Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Будут локальные стычки с жертвами до 100 человек, а войны не будет..."

"Незаконным вооруженным формированиям удалось полностью наладить координацию управления всех бандгрупп на территории республики", - говорится в шифротелеграмме МВД Чечни, разосланной по районным подразделениям. События последних полутора месяцев - нападение на Ингушетию (90 погибших), на чеченское село Автуры (8 погибших, 12 захваченных в плен), бой в Кизляре, где уничтожен командир так называемого ногайского батальона Уллубий Елгушиев, готовивший по приказу Басаева масштабную вылазку в Дагестане (4 погибших, 2 раненых), - свидетельствуют о том, что к лету 2004 года бандформирования на Северном Кавказе выработали эффективную тактику борьбы с федеральными силами. И управляются все эти банды, по-видимому, из единого центра и лично Басаевым
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Многочисленные и мощные, но разрозненные подразделения федералов, не имеющие серьезной опоры среди местного населения, часто оказываются бессильны перед малочисленными, но мобильными местными бандами. О новом этапе кавказской войны - репортаж специального корреспондента "Известий" из предгорной Чечни.

Захватив мост через сухое русло реки Хулхулау, двадцать боевиков удерживали Автуры с полуночи и почти до 11 утра следующего дня, не пуская в село ни милицию, ни военных, ни спецслужбы, ни бронетехнику. За все это время никто из федералов не форсировал речку, в которой и воды-то не было, чтобы прийти на помощь сражающимся в селе милиционерам и бойцам Службы безопасности президента Чечни (СБ). Ночь и все утро бандиты, находящиеся в Автурах, числом от 100 до 450, казнили людей, захватывали заложников, атаковали милицейские подразделения, жгли машины и жилье. А после затерялись в горах за несколько минут до того, как в село вошли федералы. Боевиками убито восемь человек, двое ранены, двенадцать взяты в плен, сожжены дом, школа и семь автомобилей. В селе найден труп одного из нападавших.

Это произошло в Шалинском районе Чечни на глазах мощной военной группировки в ночь с 12 на 13 июля, спустя три недели после нападения на Ингушетию. Федералы вновь оказались бессильны перед бандитами. Военная мощь обычно выражается в количестве солдат, танков, пушек и вертолетов, но опыт показывает, что в Чечне и вообще на Северном Кавказе вся эта сила малоэффективна и часто войска, кроме собственной безопасности, ничего не могут обеспечить.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что причина наших поражений кроется не в материальной, а скорее в духовной, психологической сфере - в запутанных, мутных взаимоотношениях между федералами и "кадыровцами", "кадыровцами" и боевиками, командированными и местными, местными и бандитами, родственниками своими и чужими, русскими и чеченцами, начальством и подчиненными, врагами, которые вдруг становятся союзниками, и союзниками, готовыми ударить в спину. Все, что на казенном языке называется "отсутствием взаимодействия".

Никто не знает, чего ждать от ближнего, поэтому все мои собеседники хоть и говорят под запись, но имен просят не называть. Попробуем же нащупать причины нашей слабости. Тем более что враги не намерены останавливаться на достигнутом. По информации "Известий", полученной в правоохранительных органах Чечни, до наступления холодов боевики намерены совершить рейды, аналогичные "ингушскому" и "автуринскому", на чеченские города и поселки - Грозный, Гудермес, Аргун, Урус-Мартан.

"Басаев хромал и покрикивал..."

Нападение на Автуры точно копировало ингушские события, но не имело такого резонанса и уже на следующий день казалось рядовым инцидентом в чеченском захолустье. Между тем Автуры - одно из крупнейших сел республики, с 20-тысячным населением, поболее некоторых райцентров. Один из главных стратегических пунктов, связывающий горную Чечню с равниной.

В Автурах боевики вели себя наглее. Если на Ингушетию они напали в ночь и скрылись еще затемно, то здесь орудовали и ночью, и днем. Тактика, впрочем, одна и та же. Сначала боевики блокировали основные дороги - мост через Хулхулау на въезде в село, улицу Ленина на подступах к школе и детскому саду, где дислоцировались две группы СБ (12 и около 20 человек соответственно), и улицы на подъезде к другой школе, где находилось 10 милиционеров Шалинского РОВД, направленных в Автуры из райцентра для усиления за две недели до событий. Окружив эти подразделения и подступив к КПП-116, где стоит сводный отряд милиции (СОМ) из Хакасии (50 человек), начали обстрел. Пока одни стреляли, другие в засаде ждали, когда кто-нибудь отчаянный бросится на помощь к осажденным. И дождались. К милиционерам пытались прорваться четверо сотрудников Шалинского РОВД. Боевики остановили их на мосту, проверили документы, вытащили из машины и расстреляли. Машину сожгли. К осажденным "кадыровцам" пытались проехать их командир Турпал-Али Юсупхаджиев и трое его товарищей. Их остановили по дороге, проверили документы, вытащили из машины и расстреляли. Машину также хотели сжечь, но родственники убитого попросили этого не делать. Тогда бандиты сожгли дом Юсупхаджиева.

У боевиков в Автурах, как и в Ингушетии, были пособники среди местного населения - проводники, информаторы, хозяева конспиративных квартир. И ушли боевики, выполнив задуманное, также быстро, скрытно и почти без потерь.

