Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

У Япончика появились нежелательные адвокаты

У Вячеслава Иванькова, известного в России как Япончик, стало одной головной болью больше. Не так давно он был депортирован из США и содержится в "Матросской Тишине" по обвинению в убийстве. Но, кроме забот, касающихся его уголовного преследования, ему приходится отбиваться от людей, пытающихся навязать ему свою защиту. Эти люди - некий Юрий Падалко, член общества под названием "Земство", и адвокат Петр Домбровицкий - уже стали наваждением и для защиты, и для следователей. Потому что не верят в то, что Япончик может не хотеть, чтобы они его защищали. В среду в Москве они даже провели по этому поводу пресс-конференцию. Инициатором дополнительных мер по защите Вячеслава Иванькова стал Юрий Падалко. По его словам, в 1991 году он уже помогал Иванькову, когда того пытались перевести из тюрьмы города Тулун в тюрьму в Узбекистане
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
У Вячеслава Иванькова, известного в России как Япончик, стало одной головной болью больше. Не так давно он был депортирован из США и содержится в "Матросской Тишине" по обвинению в убийстве. Но, кроме забот, касающихся его уголовного преследования, ему приходится отбиваться от людей, пытающихся навязать ему свою защиту. Эти люди - некий Юрий Падалко, член общества под названием "Земство", и адвокат Петр Домбровицкий - уже стали наваждением и для защиты, и для следователей. Потому что не верят в то, что Япончик может не хотеть, чтобы они его защищали. В среду в Москве они даже провели по этому поводу пресс-конференцию.

Инициатором дополнительных мер по защите Вячеслава Иванькова стал Юрий Падалко. По его словам, в 1991 году он уже помогал Иванькову, когда того пытались перевести из тюрьмы города Тулун в тюрьму в Узбекистане. После этого член "Земства" долго боролся с системой, в том числе и в Институте судебной психиатрии имени Сербского. Теперь Падалко считает, что в 1991 году спас Иванькову жизнь, а потому не может оставить его без помощи и ныне, в столь тяжелый для Япончика момент. В июле Падалко заключил с адвокатом Петром Домбровицким договор на защиту Вячеслава Иванькова. С тех пор эта пара стала для самого Иванькова, его защиты и даже следствия наваждением. Падалко и Домбровицкий, по их собственным заявлениям, основывались на части первой статьи УПК, которая гласит, что адвоката подследственному может пригласить и постороннее лицо - по поручению и с согласия обвиняемого. Вот этого-то согласия уже два месяца и добиваются добровольные помощники.

Для начала Домбровицкий обратился к следователю Сергею Мисюре, который ведет дело Иванькова, с ходатайством о встрече с "подзащитным". Одновременно Падалко попросил передать Иванькову письмо с предложением о защите. Следователь очень удивился, отказал и посоветовал просто отправить письмо в СИЗО. Туда же он посоветовал обратиться с просьбой о свидании. Тогда новоявленный защитник направили следователю новое ходатайство, указав, что, поскольку он адвокат, ему нужно не просто свидание, а встреча с подзащитным.

Сергей Мисюра в ходатайстве снова отказал - причем на основании заявления самого Вячеслава Иванькова о том, что его адвокатов ему вполне достаточно. Следователь посоветовал Домбровицкому впредь с такими вопросами обращаться к адвокату Юрию Ракитину, представляющему интересы Иванькова. Падалко с Ракитиным встретился, вручил ему письмо для Иванькова и вообще потребовал сотрудничества. Адвокат Иванькова поблагодарил, но вежливо отказал.

Однако останавливаться на этом Домбровицкий и Падалко не собирались. Они тут же обвинили адвоката Ракитина в невыполнении своего профессионального долга. Он, дескать, должен использовать все возможности для защиты клиента, а он пренебрегает такой великолепной возможностью, как адвокат Домбровицкий. Письмо об этом Падалко отправил председателю Московской палаты адвокатов Генри Резнику. В прокуратуру Москвы было направлено заявление, в котором Падалко потребовал возбудить в отношении Ракитина уголовное дело по фактам воспрепятствования предварительному расследованию, организации преступного сообщества и злоупотребления полномочиями.

Юрий Падалко встретился даже с человеком, представившимся ближайшим помощником Иванькова Сергеем Хазаровым. Разговор ничем хорошим для Падалко не кончился - он теперь даже хочет писать в прокуратуру заявление об угрозах. Разговаривал он по телефону и с другим человеком, представившимся сыном Иванькова Геннадием, который тоже остался, мягко говоря, не в восторге от всей этой затеи. Но и адвокат Домбровицкий, и его наниматель склонны считать все это провокациями, организованными спецслужбами.

- Отказы Вячеслава Иванькова, о которых говорят следователь и адвокат, сфабрикованы. Мы никогда в это не поверим, пока не встретимся с подзащитным лично, - заявил Юрий Падалко на пресс-конференции. - Ракитин вообще сотрудник ФСБ. И они лишают Иванькова добровольного выбора адвоката. А Вячеслав Иваньков - честнейший человек. Мы представляем для следствия угрозу, и они это понимают. Потому что мы можем развалить это дело. Мы знаем, как его надо защищать.

Несмотря на это, Юрий Ракитин неприязни к Падалко не выказал.

- Этот человек, скажем так, несколько странный, - заявил "Известиям" Юрий Ракитин. - Он действительно в числе других помогал Вячеславу Кирилловичу в начале девяностых, но мой доверитель лично его не помнит. Я с ним встретился, выслушал его и понял, что к процессу его допускать, конечно, нельзя. Знания у него есть, но применить он их не умеет. Он строит какие-то сценарии - один невероятнее другого. Я познакомил Падалко с родственниками Вячеслава Кирилловича, поскольку именно им мой подзащитный доверил подбор адвокатов. Но и они пришли к такому же выводу. Однако Падалко ничему не верит и настаивает, что хочет услышать отказ лично.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...