Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Призрак войны деформирует журналистику

Политическая составляющая уже в том, что ворон ворону глаз не выклюет, а демократ демократу - запросто. Сначала так обошелся начальник Киселев с подчиненными. Затем последовало "Открытое письмо" Виктора Шендеровича Евгению Киселеву - и точно попало адресату не в бровь, поскольку верно препарировало двойственность его "демократизма". В "письме" было показано, как соткался бренд "Киселев", который затем отделился от Киселева-журналиста, будто нос от майора Ковалева, и начал делать собственную карьеру. Вопрос: что осталось после этого от Киселева как человека?
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Поначалу и в самом деле показалось, что конфликт в "МН" носит исключительно производственный характер. Но чем далее в лес полемики, тем больше дров политики.

Политическая составляющая уже в том, что ворон ворону глаз не выклюет, а демократ демократу - запросто. Сначала так обошелся начальник Киселев с подчиненными. Затем последовало "Открытое письмо" Виктора Шендеровича Евгению Киселеву - и точно попало адресату не в бровь, поскольку верно препарировало двойственность его "демократизма". В "письме" было показано, как соткался бренд "Киселев", который затем отделился от Киселева-журналиста, будто нос от майора Ковалева, и начал делать собственную карьеру. Вопрос: что осталось после этого от Киселева как человека? Уволенные замы Людмила Телень и Михаил Шевелев в своем послании на пальцах и на фактах показали, что мы имеем в остатке.

Впрочем, интерес уже не в остатке, а в осадке, горький вкус которого знаком со времен первых информационных войн, когда Березовский и Гусинский, не поделив какой-то лакомый кусок собственности, находились (со своими мушкетерами, или гвардейцами - Доренко и Киселевым) по разные стороны баррикад. Несколько позже была предпринята атака на правительство "младореформаторов". Тогда расцвели таланты Доренко, Леонтьева, Киселева, сумевших вульгарную информационную мочиловку возвести в ранг искусства. В ту пору и сложилось представление, что СМИ нужны олигархам лишь как инструменты "холодной войны" между собой и с властью.

В силу этого обстоятельства с демократическими СМИ стало происходить нечто неладное. Они стали заостряться и затачиваться. Доренко был уже не столько пером, сколько штыком. В битве с Лужковым и Примаковым - гранатометом.

Проблема в том, что в ходе информационных войн, как справедливых, так и несправедливых, деформируются суть журналистской профессии и навыки ремесла. В советское время это наглядно проявлялось в практике международников. Не случайно даже самым талантливым из них, и в душе западникам, не удалось найти себя в новых условиях и вернуться в профессию. Как не удается вернуться в профессию ветеранам и инвалидам уже постсоветских информационных войн.

Если сегодня трезво взглянуть на коммунопатриотическую печать, она ведь лишь в незначительной части представляет собой средство массовой информации. Информирование читателя для нее - факультатив; основная же функция - психологическая поддержка националистически ориентированных читателей и возгонка злобы и ненависти. Газета "Завтра" - незамутненный агитпроп понятно какого направления. Должны ли и "Московские новости" стать агитпропом, хоть и с другим знаком, с противоположным направлением? Такой еленинской "Искрой"?

Если страна находится в состоянии гражданской войны - пожалуй, да. Тогда все для фронта, все для победы! Тогда время мобилизационной журналистики. Тогда мы все - военкоры с лейками, блокнотами, пулеметами и в бронежилетах. Сплачиваем ряды и идем на Кремль. Одной колонной - национал-патриотическая печать во главе с Прохановым, другой - печать либерально-демократическая, построенная Елениным.

Но что если сегодня все-таки не добрая война на взаимоуничтожение, а, по крайней мере, худой мир? И не все мосты еще сожжены?
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...