Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Армии разрешили бороться с терроризмом

Отсутствие правовых основ участия военнослужащих с вооружением и военной техникой в операциях против террористов порой приводило к парадоксам. Например, в ходе недавнего штурма одного из занятых террористами домов в пригороде Махачкалы чекисты и МВД Дагестана попросили помощи у военных. Те не отказали - прислали на помощь танк. Исход операции был решен в несколько часов. Дом с засевшими в нем террористами сровняли с землей. В тот же день в часть пришли прокурорские работники с вопросом о том, кто дал разрешение на использование техники
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В среду Госдума, приняв сразу во втором и третьем чтениях поправку в закон "Об обороне", легализовала возможность применения Вооруженных сил в антитеррористических операциях. До этого в законе содержались лишь положения о применении армии в случае внешней агрессии, защиты территориальной целостности государства, а также возможности использования в соответствии с международными обязательствами России. Этот перечень задач не подлежал "расширенному толкованию".

- С созданием правовых основ для участия Вооруженных сил в контртеррористической деятельности появится реальная возможность сократить потери среди сотрудников правоохранительных органов, - заявил после принятия поправок в закон "Об обороне" спикер Госдумы Борис Грызлов. - После вступления закона в силу может быть принят еще ряд конституционных и федеральных законов, в которых непосредственно будет прописана форма участия Вооруженных сил в борьбе с терроризмом.

Без юридического закрепления формы такого участия военнослужащие оставались незащищенными ни в правовом, ни в экономическом плане (чисто теоретически террорист, пострадавший от их руки, имел право подать на Минобороны в суд и выиграть такое дело). А ведь армия де-факто - один из главных борцов с террористической угрозой, в первую очередь в Чечне. Однако де-юре подобных обязанностей на военное ведомство не возлагалось. Отсюда и многочисленные коллизии - например, с определением статуса конфликта. Была ли это война, или антитеррористическая операция, или что-то еще? От этого зависели подзаконные акты, регулировавшие выплату так называемых "боевых", исчисление срока службы и т.п. Пользуясь "незаконностью" пребывания армии в зоне боевых действий, Минфин устанавливал тарифы "боевых" на свое усмотрение. Платили, например, не за фактическое время нахождения в Чечне, а только за участие в боестолкновениях.

Отсутствие правовых основ участия военнослужащих с вооружением и военной техникой в операциях против террористов порой приводило к парадоксам. Например, в ходе недавнего штурма одного из занятых террористами домов в пригороде Махачкалы чекисты и МВД Дагестана попросили помощи у военных. Те не отказали - прислали на помощь танк. Исход операции был решен в несколько часов. Дом с засевшими в нем террористами сровняли с землей. В тот же день в часть пришли прокурорские работники с вопросом о том, кто дал разрешение на использование техники и на каком основании. Теперь, как надеются военные, подобных проблем не будет.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...