Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Хорошее кино стало видом спорта

Помнится, в незабвенные советские времена было принято задаваться сакраментальным вопросом: шахматы - это спорт или искусство? По содержанию - так вроде второе, а по форме - несомненно первое. Теперь при обилии соревнований по кино начинаешь сомневаться: не спортивная ли это дисциплина? Не пора ли задуматься о необходимости включения ее в программу Олимпийских игр? Пусть будет рядом с художественной гимнастикой и художественный кинематограф. С другой стороны, все это похоже на серию выборных кампаний в рамках киносообщества. Сегодня одного выбрали лидером, завтра - другого, через пару месяцев - третьего или, наоборот, снова первого. Сплошная демократия. И, как в политике, здесь есть интриги, грязь, административный ресурс, сомнительные фестивальные технологии…
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Субботняя церемония раздачи "Золотых орлов" открывает сезон охоты российских кинематографистов за престижными наградами. Как на внутренних, так и на международных киносмотринах. За чемпионатом России по кинематографу по версии "Золотой орел" последует Берлинский кинофестиваль, затем после некоторого перерыва еще один чемпионат - уже по версии крылатой богини "Ника". Еще должен состояться европейский "Сезар", где Россия представлена "Возвращением" Андрея Звягинцева. К концу весны - Канн, встык им - "Кинотавр". Далее - "Окно в Европу". По осени принято считать венецианских "Золотых львов", которые к нам в последние два года столь благосклонны. И еще куча менее престижных забегов. Помнится, в незабвенные советские времена было принято задаваться сакраментальным вопросом: шахматы - это спорт или искусство? По содержанию - так вроде второе, а по форме - несомненно первое. Теперь при обилии соревнований по кино начинаешь сомневаться: не спортивная ли это дисциплина? Не пора ли задуматься о необходимости включения ее в программу Олимпийских игр? Пусть будет рядом с художественной гимнастикой и художественный кинематограф. С другой стороны, все это похоже на серию выборных кампаний в рамках киносообщества. Сегодня одного выбрали лидером, завтра - другого, через пару месяцев - третьего или, наоборот, снова первого. Сплошная демократия. И, как в политике, здесь есть интриги, грязь, административный ресурс, сомнительные фестивальные технологии. Вплоть до угрозы бойкотом. Избыточное предложение на рынке наград стимулирует если не отечественную киноиндустрию, то амбиции отечественных мастеров кино, кои являются не последним стимулом в творческом процессе. Причем обнаруживают себя эти тенденции двояким образом. Одни мастера стремятся поучаствовать во всех стартах и финишах. Другие, напротив, гордо пренебрегают любыми конкурсами, кроме самых почетных, на которые, впрочем, их, как правило, никто не приглашает. Лидером по этой части нынче оказался Станислав Говорухин - он со своим последним фильмом "Благословите женщину" в течение минувшего года упорно и последовательно игнорировал все фестивали и конкурсы. В том числе и тот, что зовется "Золотым орлом", где его картина была представлена почти во всех номинациях. В чем особенность наших кинотурниров? На Западе фестивальный успех - это очень серьезный рыночный инструмент, посредством которого можно раскручивать картину в прокате, привлекать инвестиции в новый проект автора премированного фильма. Наши же фестивали - это в основном круглогодичная ярмарка тщеславия. Как для тех, кто в ней принимает участие, так, возможно, и для тех, кто их бежит. Те, кто бежит, боятся поражения еще сильнее, чем желают победы. Для них главное как раз не победа в соревновании, а неучастие в нем. Ситуация действительно выглядит парадоксальной. Все больше оснований думать, что сегодня не фестиваль для кино, а кино - для фестиваля. Это потому, что в инфраструктуре отечественного кинодела очевидна диспропорция: традиционный кинопрокат как возвратный финансовый механизм играет пока слишком незначительную роль, а фестивальный показ начинает всерьез претендовать на то, чтобы стать альтернативой киносети. Отсюда возникает диспропорция другого свойства. Она обнаруживает себя уже в структуре кинопроизводства. Потребности массового потребителя в жанровом, развлекательном и мифологическом кино удовлетворяются в телесериалах, а тот кинематограф, который мы сегодня называем то авторским, то артхаузным, ориентируется в основном именно на фестивали, коим нет числа. И на примере "Возвращения" или "Русского ковчега" легко убедиться, что этот "возвратный механизм" работает достаточно эффективно. А если перечислить картины минувшего года - "Магнитные бури", "Отец и сын", "Коктебель", "Прогулка", "Старухи", "Последний поезд", "Трио" и опять же "Возвращение", - с которыми ассоциируется наше представление о подъеме отечественной киноиндустрии, то сразу станет понятно, что речь идет в первую очередь об артхаузном кинематографе. На другом полюсе виднеются "Бумер" да "Антикиллер". Это ведь тоже диспропорция и асимметрия. И тоже не вполне нормальная. Наш кинематограф сегодня смахивает на Шалтая-Болтая, сидящего на стене, - большая голова и маленькие рахитичные ножки. Перекатываться с одного фестиваля на другой он еще может, а для хождения в народ явно не приспособлен.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир