Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Лагутенко выступил светским миротворцем

Казалось, любовь к року это всего лишь пиар-трюк: образ любителя продвинутой музыки может примирить молодежь с тем, что этот человек меняет яхты и самолеты, как перчатки. Но в ресторане "Вертинский", где на этой неделе был концерт Евгения Гришковца, кристальный образ г-на Абрамовича заиграл новыми, неизвестными гранями. Обозревателю удалось выяснить, что нефтяной титан смотрел спектакль "Как я съел собаку" аж несколько раз, а потому и в подлинность его музыкальных пристрастий пришлось поверить
0
Любовь к Илье Лагутенко сплотила капиталистов, светских активистов, фриков и шляпных дел мастеров
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Новый диск Ильи Лагутенко презентовали в недостроенном лофте Романа Абрамовича. С точки зрения светских канонов там происходило нечто моветонное: на девятый этаж поднимал только один лифт из пяти. Сметая скудное угощение, по лофту кружил рой приглашенных. Отовсюду торчали уши алкогольных и банковских спонсоров. Но тем не менее это было самое обаятельное светское мероприятие последних недель - считает светский обозреватель "Известий" Божена Рынска

Концерт и презентацию нового диска устроили в недостроенном здании "Сибнефти", которое будет сдаваться в эксплуатацию еще бог знает когда. На вечер г-ну Лагутенко отдали лофт для руководящего состава. По слухам, разрешение на это дал лично Роман Абрамович, давно сочувствующий некоторым отечественным рок-музыкантам.
Казалось, любовь к року это всего лишь пиар-трюк: образ любителя продвинутой музыки может примирить молодежь с тем, что этот человек меняет яхты и самолеты, как перчатки. Но в ресторане "Вертинский", где на этой неделе был концерт Евгения Гришковца, кристальный образ г-на Абрамовича заиграл новыми, неизвестными гранями. Обозревателю удалось выяснить, что нефтяной титан смотрел спектакль "Как я съел собаку" аж несколько раз, а потому и в подлинность его музыкальных пристрастий пришлось поверить.

И все же г-н Абрамович, даже вкусивший гришковецкой собаки, остался г-ном Абрамовичем со всеми его особенностями. Страсть хозяина к дисциплине передалась организаторам, и приглашенных стращали за несколько дней до концерта. "Ровно в восемь - дверь на замок! В лофте помещается ровно триста человек. Как только помещение заполнится, никого не пустят даже по приглашениям. Это же офис Абрамовича!" Если известно, что мест только три сотни, то каким это образом гостей с приглашениями может оказаться раза этак в два-три больше? Эта аномалия московского бытия неделю занимала умы светского общества, но страшилка-таки подействовала: все пришли вовремя.

Из пяти лифтов функционировал только один. Остальные выглядели вполне готовыми к эксплуатации, но, возможно, их берегли для более серьезной публики. На лестницу было не попасть, и в холле образовалось что-то вроде накопителя. Единственный лифт где-то затаился, и наконец джентльмены из "Сибнефти" достали ключи от черного хода и попытались незаметно туда прошмыгнуть. Светская тигрица Ульяна Цейтлина юркнула за ними, и подхватив пышную юбку, понеслась на девятый этаж. Конечно же мужчины ляпнули что-то необычайно остроумное на тему полезной физкультуры и тут же получили ответный смэш: "Богатыри - не вы, настоящие мужчины взяли бы на руки да понесли". Доковыляв до лофта, молодые нефтяники забились в угол, где и переживали свое фиаско.

