Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Государство должно контролировать. И никакой цензуры не будет»

Наблюдатели, специалисты и журналисты после выборов и по их результатам не устают делать свои прогнозы относительно политических и экономических последствий триумфа националистических партий Жириновского и Рогозина. В группе риска, как нетрудно догадаться, помимо экономики, внутренней политики, внешней политики, демократических институтов, оказалась и художественная культура, положение которой в этой ситуации кажется достаточно шатким. Теперь скорее всего в повестку дня будет поставлен вопрос не просто об ограничении ее мастеров по части ли морали, лексики или идеологии, но и о мобилизации самой культуры на решение задач, полезных с точки зрения "национально ориентированного государства"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Да он уже стоит. А теперь для его решения могут появиться реальные предпосылки. В том числе и законодательные. Как им обустроить культуру Не первый год идут разговоры о том, что культура наша, как и общество, брошена на произвол судьбы, под коим подразумевается отсутствие общенационациональной идеологии, присутствие антипатриотической направленности, засилье чуждых для православных людей ценностей и т.д. ...Еще депутаты из "Родины" не обосновались на своих местах в Думе, а уже кто-то из их рядов объявил о намерении ввести в школах изучение православия в законодательном порядке. Они же сообщили публике, что представители других конфессий не возражают. И прежде на эту тему было много спекуляций, но теперь при том патриотическом раскладе, что сложился на сегодняшний день в парламенте, инициативы эти имеют хорошие шансы оказаться реализованными. В Думе уже с год как лежит законопроект о квотировании в прокате и на телевидении зарубежной кинопродукции ("Известия" не раз писали о его содержании, смысле и последствиях). Там же есть наработки о введении "мягкой цензуры" на телевидении посредством учреждения наблюдательных советов. До сих пор они как-то благополучно "заматывались", но, похоже, и до них нынешней зимой у национально ориентированных депутатов дойдет очередь. Очередь дойдет и до переписывания школьных учебников по истории, о чем тоже много шло разговоров в недалеком прошлом. Ожидается падение на отечественных кинематографистов манны небесной в виде госзаказа на историко-патриотические фильмы. Манны будет изрядно, поскольку грядет 60-летие Победы. В Министерстве культуры существуют предварительные прикидки по части финансирования кино. 60% всех запускаемых в производство фильмов будет обеспечиваться средствами на 100%. Жанрово-тематические заявки будут проходить экспертизу в одном из советов по культуре при администрации президента. Есть план национализации прокатной сети. Чиновники из Министерства культуры рассуждают здраво: если государство тратится на кинопроизводство, то оно должно иметь возможность и зарабатывать на нем. Патриоты от культуры вроде Николая Бурляева идут дальше в своих мечтаниях: они настаивают на национализации всей киноиндустрии. Ибо речь идет о духовной безопасности народа. А что осталось на запасных путях национал-патриотов как левого, так и правого толка? С одной стороны - штурмовые отряды бритоголовых скинхедов. С другой - "идущие вместе" моралисты, культуртрегеры, своего рода полиция нравов. Это ведь тоже штурмовики, но штурмовики-белорубашечники. Сказка - ложь... Сидела российская государственность у разбитого корыта не только экономики, но и идеологии. Да, слава богу, по соседству плавала золотая рыбка культуры. Запуталась она в сетях рыночной экономики. Ну и попросилась под крышу государства, пообещав исполнить любую его просьбу. Желания у государства сначала казались не обременительными - поучаствовать в предвыборной кампании, кому-то из политиков поправить имидж, у кого-то поднять рейтинг, поспособствовать созданию положительного образа одного ведомства, другого, наконец, страны в целом. По мере того как мелкие мечты сбывались, рос аппетит. Ну и теперь надо быть готовым к тому, что в один прекрасный день приосанившаяся государственность молвит: "Не хочу быть вольною царицей, а хочу стать владычицей Стихии. В том числе и художественной". Дальше пойдет речь о насущной потребности почувствовать себя геополитическим пупом Вселенной в обмен на господдержку и госфинансирование