По рассказам местных жителей, операцией руководил Басаев, разъезжавший по селу в белой "Газели" с санкт-петербургскими номерами.

- Ходил с палочкой, хромал и покрикивал на своих бойцов, что много стреляют, не берегут патроны. Старый стал, скаредный, - рассказывают автуринцы.

Федералы в эти байки не верят, как не верили в то, что Басаев лично руководил нападением на Ингушетию. Пока тот не предоставил видеозапись.

Характерно, что федералы, дислоцированные в Шалинском районе, повели себя так же, как федералы в Ингушетии. Ни один БТР не решился до утра войти в Автуры, пока там находились бандиты. Также, напомню, бездействовал и 503-й мотострелковый полк в ингушской станице Троицкая, когда двадцать боевиков несколько часов блокировали это боевое полуторатысячное подразделение, не давая ему выехать в Назрань на помощь погибающим милиционерам. Аргументы военных совпадают слово в слово: "У боевиков кумулятивные гранаты, если мы выдвинемся на бронетехнике, нас пожгут. Расстрелять врага с безопасного расстояния мы тоже не можем, за ним жилые дома".

"Взятие Автуров", совершенное вскоре после "взятия Назрани" тем же методом, можно рассматривать как типичную диверсионную акцию. Именно поэтому и необходим анализ "автуринских" событий.

"Угрожающей информацией не располагаю..."

"ВРИО министра внутренних дел Чеченской Республики полковнику милиции Дакаеву А.С.

СПЕЦСООБЩЕНИЕ

12.07.04 в 23.50 от дежурного КПП-116, расположенного в северной части села Автуры, поступило сообщение дежурному ВОГОиП (временная оперативная группа отделов и подразделений. - "Известия") по Шалинскому району о том, что в Автурах идет беспорядочная одиночная стрельба. С 00.30 стрельба полностью прекратилась. Затем в 4.00 от этих же сотрудников поступило сообщение, что в районе средней школы № 1 идет бой. Через 20 минут они сообщили, что их обстреляли неизвестные вооруженные люди, а интенсивная стрельба идет в разных местах села Автуры, и запросили подкрепление. Руководство Шалинского РОВД приняло решение выехать на разведку. Около 5.15 выдвинутая вперед разведгруппа попала в засаду в районе моста, в результате чего погибли четверо сотрудников Шалинского РОВД: младший сержант Апти Акмурзаев, рядовой Рустам Акмурзаев, старший сержант Якуб Ельдаров и младший сержант Ислам Шахидов. Основная группа ОВД в количестве 18 сотрудников, увидев превосходящие силы НВФ (незаконные вооруженные формирования. - "Известия"), вернулась в РОВД за подкреплением. Взяв подкрепление, силы РОВД и военной комендатуры предприняли меры по блокированию бандгруппы...

Первый заместитель министра внутренних дел ЧР полковник милиции В.Г. Ефремов".

Сообщение хотя и специальное, но лукавое. Действия РОВД и комендатуры были куда более вялыми.

- Примерно в 23.00 с нами связался хакасский СОМ с КПП-116, - рассказывает старший офицер, участник и свидетель событий. - Доложили, что в Автурах слышна стрельба. Но не шквальная. Я связался с комендатурой. Комендант ответил: "Никакой информацией угрожающего характера не располагаю!" Тогда я связался с 1-й специальной следственной группой (ССГ-1), все-таки там ФСБ, ГРУ, да и стоят они прямо под Автурами, метров пятьсот не доезжая моста. Тоже, отвечают, ничего не знаем. Я связался с автуринским подразделением СБ. Все, отвечают, нормально. А вот с сотрудниками РОВД - десять человек, которые также стояли в Автурах во 2-й школе, - связи не было. Это от рельефа зависит, рации слабенькие. Если честно, большого значения этой стрельбе не придали. Примерно через час тот же хакасский СОМ доложил, что выстрелы отдаляются, стихают. И мы пошли спать. А в 2 часа ночи стрельба возобновилась. В принципе мы готовы были выехать на место, но решили подождать до утра. А вообще я привык действовать по команде. Меня не дергают - я и не дергаюсь. В 8 часов мы вышли на обычное построение.

- Да, мы слышали, что в Автурах стреляют, - рассказывает один из бойцов хакасского СОМа. - И нас обстреляли. Но выехать в село мы не могли. Да и не на чем - один "уазик" на отряд. А выдвинуться пешком? В ночь? Извините, мы таким вещам не обучены. У нас другие функции - днем контролируем проезд через блокпост, ночью охраняем свое расположение.

В 15 километрах от Автуров под Мескер-Юртом дислоцируется 19-й спецотряд внутренних войск, напрямую подчиняющийся Ханкале, то есть командованию Объединенной группировки. Очень сильное подразделение со своей бронетехникой, занимающееся спецоперациями. Позывной командира - "Кадет".

- Он без команды из Ханкалы и шагу не сделает, - продолжает старший офицер. - Я с Кадетом потом разговаривал. И Кадет мне сказал: о том, что в Автурах требуется помощь отряда, ему сообщили только в 9 утра 13 июля. Отряд подъехал к Автурам часов в 10, милиция из Шали подтянулась, СБ. Боевики ушли с моста почти сразу. Но это, видимо, была группа прикрытия, уходила последней. Когда мы вошли в село, боевиков там уже не было.

