Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Последний парад

Настолько же естественна и бессменна эта старая традиция - прикреплять медали к национальному флагу. В фигурном катании нет униформ, а четыре вида программы - это по сути четыре разных вида спорта. У Китая нет больших намерений в танцах, зато по темпам развития школы парного катания эта страна опережает всех. Япония, напротив, не заявляет пары на чемпионат мира, зато могла бы выставить полдюжины одиночниц, и все они вполне могли бы оказаться в первой десятке
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
За всю историю фигурного катания только однажды все золото чемпионата мира доставалось одной стране. Это было в 1999 году, и этой страной была Россия. Спустя шесть лет в Москве это вполне могло случиться снова. Но приключилась беда с Плющенко. Не будем включаться в этот бессмысленный, хотя и естественный спор: настолько ли и в самом деле хорош швейцарец Ламбьель, чтобы переиграть живого и здорового Плющенко? Это вопрос уже будущего года.

Настолько же естественна и бессменна эта старая традиция - прикреплять медали к национальному флагу. В фигурном катании нет униформ, а четыре вида программы - это по сути четыре разных вида спорта. У Китая нет больших намерений в танцах, зато по темпам развития школы парного катания эта страна опережает всех. Япония, напротив, не заявляет пары на чемпионат мира, зато могла бы выставить полдюжины одиночниц, и все они вполне могли бы оказаться в первой десятке. Россия - единственная универсальная империя в фигурном катании. Мы ценим мнение наших легенд, но звучавшие на этой неделе слова о великих традициях - не больше чем торжественный тост. Не самый точный, не самый искусный. Этому рейху совсем не тысячу лет. Десять, от силы пятнадцать.

Я поинтересовался у тренера Татьяны Тотьмяниной и Максима Маринина олимпийского чемпиона Сараево Олега Васильева, почему так бесплодно американское парное катание, ведь на первенство России набирается от силы десять пар, а в заявочном листе чемпионата США всегда 18-20. И это далеко не все желающие. Есть еще и отборочные турниры. Ответ Васильева прозвучал очень неожиданно: "Америка - это страна, где очень сложно пропасть человеку. Американцы, конечно, очень любят соревноваться и бороться, но спортивный результат для них - это не вопрос жизни и смерти. Они легко относятся к результатам. Выиграл - отлично, проиграл - не беда. Не получилось в спорте - еще 25 дверей перед тобой открыты. Они любят бороться, но по-настоящему не умеют бороться. А достижения Америки в одиночном катании - это прямой результат селекции. Количество, дающее качество. Сколько человек у нас в России катается на коньках? Максимум 200 тысяч человек. В Америке буквально в сто раз больше. На эти 20 миллионов обязательно найдется одна Мишель Кван или Саша Коэн".

Я задумался над словами Васильева. Мне почудилась в них какая-то неточность. Не сразу понял - какая. Противопоставляя американцам дерзких русских, Васильев в точности описывал ситуацию первой половины 90-х, когда, собственно, мы и стали универсальной империей в фигурном катании. Наши пары всегда были вне конкуренции, мы правили танцами, но в одиночном катании советские фигуристы и фигуристки за вычетом, может быть, только Игоря Бобрина оставались трудолюбивыми серыми мышами.

В эпоху освобождения личности серые мыши превратились в принцев и принцесс.

Оставленные без попечения государства русские фигуристы вместе со своими советскими тренерами бросились завоевывать мир. Это сущая правда, что американцы, канадцы и французы только боролись за награды, а русские еще умели драться. Мы были истинными профессионалами, гладиаторами в этом изящном виде спорта, имеющем любительский статус. Нам были нужнее эти награды, конвертирующиеся в выгодные ангажементы американских ледовых шоу. И те, кого принято называть высшими силами, тоже были согласны с тем, что нам нужнее. Все-таки появление в одном времени и пространстве двух таких фигуристов, как Ягудин и Плющенко, при всем восхищении тренерскими талантами Мишина и Тарасовой - в чистом виде божественное вмешательство.

Величайшие фигуристы последних 10 лет - Ягудин, Плющенко, Слуцкая - не были плодами системы, торжеством какой-то великой традиции. Напротив, они могли стать началом великой традиции. Но все говорит о том, что не стали. Никакого бума фигурного катания в России не случилось. Чемпионат России как был, так и остается глубоко провинциальным мероприятием с заведомо известным исходом - торжественной выдачей загранпаспортов согласно разнарядке федерации. Всем другим желающим предлагается подождать в очереди пару лет. А может быть, и пять. Но сегодня уже никто не хочет стоять в очереди и тем более еще в этой очереди грубо толкаться. Потому что открытых дверей стало больше и они манят сильнее - взять хотя бы теннис.

У нас была великая эпоха. Она, собственно, еще продолжается, но уже различима черта, пройдя которую можно будет сказать, что эпоха закончилась, - Олимпийские игры в Турине. Очевидно, это будет последний турнир сегодняшних лидеров российского фигурного катания - Слуцкой, Навки и Костомарова, а также Плющенко, в том случае, если он выиграет. За ними не то чтобы совсем никого. За ними - другие. Тут дело даже не в масштабе таланта. Хотя никаких новых Плющенко и Слуцких в следующем олимпийском цикле не предвидится. Просто эти новые уже не умеют драться.

Чемпионат мира в Москве был торжественными проводами империи с великим, как будто срежиссированным финалом в исполнении Ирины Слуцкой. После Турина мы станем в фигурном катании обычной сильной страной без претензий на преуспевание во всем.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...