уникальной рыбки. И в заключение: "Чтоб служила мне культура и была б у меня на посылках". Призрак государственного национализма кажется все более реальным Спрашивается: насколько серьезна опасность последствий впечатляющей победы национал-патриотов Жириновского и Рогозина на последних выборах для демократии в целом? Не драматизируем ли мы ситуацию? Не дуем ли на воду после того, как кто-то, когда-то и где-то обжегся на национализме? Демократы с крепкими нервами успокаивают слабонервных демократов: ничего страшного не произошло, ну какие Глазьев с Рогозиным националисты, тем более какие они фашисты... Может ли быть фашистом банкир и просто интеллигентный человек Геращенко или тем паче генерал Варенников, штурмовавший фашистский Берлин... Правду сказать, опасаться приходится не этих ребят, всего лишь держащих нос по ветру определенных настроений в обществе, а собственно самих настроений. Теперь совсем уж стало очевидно, что призрак антидемократического реванша бродит по России. C ним под ручку гуляет призрак госкультуры. А призраки, как известно, имеют свойство время от времени материализоваться. Дело ведь не в том, насколько те или иные народные избранники отождествляют себя с фашистами или с антифашистами. Когда-то Хемингуэя спросили: много ли в Америке фашистов? Он ответил: "В Америке много людей, которые еще сами не знают, что они фашисты, но пройдет время - они это узнают". Эмоциональный фон Показателен и эмоциональный фон, который не исчерпывается только сообщениями в новостных выпусках ТВ об уличной уголовщине на расовой почве. Попадаются и вполне респектабельные формы проявления российского шовинизма. По ходу телевизионного ток-шоу представитель патриотического движения просит публику обратить внимание на то, что во главе демократических партий стоят не вполне русские лица - Немцов, Явлинский, Хакамада. Его одернули, тему замяли... А господину Доренко рот не заткнешь. Он проартикулировал в газете "Завтра" вполне отчетливо: "Государство и общество должны признать абсолютным приоритетом укрепление и развитие самосознания жителей России как русских граждан". Балерина Анастасия Волочкова в борьбе за место на авансцене Большого театра обращает внимание общественности, что директором его является человек с глубоко нерусскими именем и отчеством - Тахир Газильдяевич, который как раз и препятствует ей, Волочковой, истинно русской балерине с русской фамилией, русским именем и русским отчеством, дарить миру свое искусство. Такой этнический донос на гражданина Иксанова. "Что делали мадьяр Бела Кун и гражданка Розалия Самойловна Землячка (Залкинд) в Крыму после поражения врангелевских войск, что им надо было в России? - задается вопросом кинорежиссер Никита Михалков в документальном видеофильме "Русский выбор". Ответ подсказан самим фильмом: эти чужеземцы прибыли в Россию с миссией истреблять русских солдат и офицеров. После афоризма автора "Сибирского цирюльника": "Он русский - и это многое объясняет" напрашивается ему в пару другой афоризм: "Он нерусский - и это объясняет все". Что немцу смерть, то русскому здорово? Собственно, самобытность анонсированного нашими патриотами "русского пути" состоит в доминировании Государства над Обществом в целом и над отдельным человеком в частности. В служении второго первому. На деле наши национально ориентированные патриоты повторяют зады теоретических оснований "немецкого пути". У господина Подберезкина в его трудах можно найти тезисы, из коих следует, что государству должны быть подчинены экономика, передовые наукоемкие технологии и вера ("самое мощное оружие"). В борьбе с капитализмом есть варианты. Большевики в свое время пытались поднять экономику. Но делали это они примерно так же, как бес в пушкинской сказке перетаскивал с одного места на другое кобылу, то есть самым неэффективным образом. Они подлезали под кобылу экономики и старались ей приделать собственные ноги, тогда как национал-социалисты показали пример, как можно попытаться ее подчинить себе и заставить работать на тоталитарное государство. Они ее оседлали. То есть не стали бороться с частной собственностью, не национализировали ее. Они сделали нечто большее: они национализировали сознание толпы. Вернее, ее подсознание. Этого достало, чтобы сократить безработицу и милитаризировать экономику. А вот кто действительно должен был быть национализирован без остатка, по