Ясно, что ни милиционеры, ни военные не собирались прорываться в Автуры через заблокированный мост ни ночью, ни на рассвете. Мост мог быть заминирован, за дамбой могли укрыться снайперы боевиков.

- Можно на кого хочешь наклепать, - говорит чеченец Сергей, сотрудник Службы безопасности президента. - На ментов накричать, на военных, на Ханкалу. Почему не вошли, почему село не окружили. Но жить каждый хочет, потому, наверное, и не вошли, потому и не окружили.

Вот и одно из объяснений, почему боевикам удалось безнаказанно провести свою операцию в Автурах. Бандиты знали, что большинство их противников, даром что носят погоны, не желают рисковать жизнью, а значит, не способны воевать. Исключение составили единицы. Восемь человек, которые бросились на помощь осажденным товарищам. Все восемь в ту ночь и погибли.

"Разведчиками их объявили посмертно..."

Имена героев - Апти Акмурзаев, Рустам Акмурзаев, Якуб Ельдаров, Ислам Шахидов, Турпал-Али Юсупхаджиев. Фамилии еще троих мне выяснить не удалось. В приведенном выше спецсообщении говорится о какой-то разведке, предпринятой "руководством Шалинского РОВД", и попавшей в засаду "разведгруппе". Это неправда. Никаких таких решительных мер руководство не принимало. Четверо милиционеров РОВД, жители села Герменчук, выяснили, что в Автурах в окруженной школе держат оборону их родственники. Взяли автоматы, сели в свою белую "семерку" и поехали выручать братьев, не желая ждать ни помощи 19-го спецотряда, ни федеральных вертолетов. На мосту их встретили боевики и расстреляли.

- Разведчиками их объявили посмертно, - сказал мне старший офицер. - Потому что за самовольный выезд подчиненных в Автуры начальника РОВД могли наказать. Но его и так накажут. Потому что постовых в разведку не посылают. Это не их функции.

Начальник автуринского подразделения Службы безопасности президента Турпал-Али Юсупхаджиев и трое его товарищей погибли, также прорываясь к своим в окружение.

Этот эпизод вызывает сомнение в том, что военное и милицейское руководство до позднего утра не знало, что происходит в Автурах. Получается, рядовой Рустам Акмурзаев знал, а его начальство - нет. В любом случае перед самовольным выездом на помощь родственникам милиционеры не посчитали нужным оповестить начальство, видимо, расценив ситуацию как собственную проблему, куда не стоит вмешивать посторонних, тем более русских.

Так же повели себя и оборонявшиеся в Автурах "кадыровцы", чем изрядно навредили военным. Вот что говорит один из русских офицеров из правоохранительных органов Шалинского района:

- Ну почему они не доложили сразу, еще ночью, что да, на нас напали бандиты? Почему мы должны черпать информацию из радиоперехватов? Окончательно все прояснилось только часам к десяти, когда боевики перед отступлением уже открыто говорили в эфире, что они и школу сожгли, и пленных захватили. Узнай мы обстановку раньше, глядишь, и вертолеты бы из Ханкалы вызвали, чтобы ударить по отступающим в горы боевикам.

"Я насчитала 43 трупа..."

Вертолеты утром прилетали. Привезли из Ханкалы руководителя операции по разблокированию Автуров - начальника штаба Центральной военной комендатуры генерала Абдулина - и обстреляли предгорье к юго-востоку от села.

- По потерям среди боевиков в Автурах 13 июля информация была очень противоречивая, - рассказывает старший офицер. - Рамзан Кадыров объявил о 24 убитых, Региональный оперативный штаб - о пяти. На самом деле в Автурах нашли только один труп боевика, который отправили в Курчалоевский РОВД. Но вот какая информация есть у меня. Около 11 часов утра 13 июля с КПП-116 сообщили, что в районе карьера на окраине Автуров наблюдается большое скопление боевиков. Я мгновенно передал это вышестоящему командованию, конкретно Ахмеду Дакаеву, исполняющему тогда обязанности министра внутренних дел. Сообщил ориентиры: мост, карьер, восточнее Автуров. Из Ханкалы прилетели три вертолета. Когда все наши подразделения зашли в Автуры, было уже часов 12. К Абдулину подходит местная женщина и говорит, что видела на окраине Автуров много трупов боевиков - они были убиты с вертолета. Я, говорит, их даже пересчитала, 43 трупа. Абдулин вроде бы выслал туда группу на БТР, но то ли они не нашли это место, то ли трупов было меньше, то ли вообще одно снаряжение осталось. Не знаю. Эта информация самая мутная. Я предполагаю, произошло следующее. Вероятно, среди нападавших было много местных - из Автуров, Курчалоя, Гелдагена, Цоцин-Юрта. И родственники просто по-быстрому, пока наши канителились, разнесли свои трупы по домам. Я так думаю потому, что информация о скоплении боевиков в карьере была из разных источников. Сначала ее передал КПП-116, а потом, после вертолетного обстрела, информацию косвенно подтвердила эта местная жительница. Может, и соврала, но какой смысл?

Жители Автуров утверждают, что чеченцев среди нападавших было немного. Зато, судя по речи и облику боевиков, среди них были кумыки, аварцы, ногайцы, арабы и даже украинец, раненный в плечо. О том, что среди бандитов в основном дагестанцы и арабы, рассказывали мне все чеченцы - и штатские, и милиционеры, и "кадыровцы". При этом обязательно вворачивали какую-нибудь подробность вроде ранения украинца. Ни подтвердить, ни опровергнуть это невозможно. Неожиданно примерно то же самое сообщил неофициально русский сотрудник одной из спецслужб:

- Среди бандитов действительно много приезжих, вроде командированных. Приезжают откуда-нибудь из Дагестана, Ингушетии или Калмыкии на 300 долларов в месяц. Идеологии тут нет - исключительно бизнес. А на зиму домой. Таких и вычислить труднее. А вот местному чеченцу приходится в горах всю зиму сидеть, потому что в родном селе его наверняка уже ждут. Или наши, или "кадыровцы", или кровники, или все вместе. А зимой в горах тяжело.

А ведь июньские события в Ингушетии и третьего дня в Кизляре объективно подтверждают эту информацию. О том, что не только в Чечне и не только среди чеченцев существует многочисленное и профессиональное подполье. Дагестанские милиционеры очень высоко оценили профессиональную подготовку уничтоженных в Кизляре в минувшую субботу боевиков-ногайцев из Ставрополья, восемь часов кряду втроем сдерживающих натиск всего спецназа республики. Если боевики имеют такие "филиалы" по всему Северному Кавказу, то ударов, аналогичных ингушскому и автуринскому, можно ждать где угодно за пределами Чечни.

"Они выходили, держа оружие над головой..."

Из спецсообщения МВД: "Установлено, что после долгого сопротивления вследствие исхода боезапаса членами незаконного вооруженного формирования взяты в плен 12 сотрудников полка ППСМ МВД ЧР".

На самом деле эти 12 - из Службы безопасности президента. Сейчас идет переформирование СБ в спецполк МВД имени Ахмата Кадырова, многие "кадыровцы" пока таскают в карманах по два удостоверения - милицейское и эсбэшное - поэтому и происходит временная путаница в наименованиях.

Знающие люди сомневаются в официальной версии пленения.

- Чеченцы любят не только оружие, но и боеприпасы к нему, - рассказал мне один из командированных в Шали старших офицеров. - Вы видели, как они ходят. На каждом не меньше восьми магазинов, то есть 240 патронов, подствольник и к нему штук десять гранат, да еще ручных гранат штук восемь. Подойди к любому, дерни чеку, по всему Шали стекла вылетят. Кроме того, в школе они сидели отдельным подразделением, у них был свой транспорт, то есть могли срочно выезжать на операции. А значит, и боеприпасы дополнительные у них в школе имелись, и пулемет. Я думаю, они попали в плен не потому, что расстреляли весь боекомплект, а просто сдались после переговоров с боевиками. Я слышал, они выходили из школы, держа оружие над головами. Это ерунда, что бывшим бандитам, перешедшим в СБ, нет дороги назад.

В июне "кадыровцы" застрелили в Автурах двух боевиков. В одном из убитых они с удивлением узнали своего товарища, бывшего сотрудника СБ Нурида Исраилова. Сначала, рассказывают, он был боевиком. Потом родственники вытащили его из леса и устроили в Аргун в СБ. Там Нуриду не понравилось, и он вернулся в банду.

По предположению источника "Известий" в шалинских правоохранительных структурах, автуринское подразделение СБ заключило что-то вроде джентльменского соглашения с боевиками. Вы не трогаете нас, мы не трогаем вас. Главная проблема боевиков, скрывающихся в горах, отнюдь не боеприпасы - они тратятся не каждый день, - а продукты. Поэтому время от времени бандитские фуражиры должны спускаться на равнину. По агентурной информации, боевики по два-три человека периодически спускались в Автуры, чтобы пополнять запасы провианта. Их местные пособники передавали им еду и медикаменты. Встречались они на юго-восточной окраине села, у карьера, возле пилорамы. Восемь месяцев назад эти оперативные сведения были переданы в автуринскую СБ. Результатов не последовало.

- Это мы с вами можем не договориться, а чеченцы - народ гибкий, - продолжает мой собеседник. - Служба безопасности президента - это не подразделение высокоидейных, раскаявшихся боевиков, как они себя рекламируют, а возможность заработать. Много они бандитов убили или предотвратили терактов? Не припомню. А вот нелегальную перевозку нефти "кадыровцы" контролировали. Это сейчас, после смерти Ахмата Кадырова, они потише стали, а раньше на 112-м КПП возле Мескер-Юрта на пересечении федеральной трассы "Кавказ" и дороги Шали-Аргун постоянно стычки происходили. Останавливает наш ОМОН наливник с сырцом: ни документов, ничего, явно ворованное. Через пять минут подлетают "кадыровцы", начинают права качать, мол, это наш наливник, чуть не до боестолкновения доходит. По информации нефтяников, в Шалинском районе расхищалось до двухсот тонн нефти в сутки. Накануне ингушских событий мы наметили в районе спецмероприятие, хотели взорвать в Мескер-Юрте все незаконные самовары. Командовать операцией приехал генерал Савельев из Ханкалы. В самый последний момент пришла команда "отставить". Решили не нагнетать политическую обстановку, не портить отношения со Службой безопасности президента. Провели в Шали профилактическое мероприятие с нулевым результатом, а в Мескер-Юрте как стояли самовары чуть ли не в каждом дворе, так и стоят. Единственными конкурентами "кадыровцев" в незаконном нефтяном промысле являются бандиты. Возможно, что нападение на Автуры тоже имеет под собой нефтяную подоплеку. Ведь главной целью нападения была именно СБ. Террористы могли бы убить главу администрации, главу госхоза, председателя избиркома, но они охотились именно за "кадыровцами" и в плен увели тоже только их. Возможно, это не военная операция боевиков, а коммерческая разборка между боевиками и "кадыровцами". Есть тут одна наработка. Версия "Курдючное сало".

