасным зрелищем. Сто девочек стояли в ряд. Как бы там ни было, я была таким гордым ребенком и не встала в эту линейку, а встала сбоку. И все-таки меня, слава богу, откопал этот гений Алексей Васильев. У него такой талантливый глаз. Он подошел ко мне с камерой. Такой смешной! У него корни какие-то чукотские, поэтому он был странный такой для меня - я же ничего, кроме Нижнего Новгорода, не видела. И вот он говорит: "О! Роми Шнайдер! Здрасьте, Роми Шнайдер!"

Они мне сразу сказал, что, если я выучу английский, то поеду в Париж. Я восприняла это скептически. Но мама и бабушка в один голос говорили: "Ты что? Это такой шанс! Лучше это, чем то, что есть сейчас". Я подумала, что лучше использовать этот шанс и посмотреть, что будет, чем ничего не сделать. И я поехала.

известия: Это должно было быть большим стрессом.

Водянова: Да. Столица для меня была каким-то большим местом. Но мне помогло то, что я подружилась с Лешкой, то есть Алексеем Васильевым, и он меня привез сначала в Москву, приучал к ней. Где-то месяц он просто водил меня по Москве. Он показывал мне других девочек, делал мои фотографии. Давал понять, что это красиво, что все получится. Тогда же он показал меня русскому Vogue, я сделала свою первую съемку. И я поняла, что это не так страшно, что ему можно доверять, что я точно не уеду в Париж, чтобы быть там проституткой. Я была уверена, что все будет хорошо.

известия: А потом Париж.

Водянова: Да, и там я работала сначала с другим агентством, нежели сейчас. Потому что Viva - агентство, с которым я работаю сейчас, сразу меня не взяло. Я была у них на большом кастинге в Москве, и мне сказали, что я немного робкая, слишком молодая, не говорю по-английски, я потеряюсь, и ничего не получится.

И мое первое агентство мне очень не понравилось. Они там такие грязноватые. В первый же день после моего приезда была вечеринка с какими-то девочками и мужчинами в ночном клубе. Этот образ работы мне показался странным. И я сказала, что я не хочу с ними работать. И тогда мой менеджер Гия Джикидзе сказал: "Ну, знаешь, ничего не стоит еще раз попробовать. Я сейчас веду девочку в Viva. Может, если тебя увидит кто-то еще оттуда, то что-то случится". Я пришла, и они все посходили с ума, чуть не уволили ту женщину, которая от меня отказалась. Они что-то увидели во мне, и уже через неделю я сделала немецкий Elle. После этого дела мои шли только вверх.

И хорошо, что все было постепенно, потому что некоторые девочки взлетают очень быстро, а падают очень болезненно. Я постепенно привыкла к этому бизнесу, научилась языку. И когда на меня свалился этот Gucci, Calvin Klein, все "Воги", то мне было очень легко с этим справиться. И это мне помогло добраться до вершин, недоступных обычно.

"Ты можешь больше, чем выйти замуж за соседа"

известия: Замужество было для вас тем, что освобождало бы от размышлений о том, что вы будете делать, когда закончится карьера модели?

Водянова: Нет. Сначала мы просто сильно друг друга любили. И поняли, что нечего больше искать кого-то еще, что мы и так счастливы. Замужество было таким... Ну, нам нужно было пожениться. Мы поженились для моей семьи и для того, чтобы наш сын Люкас был Потрман. Люкаса мы очень хотели. Он был не ошибкой! Просто в какой-то момент, когда мы были немного неаккуратны, Джастин сказал: "Слушай, а как же твоя карьера?" Я сказала: "Мне все равно, так как карьера не зависит от побочных фактов, тем более таких, как любовь и ребенок". И мы решили, что наверное, это было бы здорово - жить вместе и иметь ребенка.

Замужество мне очень сильно помогло. Модельный бизнес, да любой, что называется еntertainment-бизнес, способствует тому, что очень легко потерять голову, забыть, с кем ты и кто ты, кто друзья, кто враги, чего ты хочешь от жизни. Джастин все время спускал меня на землю. Я думаю, поэтому могла смотреть на все это издалека. Конечно, иногда заворачивает. Но есть семья - платформа, за которую ты держишься.

известия: Вы заговорили про семью. У Джастина родственники живут в Англии. Как относятся они к тому, что сейчас там так много русских?

Водянова: Ну, я не думаю, что моим родственникам это вообще важно. Им более интересна политика Англии. Я уверена, что у них есть по поводу русских в Англии какое-то мнение, но не уверена, что они поделились бы им со мной, потому что оно наверняка негативное(смеется). Я не поддерживаю поголовный переезд в Англию, но и не против этого. Люди всегда должны делать то, что они хотят.

известия: Вы общаетесь с ними?

Водянова: Нет. Я вообще мало русских за границей знаю. Только людей, которые работают между Лондоном, Нью-Йорком и Москвой. Не то, чтобы я русских за границей избегаю. Я очень люблю русских людей, но там они очень сильно меняются.

Мне самой важнее не бежать из России и доказать, что не все бегут из моей страны, если они чего-то достигли в ней. Да, тяжело здесь очень, но этот challenge для меня интересен. Я не могу расслабиться, сидеть на месте и наслаждаться своими мелкими нуждами. Вот сейчас я набрала свою корзинку с яичками: мои средства и связи. И я использую их для того, чтобы сделать что-то для России. Я основала фонд "Обнаженные сердца". И мы задумали построить сеть детских игровых центров. Первый будет в Нижнем Новгороде.

Идея пришла, когда я приехала в Нижний, на улице было минус 25, с нами были дети: мой сын, сестра... И пойти с ними некуда. Я тогда подумала: так здорово делают в Лондоне, Париже, Нью-Йорке эти playground. Я считаю, что это не очень важно для таких городов, как Москва и Санкт-Петербург. Но важно для провинции, как Нижний Новгород, где промышленные зоны создают депрессивную атмосферу. серость давит на ребенка, и он не имеет возможности оценить, насколько мир ярок и огромен. Я могу утверждать это исходя из собственного опыта. Ты можешь больше чем выйти замуж за соседа и продолжать такое же существование, как твои родители. Я буду встречаться с педагогами и специалистами по психологии детей, чтобы эти центры были развивающими, чтобы они давали детям толчок в их стремлении к большему.

известия: Вы для этого проекта проводили аукцион в Нью-Йорке?

Водянова: Да, мы на этой вечеринке собрали 400 тысяч долларов. Я собрала всех своих знакомых. Мы продавали гитару Мика Джаггера, подписанную им. Хелена Кристенсен, моя хорошая подруга, решила приготовить мужчине романтический ужин на двоих. Был ужин с пятью топ-моделями. Я вложила около 70 тысяч долларов из своих денег. Некоторые из друзей еще даже подкладывали денег потом.

"Я думаю о своем имидже, потому что это тоже оружие"

известия: Как складываются ваши отношения с другими моделями? Все же это очень нетерпимый к чужому успеху бизнес.

Водянова: Особенно русские девочки-модели завидуют. Они стараются этого не показывать, но я чувствую эту ненависть. Наверное, со стороны то, что я посещаю все parties, Metropolitan, ими воспринимается как мой снобизм, зазнайство. А я считаю, что они слепы своей завистью. Я всегда готова потратить время, чтобы доказать людям, что я не сноб, как им кажется. Но пока возможности не было. Если она представится, я ее использую. А вообще мне без разницы.

известия: После того, как вы вышли на подиум, столкнулись с известными модельерами, вы поменяли свое представление о том, как должна выглядеть женщина?

Водянова: Конечно. Для меня то, что я надеваю, связано с моим настроением. Ты можешь использовать одежду как оружие. И это особенно интересно для женщины, потому что она с помощью одежды может играть собой. Наверное, если бы я сегодня надела красное платьице или что-то смешное, я бы гоготала и говорила вам более легкомысленные вещи.

известия: Что вы обычно носите в жизни?

Водянова: Абсолютно все. Предпочитаю яркие цвета. Но я никогда не меняю свое лицо, волосы.

известия: То есть вы обычно не краситесь?

Водянова: Да. У всех есть свой образ, свой look. И я не меняю себя, я меняю свою одежду, настроение. Так я играю. Иногда я больше девочка, иногда одеваюсь to kill (смеется), а иногда - очень консервативно. Это зависит от того, где я. Когда я приезжаю в Москву, стараюсь одеваться стильно, но не вызывающе. Потому что не думаю, что здесь это был бы хороший для меня имидж. Я думаю о своем имидже, потому что это тоже оружие.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...