их задумке, так это человек и его сознание с бессознательным в нем. И тот же Подберезкин ведает: чтобы человек хорошо послужил Государству, он должен стать "новым человеком" и "овладеть бесстрашием, как огнем". Материальные интересы нового человека обязаны быть поставлены позади духовных ценностей, среди которых, разумеется, самой приоритетной является идея Государства, разумеется, с большой буквы. Все это называется "доктриной выхода из затянувшегося кризиса". В ней нет тех вульгарных лозунгов, что отличают площадной национализм. Вроде "Россия превыше всего" или "Россия для русских". Если что-то и говорится на эту тему у Подберезкина, то почти иносказательно: "...Важнее утвердить в массовом сознании, в рамках государственно-патриотической идеологии, само право на имя "русский". То, что в конце 90-х только несмело формулировалось, на выборах 2003 года стало козырной картой подавляющего большинства политических партий. А тогда логика интеллектуального рассуждения лишь иногда оказывалась пуще желания выглядеть прилично в глазах общественного мнения. На нее отважился Александр Дугин и выговорил все, о чем не посмели подумать Зюганов, Подберезкин и даже Проханов с Лимоновым. В его многочисленных штудиях ставится вопрос о новой роли России. Последняя должна исполнить проваленную Гитлером миссию Третьего рейха. А миссия его состояла вовсе не в победе германизированной Европы над прочими народами и расовом господстве немецкой нации над всем миром, но в торжестве тоталитарного Государства над рыночной Экономикой. Ну а как можно ставить и тем более решать столь грандиозную задачу без того, чтобы не отмобилизовать на это дело Золотую рыбку культуры. И здесь снова важнейшим из искусств может оказаться кино. Их цели ясны, задачи определены... За респектабельными фигурами Глазьева, Рогозина, Геращенко маячат тени людей, которые уже давно упражняются в национал-патриотической риторике, - Александра Крутова, Николая Леонова, Николая Бурляева. К ним в скором будущем присоединятся Александр Проханов, Эдуард Лимонов, Сергей Доренко, Михаил Леонтьев, Александр Невзоров - златоусты национал-державной пропаганды. В Думе им подставят плечо законодатели-моралисты - господа Райков, Гальченко, инициаторы законов о квотах на зарубежное кино. Жириновский же со своей вульгарной демагогией, с зоологической ненавистью к демократии, этот Рем от политической риторики, постепенно будет маргинализирован. И пойдет планомерная вполне дружелюбная работа по огосударствлению культуры. И нам скажут: "Тогда как либеральное государство видело свою задачу главным образом в том, чтобы дать человеку необходимые знания и предоставить ему решать, как он собирается их применить, национально ориентированное государство, с одной стороны, не может отказаться от этой задачи, но обязано взять на себя другую задачу. Оно должно, не обращая внимания на возражения и критику враждебной нам ничтожной клики интеллектуалов, поставить кино, радио, прессу на службу государству. ...Духовный либерализм, который на деле означает анархию духа, похоронен раз и навсегда. ...Мы хотим, чтобы вы снова ощутили радость от вашей работы. Художника должно охватывать большое чувство, когда он шагает в ногу со временем и вносит в это свой скромный вклад. При таком новом убеждении в кино возникнет и новая моральная этика. ...Мы не хотим препятствовать и частной инициативе. Напротив, она получит большой толчок за счет национального движения. ...Кино, развивающееся на этих основах, будет не разделять, а связывать народы, гордящиеся своими особенностями, которые обретают в нем свое лицо". Впрочем, почему скажут? Это уже сказано. И давно - около 70 лет назад доктором Геббельсом в речи, обращенной к немецким кинематографистам. И что может встретить возражение в этих установочных тезисах у наших национал-державников? И что могло бы встретить возражение у доктора Геббельса в программных тезисах и законодательных инициативах наших национал-державников? *** Все помнят, чем кончилась сказка про золотую рыбку. В действительности же золотым рыбкам не всегда в подобных ситуациях достает мужества и достоинства - они пытаются послужить кто на посылках, кто шестеренкой или шестеркой, кто приводным ремнем, но все равно дело оборачивается разбитым корытом, на сухом дне которого дергаются мастера культуры. Геннадий Райков, депутат Госдумы: - Даже в советский период культура финансировалась по остаточному принципу. Самая маленькая зарплата была у библиотекарей, работников клубов, не бог весть какая зарплата была у артистов и т.