"Рамзан, верни сало - отдадим людей..."

- 13 июня, ровно за месяц до нападения на Автуры, группа сотрудников СБ выехала якобы на засаду в сторону гор на юг от Автуров, - рассказывает офицер. - Ехали в грузовике. По дороге машину якобы обстреляли, пятеро "кадыровцев" погибли.

- А почему вы все время добавляете "якобы"?

- Да потому, что я так и не понял, куда они ехали и зачем. Начинаю задавать конкретные вопросы (надо же расследовать, все-таки люди погибли) - где вы намеревались выставить секрет, где вас обстреляли, при каких обстоятельствах, - плывут, переводят разговор на другое, включают "дурака": мол, по-русски не понимаем. Так что, может, они на засаду ехали, а может, и на "стрелку" по поводу той же нефти. А где-то через пару недель "кадыровцы" подняли неподалеку от села огромный продуктовый схрон боевиков. Что там было, я в подробностях не знаю, но чеченцы почему-то акцентировали внимание на огромном количестве курдючного сала. Сало это из схрона изъяли, нагрузили им целый "КамАЗ", и Турпал-Али Юсупхаджиев лично доставил это сало в Гудермес Рамзану Кадырову. Узнав про разоренный схрон, боевики потребовали от Турпал-Али вернуть сало. Тот отказал - видимо, был зол на бандитов за погибших пятерых товарищей. И тогда боевики напали на Автуры, чтобы отомстить за это украденное сало. И "кадыровцев" взяли в плен, чтобы на сало обменять. Есть информация, что Кадырову отправили послание: "Рамзан, верни сало - отдадим людей".

Версия эта снижает пафос нашего расследования, но, коль она верна, усугубляет ситуацию. Основной задачей Службы безопасности президента Чечни, созданной при жизни Ахмата Кадырова, была легализация бывших бандитов, по тем или иным причинам решивших прекратить сопротивление федеральным силам, едва ли не насильственное, как, например, в случае с дивизионным генералом Ичкерии Магомедом Хамбиевым, перетаскивание боевиков в мирную жизнь. Предположим, что Рамзан Кадыров - искренний и абсолютно лояльный человек. Но в СБ, по разным оценкам, от трех до пяти тысяч в основном малообразованных и строптивых бойцов с темным прошлым. Контролировать такую разнородную массу, даже выдав людям удостоверения единого образца, очень сложно. Тем более сейчас, после смерти Ахмата-хаджи, главного гаранта благополучия СБ. По информации "Известий", в СБ грядет грандиозная чистка, которая будет проводиться постепенно, без нажима, пропорционально уменьшению влияния Кадырова-младшего.

- В 2000 году после завершения активных боевых действий были большие проблемы с федеральными войсками, - продолжает мой собеседник. - Мародерство, убийства. Два года военная прокуратура с этим боролась. Теперь жалоб на федеральные силы практически нет. Служба безопасности президента - структура без юридического статуса. На определенном этапе она была необходима для того, чтобы люди выходили из леса. Надо же было куда-то их пристраивать. Но теперь пора вводить и эту службу в законное русло. Вот для этого и создается спецполк, чтобы с "кадыровцев" можно было спрашивать, как с милиционеров. Сколько уйдет времени на то, чтобы загнать в рамки этих людей, не знаю. Может быть, тоже года два, может, меньше.

Штатная численность создаваемого спецполка МВД имени Ахмата Кадырова - 1125 штыков. А остальных куда?

"Боевики предлагали воевать за них..."

Одному из захваченных в Автурах 12 пленных удалось бежать. Двое суток он добирался горными тропами до родственников в Сержень-Юрте. Этого героя "кадыровцы" мне не показали. Даже фамилию его не открыли.

- Парень он щуплый, невысокий, на него особого внимания не обращали, вот он и убежал от них, - говорит чеченец Сергей из СБ. - С какой целью их захватили - убить, обменять или взять выкуп, он не знает. Говорит, что боевики предлагали пленным присоединиться к их банде и воевать против нас. Уходили боевики из Автуров тремя группами в трех направлениях - в Ножай-Юртовский, Веденский и Шатойский районы. В той группе, где он находился, было около 200 боевиков, чеченцев человек 15, остальные из Дагестана, Кабарды, Карачаево-Черкесии, Ингушетии. С ним был еще один пленный - Минкаил Агамирзаев, куда увели остальных десятерых, он не знает. По нашей информации, непосредственно в селе в ту ночь было около 300 боевиков. Еще 150 прикрывали их с юго-востока. Там три дороги, по 50 человек на каждую. Когда мы утром 13 июля хотели начать преследование боевиков, нас в горы не пустили, сказали, что там сидят секреты ГРУ и мы можем попасть под их огонь. Но сбежавший из плена рассказал, что боевики отошли от села километра на три и заночевали, так что никакого ГРУ в горах не было.

Бывший пленный - бесценный источник информации, русские следователи хотят его допросить, но чеченцы скрывают его и от них.

- У "кадыровцев" вообще никакой информации не добьешься, - говорит мне один из офицеров. - Ни по личному составу, ни по вооружению. И пленного этого уже трое суток не можем допросить.

- Приехали бы к "кадыровцам" ваши "тяжелые" (группа захвата. - "Известия"), положили их лицом в землю, да и взяли кого надо. Как вы это в Москве делаете.

- Тут вам не Москва. Через час из Гудермеса приедут 150 серебристых "девяток" без номеров, будут бряцать оружием, в воздух стрелять. Такое здесь уже было, когда РОВД задержал сотрудника СБ, подозреваемого в убийстве. Приехали "кадыровцы", блокировали РОВД. Пришлось отдать.

"Взяли восьмерых, пригляделись - родственники..."

Сколько в Автурах сообщников боевиков - неизвестно. По словам того же чеченца Сергея, "там только процентов 20 на нас работает".

- Говорят же "в семье не без урода", - продолжает Сергей. - Вот и в Чечне не без урода. И Автуры - этот самый урод и есть. Раньше Цоцин-Юрт таким был. Кочегаром в школу нельзя было устроиться - убьют за сотрудничество с федеральными властями. А теперь Автуры - ваххабитское гнездо. Это все из-за географического положения: горы рядом, боевики в любой момент могут зайти, люди боятся.

После нападения на село сотрудники СБ задержали в Автурах восемь человек по подозрению в пособничестве боевикам.

- Вообще-то их задержали потому, что, по нашей информации, они являлись родственниками боевиков, нападавших на село, - рассказывает мне другой "кадыровец". - А у нас, если родственник боевика, значит, обязательно его сообщник. Значит, все про него знает, и примет его, и накормит, и перевяжет, если надо, и никогда не выдаст. Порядок здесь такой. Так что бери родственников, не ошибешься. Ну вот, взяли этих восьмерых, привезли к нам в Цоцин-Юрт, начали допрашивать. При допросе выясняется, что один из них - родственник нашего командира, другой - нашего бойца, третий - вообще мой. Ты смотри, невинные люди чуть было не пострадали. А у четвертого вообще одни дочери, какие у него могут быть родственники.

Смысл последней фразы я не понял, а мой собеседник так и не смог мне его растолковать. Задержанных отпустили.

Особенность чеченцев состоит в том, что родственные отношения для них выше любого писаного закона, включая Уголовный кодекс. К тому же круг близких родственников здесь расширен максимально, к таковым, например, относятся и троюродные братья. Чужих в Чечне практически нет. Именно поэтому ключевые должности - например, начальника уголовного розыска - должны занимать русские или еще кто-нибудь, но не чеченцы. Не потому, что чеченцы ненадежные или необразованные, а чтобы избавить их от необходимости принимать решения, которые они по определению принять не могут. Например, задержать троюродного племянника.

Но это утопия. Сыщик должен работать с агентурой, ориентироваться в местных обычаях, связях. За несколько лет, в течение которых я время от времени наведывался в Чечню, мне не встретился ни один русский опер, ни один военный, ни даже чекист, который хотя бы знал чеченский язык. Переводчиками при необходимости приглашают тех же чеченцев, но ведь и у них есть родственники, так что за точность их перевода тоже не всегда можно поручиться.

Впрочем, как рассказывают местные таксисты, русские милиционеры на блокпостах чеченский язык знают. Во всяком случае, фразы "открой багажник" и "двадцать рублей" произносят почти без акцента.

"Они выиграли у нас психологическую войну..."