Кормили на вечеринке концептуально скудно. В дальнем углу стояли тарелки с капустой, морковкой и сельдереем и куча соусов. Скрытый message кейтеринга был такой: "Вас вообще-то не есть сюда приглашали, но раз уж привыкли "точить" - вот вам овощи". Гости, среди которых были актриса Наталья Андрейченко, писатель Владимир Сорокин, Степан и Алла Михалковы, Ольга Свиблова, Константин Хабенский, телеведущий Андрей Малахов с бизнеследи Мариной Кузьминой, владелица сети World Class Ольга Слуцкер, ресторатор Аркадий Новиков, экс-глава "СИБУРа" Дмитрий Мазепин, модельер Денис Симачев, актриса Оксана Фандера, директор по маркетингу Pernod-Ricard Вадим Григорян, телеведущая Катя Мцитуридзе, вице-президент МТV-Россия Илья Бачурин, глава фонда "Флеминг" Марк Гарбер, оказавшийся зажигательным танцором, панковский жест оценили и не роптали.

Со спонсорами же творился невообразимый мариводаж. Гости просовывали голову в прорезь на картонке и их щелкали в обнимку с нарисованным Лагутенко. Тут же им выдавали снимок и предлагали оформить кредитку некоего банка с этой фотографией. Не менее экстравагантно пиарили и высокоградусные продукты. Все это придумала и воплотила неизменная подруга Ильи Лагутенко Надя Сказка - знаменитый эмиссар хаоса в московском бомонде. Как только уровень пафоса и притворства на великосветском мероприятии зашкаливает, у Сказки срабатывает какой-то неведомый датчик, "и тут кончается искусство", а гламурные нимфы начинают корчиться в муках. На этом вечере белые кудри госпожи Сказки венчал телевизор из папье-маше, на экран которого был наклеен портрет Лагутенко. Голова шевелила рожками-антеннами и очень себе нравилась.

Прочая публика тоже была одета под стать хозяйке раута. Невероятное количество малоизвестных в большом свете фриков вырядилось в винтажные платьица, невероятных расцветок гольфы, дичайшую бижутерию и сумасшедшие шляпы. Правда, парочка барышень таки умудрились щегольнуть сумками Биркин made in China, и по признанию гостей "нигде еще они так не раздражали, как здесь".

На вопрос обозревателя: "Кто же эти милейшие фрики в шляпах?" организаторы даже обиделись. "Это - не фрики! Это буржуазные художники! У них шляпы стоят по полторы тысячи долларов!" Видимо, прибыльное это дело - варганить шляпы, потому что художники, не иначе как распродав свои произведения, на следующий день улетели тусоваться в пятизвездочный отель Шарм-эль-Шейха. Как удалось выяснить, одного из русских Филлипов Трейси зовут Константин Гайдай. Его друг - стилист Дмитрий Чарков, нарядившийся в трико и шляпу английского полицейского, должен был украшать собой новый диск. Вместе с Ильей Лагутенко они позировали для обложки, прикрывая причинные места: один - портретом Ходорковского, а другой - портретом некоего антагониста этого известного капиталиста. Называлось все это - "Слияние и поглощение". Не понятно почему, тираж зарезали в типографии. Все диски были уничтожены подчистую, и гости гадали, чья невидимая десница сломала нам кайф.

Певица Земфира, спевшая в конце одну песню, появилась на вечере с Ренатой Литвиновой. Дива любовалась закатом с "веранды-балкона" лофта и очень гламурно ела клубнику. Кстати, для этого вечера хозяева специально получали разрешение ФСО выходить на балкон. Все, что находится в радиусе километра от башен Кремля, берется под прицел, так что не позаботились бы заранее - и вполне могли бы не досчитаться нашей дивы.

Как заметила телеведущая Ксения Собчак, концерт расслабил и сблизил всех. Глянцевые девушки, упивающиеся своими должностями, в этот вечер не выглядели такими противными. Почти все главные редакторы этих журналов самозабвенно скакали под музыку. Давние враги не корчили друг другу никаких "козьих морд". Рестораторы Михаил Зельман и Илья Демченко вместе с Ульяной Цейтлиной обсуждали, что ведь когда-то и они организовывали концерты Паши Кашина. Господа решили вернуться в свои берега, чуть ли не сделать свой продюсерский центр и возобновить некоммерческие проекты. Светская толпа у единственного лифта браталась.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...