д. То же самое и сегодня. Если взять развитие национальной (не националистической!) культуры, то мы все-таки многонациональный народ - у нас 128 национальностей. У каждого народа своя самобытность, которая складывается из исторического культурного наследия. Не бывает так, что "завтра решили сделать новую культуру". Например, библиотеки - это хранилища, а не просто заведения, где выдают книжки. Здесь сосредоточены все культурные ценности. А сегодня библиотеки сдают в аренду помещения. Если народ забудет свою историю, самобытность - это уже не народ. Культура не может развиваться без поддержки государства. Если государство не будет ее финансировать и поддерживать, культура ни на каких меценатах не выживет. Хотя меценатство должно приветствоваться. Деньги, может быть, не в "Челси" надо вкладывать (пусть на меня не обижается Абрамович), а в развитие театра, национальной музыки, национально-патриотического воспитания, в развитие духовности, сохранение музеев, библиотек. - Культура на службе государства? - Мы все равно придем к этому. Государство - это нация. Самый важный слой - культурный. Государство должно его сохранить, выделять на это серьезные средства, как делают другие страны. Государство должно контролировать. И никакой цензуры в этом отношении не будет с точки зрения показа спектаклей Чехова или современного драматурга. - Государственная поддержка приведет к государственному контролю? - Государство - это орган насилия, оно обязано контролировать правила общежития. У нас ведь страдает идеология. Она всю жизнь страдала. Говорят, что в советский период была мощная идеологическая машина. Какая она мощная, если рухнула в течение двух месяцев? Иван Мельников, заместитель председателя ЦК КПРФ: - Когда страна окончательно рассталась с принципом разделения властей и во всем прослеживается стремление власти к монополии, культура также скорее всего в той или иной мере будет поставлена под контроль. В ситуации уже созданной декоративной демократии монополизм нынешней власти будет создавать и декоративную идеологию через институты культуры. Будет и показной "патриотизм", будет, наверное, и государственный заказ на определенную трактовку истории. Продолжится превознесение ценностей "общества денег", где положительными качествами наделяются герои так называемого - часто сомнительного - "успеха". И в ситуации, когда реальных условий не то что для достижения успеха, но даже для нормального существования у большинства граждан нет, такой туман будет пускаться в общество целенаправленно, создавая иллюзии. В результате стоит ожидать и ограничения свободы творчества для тех работников культуры, которые оценивают ситуацию иначе, чем власть, но зависят от государственного финансирования. Валерий Гальченко, депутат Госдумы: - В последние годы наша культура была невероятно американизирована. Под культурой я понимаю не только театр, кино, но и литературу, прессу. В литературе самым замечательным достижением последних лет является Гарри Поттер. Это, конечно, не совсем американизация, но англосаксонизация. Американское кино полностью сменило российское. В театрах все больше превалируют западные пьесы. Любая реформация отражается двумя сложными процессами - реформацией экономики и реформацией культуры. Модернизация экономики - это правильно. Но американизация, вестернизация культуры - неправильное, тупиковое направление. У меня есть ощущение, что сегодня происходит торможение американизации нашей культуры. В обществе возникает понимание того, что дальше так не может продолжаться, потому что мы потеряем свою национальную идентичность. Бюджет не в состоянии выполнить действующие законы, где речь идет о 6% на культуру. Сейчас выплачиваются доли процента. Я могу привести в пример свои законы, касающиеся кино и телевидения. Весной я предложил закон против насилия на телевизионном экране и закон, касающийся квотирования показа национального кино. Госдума не захотела рассмотреть ни один, ни второй законопроекты. Я буду очень рад, если государство выполнит хотя бы закон о культуре, где предполагается 6% бюджета тратить на культуру. Георгий ИЛЬИЧЕВ, Илья МАКСАКОВ
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир