Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ищите женщину

Эти воспоминания туманной юности нахлынули сразу же после новостной телевизионной программы, где вся страна увидела беспрeцедентную атаку силовиков на министра культуры. Подумалось: будь на месте министра женщина, посмели бы уверенные в своей правоте и безгрешности мужчины упрекать ее филармоническим, консерваторским прошлым? Вероятно, где-то глубоко, на уровне архетипов или ментальных эмоций, у брутальных мужчин заложено скрытое пренебрежительное отношение к дамским заботам и привязанностям
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Пару лет назад я был приглашен на шведско-российский семинар по проблемам образования. Очень быстро выяснилось, что с образованием в Швеции все обстоит благополучно, а волнуют наших скандинавских коллег совсем иные, более животрепещущие для них вопросы. В частности, эмансипация мужчин. Обижают там нашего брата по полной программе. При закрепленном в законе равном праве на декретный отпуск оплата его мужчинам значительно меньше, нежели женщинам. И уж совсем верх цинизма: при найме на работу воспитателей в детские сады преимущества почему-то отдаются дамам. Молодой, статный скандинав с торсом Шварценеггера, с ног до головы упакованный в кожу, с дрожью в голосе повествовал о своей тяжкой шведской доле. Да что они там себе позволяют, эти суфражистки? И куда смотрит хваленая шведская социал-демократия? В порыве мужской солидарности я даже решил пригласить несчастного человека на работу в свой детский сад, который является дошкольным подразделением Центра образования, но вовремя спохватился, вспомнив о зарплате воспитателей.

Да и сами детские сады едва ли долго протянут. В новой редакции закона об образовании они исключены из образовательной системы, иными словами, поставлены вне закона. Финансировать их или нет, отныне будет решаться на местном уровне, в зависимости от возможностей муниципалитетов. Увы, оказать братскую интернациональную помощь дискриминированным шведам пока не удастся. И виноваты в этом отнюдь не наши до удивления толерантные женщины, а самые настоящие особи мужского пола, облеченные всей полнотой власти, - все те, кто в августе прошлого года в обстановке повышенной секретности произвел зачистку закона об образовании. Из него загадочным образом исчезли не только детские сады, но и учреждения дополнительного образования (дома детского творчества), в соответствии с новой редакцией закона на грань уничтожения оказались поставлены частные школы, которых в России всего-то менее одного процента. Их судьбу, по всей видимости, должны разделить региональные вузы. Перечень подобных результатов жесткого мужского законотворчества с вполне предсказуемыми последствиями можно продолжить.

Тем не менее некоторые надежды еще остаются. После того как всем стали очевидны последствия коряво проведенной монетизации льгот, руководитель Государственной думы (мужчина) произнес загадочную с точки зрения классического права фразу: "Закон об образовании нужно вводить постепенно". Такая вот своеобразная юридическая эротика. В этой связи государственным мужам самое время вернуться к обсуждению их излюбленной темы, на сей раз перенеся ее из СМИ на собственное правовое поле: как определить ту грань, где кончается эротика и начинается самая настоящая порнография? Но оставим мужчинам их привычные забавы. Вернемся к "стервозным" шведским женщинам, энергично перекрывающим доступ мужчинам в свои заповедные сферы деятельности: образование, культуру, здравоохранение. Быть может, в этом есть свой потаенный смысл?

В молодые годы мне приходилось работать в археологических экспедициях. Посылая на раскопки отдаленного греческого склепа нас, четырех крепких парней, мудрая начальница обязательно давала на усиление бригады одну девушку. Первоначально нас это несказанно удивляло. Прежде чем придет черед женской работы (отмывания и систематизации черепков и прочего археологического материала), предстоял долгий, грубый, сугубо мужской физический труд: углубиться минимум на четыре метра в землю, а точнее в твердую глину. Зачем нам для этого девушка? Не сразу пришло понимание ее скрытой роли. Хотели мы того или нет, она была поставлена облагораживать наш склонный к быстрому одичанию мужской коллектив, работавший в автономном режиме.

Эти воспоминания туманной юности нахлынули сразу же после новостной телевизионной программы, где вся страна увидела беспрeцедентную атаку силовиков на министра культуры. Подумалось: будь на месте министра женщина, посмели бы уверенные в своей правоте и безгрешности мужчины упрекать ее филармоническим, консерваторским прошлым? Вероятно, где-то глубоко, на уровне архетипов или ментальных эмоций, у брутальных мужчин (из них обычно вырастают силовики) заложено скрытое пренебрежительное отношение к дамским заботам и привязанностям, к коим относятся дети, старики, животные и прочие милые, но второстепенные вещи, включая сферы образования и культуры. В их глазах мужчина, радеющий за театры, библиотеки или школы, на фоне серьезных, настоящих геополитических и макроэкономических проблем выглядит неестественно, нелепо и вызывает плохо скрываемое глухое раздражение. Так в чем же дело? Выход есть, и он лежит, что называется, на поверхности. Ищите женщину, а точнее женщин, которые наконец займутся недостойными настоящих мужчин делами.

Евгений Ямбург, доктор педагогических наук
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...