- У меня такое ощущение, что боевики выиграли у нас психологическую войну, - говорит мне старший офицер. - Это началось с гибели Кадырова. И психологическое превосходство с тех пор на их стороне. Даже начальство это чувствует. Вот полюбуйся - шифротелеграмма из МВД: "Лидеры бандформирований не оставляют попыток переломить ситуацию в свою пользу..." Ну что это такое! То ли дело раньше циркуляры писали - "отдельные силы пытаются дестабилизировать" и т.д., а теперь, гляди, о переломе заговорили. Может, я придираюсь, но мне такая перемена лексики кажется тревожной. И еще один нехороший сигнал. Милиционеры-чеченцы начали писать рапорты об увольнении. Вот совсем недавно два сотрудника уголовного розыска написали. И ведь надежные, проверенные ребята, в ноябре прошлого года участвовали в захвате банды Хатуева. Был такой эмир в Шали, масса убийств за ним, очень подготовленный, очень серьезный, хотя от роду только 24 года. Не думаю, что этим ребятам бандиты велели уволиться, но родственников у всех много, может, кто-нибудь что-то узнал, подсказал им. Осенью у нас убили только назначенного начальника уголовного розыска Саламбека Бисултанова. Вместо него пришел Хусейн Хахаев. Убит этой весной, 12 мая. 24 апреля убили командира батальона ППС Хамидрашида Хаджиева. После его смерти и до недавнего времени батальон был практически неуправляем. Раньше, в 2003-м и начале 2004-го, у меня оптимизм был. Единственной реальной опасностью мы считали фугасы. И то, пока тепло, пока боевики могут скрытно передвигаться в "зеленке". Зимой вообще курорт. Никому не приходило в голову, что могут напасть. Расслабуха полная. Сейчас же наибольшую опасность представляют именно мобильные группы боевиков. И в такой ситуации мы начинаем сами себя пугать. Вот распустили боевики слухи, что нападут на Грозный или Аргун. Тут же идет милицейская оперативная информация о том, что несколько семей из Старопромысловского района Грозного спешно снялись и уехали из города. А в Аргуне закрылись два магазина и люди ушли в отпуск. Так сами себя и пугаем. А еще сверху спускают информацию о том, что, по оперативным данным, проведена большая вербовочная работа и большое количество молодежи влилось в незаконные вооруженные формирования. Это ж не наша информация, ее нам сверху спускают. Нет, психологический перевес явно на их стороне.

- Идеологически боевики нас тоже переигрывают, - вторит другой офицер. - У этой идеологической войны было два пика: убийство Кадырова и - второй пик, пониже - нападение на Ингушетию. А потом они начали нагнетать обстановку, и население боевикам верит после всех этих событий. В июне вообще ходили слухи, что вокруг Шали, как волки, рыщут банды по 150 человек, ждут приказа напасть. Листовки распространяют о своих успехах. Причем, в отличие от наших пропагандистов, о десятках убитых не пишут. Пишут как есть - убито, допустим, три оккупанта и два коллаборациониста, двое моджахедов стали шахидами. А наши объявят о 24 трупах, а потом найти их не могут. Почитай книжки про партизан Великой Отечественной. Один к одному. Все им вольно или невольно пособничают. А мы, получается, в роли оккупантов. Берем в Шали боевика с поличным. А он смеется. Вы, говорит, ребята, не того взяли. Я не боевик. Как не боевик, у тебя и пистолет, и радиостанция. А все равно, говорит, не боевик. Сейчас, говорю, поедем к тебе домой и откопаем автомат в кукурузе. Так что ты самый натуральный боевик. Хрен вы угадали, говорит. Я не боевик. Я пособник. У них тут пособничество вообще за преступление не считается.

После нападения на Автуры был приказ врио министра внутренних дел о возведении в поселке двух блокпостов. Одного возле моста, чтобы боевики больше не могли его заблокировать, а другого - на противоположной окраине села, чтобы перекрыть дорогу из Курчалоя, по которой боевики вошли в село. Построить блокпосты должна администрация района, а РОВД - укомплектовать их личным составом. Прошло три недели - стройка не начиналась, нет в районе на это денег. Но что Автуры. По федеральной трассе Ростов - Баку у поворота на Карабулак в Ингушетии стоит двухэтажный пост дорожно-патрульной службы. Боевики атаковали его в ночь на 22 июня. До сих пор не вставлено ни одного стекла, даже осколки не вынуты. Свободная смена отдыхает под открытым небом. В пресс-службе МВД Ингушетии сказали, что денег на стекла нет.

P.S. - Вот ты понапишешь про новый этап Кавказской войны, а ведь ничего этого нет, - наставлял меня на прощание один из моих собеседников в погонах. - Ну сидят по селам в Шалинском районе несколько десятков боевиков, ну пусть 100. Ну еще 500 в горах прячутся. Но для того, чтобы кардинально изменить обстановку, этих сил недостаточно. Все, на что их хватит, - фугасная война и попытки громких акций. Могут предпринять походы на Гудермес, Шали, даже на Грозный. Возможно, мы откатимся в 2002 год, но активной фазы боевых действий больше не будет. Так, локальные конфликты с участием нескольких десятков бойцов и жертвами с обеих сторон. Пусть даже с десятками жертв или, как в Ингушетии, до 100 погибших, но в целом это картины не изменит. Нельзя, конечно, говорить, что через год мы все закончим, ликвидируем лидеров бандформирований. Ликвидируем одного, придет другой. Все это пройдет, когда будет восстановлена экономика Чечни. Все пройдет. Лет через семь-восемь.

Нападение на Автуры 12-13 июля 2004 года

От 100 до 450 боевиков спустились с гор, обошли выставленные, как обычно, в предгорье секреты Службы безопасности президента Чечни, вошли в Автуры со стороны Курчалоя, рассредоточились по селу, блокировали мост через реку Хулхулау, напали на места дислокации Службы безопасности и милиции, расстреляли 8 человек, взяли 12 пленных и ушли обратно в горы, разделившись там сначала на три отряда и далее делясь на все более мелкие группы.

Шалинский район - ворота на равнину

Шалинский район Чечни (100 тысяч человек) связывает горную часть республики (Шатойский, Веденский, Ножай-Юртовский районы) с равнинной (Урус-Мартановским, Грозненским, Курчалоевским, Гудермесским районами). То есть базы и лежки боевиков с объектами нападения. Горы и лес на юго-востоке района позволяют бандитам максимально приблизиться к противнику на расстояние получасового пешего марша, ударить и быстро уйти. В районе две наиболее опасные зоны - "Чири-Юртовская" (Дуба-Юрт, Чири-Юрт, Новые Атаги, выход из Аргунского ущелья, дорога на Грозный) и "Автуринская" (Автуры, Сержень-Юрт, дорога на Шали, Курчалой и далее на Гудермес). В этих зонах постоянно наблюдается передвижение бандгрупп. А в "треугольнике" между селами Сержень-Юрт - Автуры - Ники-Хита, по данным разведки, расположено очень много бандитских перевалочных баз и тайников - брошенных, взорванных, законсервированных и пока не обнаруженных. За несколько суток до нападения на Автуры в горах, в трех километрах от села в направлении "юго-юго-восток", спецназ ГРУ обнаружил базу, рассчитанную примерно на 150 человек: подготовленные для установки палаток площадки, несколько комплектов теплых свитеров. Назначение такой базы - концентрация крупных сил накануне удара. По данным правоохранительных органов, боевиков в селах сравнительно немного - не более ста на весь район. Однако никто не может подсчитать количество добровольных или невольных пособников боевиков, которые не откажут им в информации, приюте, провианте. Это и есть главный бандитский ресурс в районе.

Теперь о силах, сконцентрированных в районе для противодействия бандитам. На блокпостах, которые есть практически во всех крупных селах района, дежурит около 500 человек. Они проверяют транспорт и людей, двигающихся через блокпосты. Но службу несут только днем. Ночью блокпосты закрываются, милиционеры охраняют только сами себя, и в темное время по территории района можно двигаться беспрепятственно. Единственный круглосуточный блокпост в районе села Мескер-Юрт: КПП-112 на пересечении федеральной трассы М29 (Ростов-Баку) и дороги Шали-Аргун. Характерно, что в наиболее опасном селе Автуры нет ни одного блокпоста, если не считать КПП-116, находящегося на полтора километра севернее поселка и обстановку в Автурах не контролирующего. Кроме блокпостов в районе расположены следующие подразделения. В райцентре Шали находятся: военная комендатура (ВК, задачи: управление и координация), командование и два батальона 63-го полка (основная задача: инженерно-саперная разведка), специальный отряд быстрого реагирования (СОБР, численность 40 человек, задержание бандитов по адресам). В районе есть две специальные следственные группы, состоящие из сотрудников ФСБ и ГРУ. ССГ-1 (позывной "Терек") стоит не доезжая Автур. ССГ-2 (позывной "Питон") территориально находится уже в Грозненском районе севернее Старых Атагов, но в ее компетенцию входит вся Чири-Юртовская зона. Боевое прикрытие обеих ССГ осуществляют две роты 63-го полка. Батальон этого полка также дислоцируется в Чири-Юрте. Юго-восточнее Новых Атагов дислоцируется 70-й полк, в составе которого есть артиллерия и десантно-штурмовой батальон (ДШБ). Рядом расположен 50-й САП (самоходно-артиллерийский полк), регулярно обстреливающий из гаубиц предгорье по координатам разведчиков. Выход из Веденского ущелья закрывает по мере возможности 204-я комендантская тактическая группировка Минобороны, место дислокации - маленькое село Беной на границе Шалинского и Веденского района северо-восточнее Сержень-Юрта. Одним из самых боеспособных подразделений в районе считается 19-й спецотряд Внутренних войск, дислоцирующийся рядом с Мескер-Юртом. Подразделение в непосредственном подчинении Северо-Кавказской группировки, оснащено бронетехникой, проводит спецоперации по всей территории Чечни. Боевое прикрытие расположения отряда, который постоянно на выездах, осуществляет еще одна рота 63-го полка. Кроме того, в Шали, Мескер-Юрте, Герменчуке, Дуба-Юрте, Автурах дислоцированы подразделения Службы безопасности президента Чечни (СБ) общей численностью около 250 человек. Ну и, конечно, имеется в районе территориальное отделение УФСБ Чечни.

Что касается собственно милиции, то ее силы ничтожны, так как формируются по тем же штатным расписаниям, что и в остальных регионах России. В территориальном отделении милиции (ТОМ) "Мескер-Юрт" (села Мескер-Юрт, Герменчук, Белгатой - всего 20 тысяч населения) работает 20 человек, транспорта нет. ТОМ "Чири-Юрт" (села Чири-Юрт, Дуба-Юрт, Новые Атаги - 15 тысяч населения), штат - 30 человек, у которых есть старая "Нива". Характерно, что на одном из самых опасных участков - Автуры - Сержень-Юрт - Агишты (27 тысяч населения) - ТОМа вообще нет. Оно существует только на бумаге. 10 штатных сотрудников ТОМа "Автуры" живут в Шали, ни транспорта, ни места дислокации в селе у них нет. Как показывают последние события, Шалинский район, плотно набитый всевозможными правоохранительными и военными структурами, пока остается вполне проходимым для боевиков. 



Комментарии
Прямой эфир