Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Хочешь стать миротворцем - учи английский язык

Основной задачей миротворцев считается достижение оперативной совместимости с аналогичными подразделениями блока НАТО. Это и решение некоторых технических вопросов, и главное - способность штабных офицеров при планировании совместных операций мыслить одними категориями , пользоваться одной терминологией, а также говорить на одном языке - английском - с западными коллегами. Пока, по признанию наших военных, если с боевой подготовкой все хорошо, то с языком - не очень
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Уровень подготовки и оснащенности первой российской специализированной части миротворцев - миротворческой отдельной 15-й мотострелковой бригады, расквартированной под Самарой, соответствует самым высоким мировым стандартам. Об этом заявил после визита в часть на прошлой неделе глава военной миссии связи НАТО в Москве Питер Вильямс. По мнению генерала, то, что российские военные смогли сделать в столь короткие сроки (бригаду сформировали в феврале 2005 года), говорит о серьезном стремлении России активно участвовать в проведении миротворческих операций.

- Бригада будет действовать в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии, - говорит министр обороны Сергей Иванов. - Если возникнет необходимость применения бригады в другом регионе, то по решению ООН наши миротворцы могут быть направлены и туда.

Бригада отличается от обычных мотострелковых частей своим составом и вооружением (миротворцам нельзя иметь тяжелое вооружение: танки и артиллерийские установки). Она полностью будет состоять из солдат и сержантов-контрактников. Как сообщил на днях ее командир полковник Сергей Кузовлев, комплектование контрактниками будет завершено досрочно: не к концу текущего года, а уже к 1 июня.

По словам военных, в России впервые создано подразделение высокой мобильности. Вблизи расположения бригады находится военный аэродром, откуда весь ее личный состав вместе с техникой в течение нескольких часов может быть переброшен в любую точку мира. Это одно из главных качеств, необходимых для полноценного миротворческого подразделения, предназначенного для оперативного реагирования на изменения ситуации в "горячих точках".

По словам замглавкома Сухопутных войск по миротворческим силам Валерия Евневича, полная боевая готовность бригады будет достигнута к началу 2006 года. С этого момента она будет считаться готовой к немедленному применению. Пока же основной задачей миротворцев считается достижение оперативной совместимости с аналогичными подразделениями блока НАТО. Это и решение некоторых технических вопросов, и главное - способность штабных офицеров при планировании совместных операций мыслить одними категориями, пользоваться одной терминологией, а также говорить на одном языке - английском - с западными коллегами. То же требование будет предъявляться к солдатам и сержантам. Пока, по признанию наших военных, если с боевой подготовкой все хорошо, то с языком - не очень. На нем говорят только  некоторые штабисты.

Питер ВИЛЬЯМС, глава военной миссии связи НАТО в Москве: "Военные, участвующие в совместной операции, должны говорить на одном языке"

известия: Г-н Вильямс, насколько бригада миротворцев соответствует принятым представлениям о подразделениях подобного рода?

Вильямс: Я бы не стал сейчас употреблять термин "миротворчество" в старом его понимании. Он был популярен в начале 90-х годов. Последние 5-6 лет НАТО вырабатывала новую концепцию применения сил, которая называется - противодействие угрозам. В соответствии с этой концепцией созданы Силы быстрого реагирования НАТО, которые должны обладать потенциалом, позволяющим в короткие сроки направить их в любой подвергающийся опасности регион, и должны быть способны решать комплексные задачи (сухопутные, морские и воздушные). Они уже достигли начального уровня боеспособности, а полного должны достигнуть к октябрю 2006 г.

В этом ключе то, что мы видели под Самарой - а мне есть с чем сравнивать, - производит большое впечатление. За очень короткие сроки удалось создать серьезную базу для построения такого высокопрофессионального мобильного подразделения, которое сможет соответствовать самым высоким стандартам. Совершенно очевидно, что Минобороны России серьезно взялось за выполнение этой задачи.

известия: Насколько это укладывается в концепцию НАТО по противодействию угрозам?

Вильямс: Нам хотелось бы видеть, что Самарская бригада развивает свой потенциал в контексте нашего представления о силах быстрого развертывания. Конечно, для ее активного участия в различных операциях НАТО должно быть политическое решение со стороны России. Сегодня же задачи НАТО состоят в том, чтобы помочь этой бригаде как можно быстрее и лучше достичь необходимого уровня оперативной совместимости до того, как это политическое решение будет принято. В Генштабе Вооруженных сил России, перед тем как показать нам бригаду, специально попросили нас провести экспертизу ситуации, помочь им достичь необходимого уровня оперативной совместимости с подразделениями Североатлантического альянса.

известия: Совместимость есть?

Вильямс: В Генштабе есть понимание, что одним из главных аспектов этого должны быть овладение языком, совместимость оборудования и военной техники. С точки зрения НАТО мы рассматриваем проект создания Самарской бригады как основу для будущей подготовки других российских частей, которые, возможно, будут принимать участие в совместных с нами боевых операциях.

Что касается оперативной совместимости по линии Сухопутных войск, то мы здесь работаем не с нуля. У нас есть большой опыт взаимодействия в Косово. Правда, после ротации российского контингента нам каждый раз приходилось изобретать колесо заново, налаживать контакт с новыми людьми, восстанавливая связи.

Пока одна из самых сложных проблем - это лингвистическая совместимость. Солдаты и офицеры, участвующие в совместной операции, должны говорить на одном языке. Штабные офицеры должны знать общую терминологию при выработке решений и планов боевого применения. Как мне показалось, командование бригады, Генштаб и Минобороны России это очень хорошо осознают, и это серьезный шаг вперед по сравнению с тем, что было у нас на Балканах. Тогда только участие США позволяло решить проблему лингвистической совместимости. В Самаре безусловно хорошие солдаты, но они должны уметь разговаривать со своими коллегами.

известия: Что может сделать НАТО для решения этой проблемы?

Вильямс: Это двусторонняя задача. Например, министр обороны Сергей Иванов, свободно говорящий по-английски, прекрасно понимает плюсы того, что он и его подчиненные смогут свободно общаться со своими коллегами. Например, еще 10 лет назад французские офицеры не владели английским языком. А сегодня операцией в Афганистане руководит французский генерал.

У нас существуют программы дистанционной помощи в овладении языком. Но для их применения нужны компьютеры и интернет в каждом воинском подразделении. В миротворческой бригаде пока такой техники нет. Поэтому мы пока не рассматриваем возможности перевода наших обучающих программ на русский язык. Солдаты и офицеры очень молоды, но у них правильное командование. Мы видели, что в часть вкладываются серьезные ресурсы, что под Самарой создается хорошая база, на которой потом будет строиться дальнейшее здание. Возможно, скоро дело дойдет и до языка, во всяком случае, и в Минобороны, и в Генштабе есть понимание того, что это необходимо.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...