Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вспомнить Герострата

В этом году набежало сразу несколько круглых дат. Причудливым образом они аукаются, взаимоотражаются, рифмуются, полемизируют... Психологически, несмотря на все социальные и политические перемены, мы живем с почившими геростратами и с их жертвами все еще в одной стране. В стране-гибриде. Названия разные - мелодия одна. Названия грозных спецслужб несходные; восприятие - созвучно. Во всем можно находить плюсы, как, впрочем, и минусы. Геростратов поневоле приходится вспоминать уже потому, что они какую-то роль играли в жизни и смерти достойных героев. Иногда, к слову сказать, положительную. И, надо признать положа руку на сердце: нет такого злодея, который бы на минуточку не расслабился и не сделал что-нибудь хорошее в жизни
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В этом году набежало сразу несколько круглых дат. Причудливым образом они аукаются, взаимоотражаются, рифмуются, полемизируют. Прежде всего как не попомнить полувековой юбилей смерти "чудесного грузина" Иосифа Джугашвили (Сталина). Он довольно широко отмечался нашей общественностью - фильмы, воспоминания, телепередачи, коллоквиумы, симпозиумы и т.д. Генерального прокурора Андрея Вышинского, которому пару недель назад стукнуло 120 лет, на днях догнал другой герострат ХХ века - еще один чудесный грузин Лаврентий Берия, любвеобильное сердце которого, простреленное генералом Батицким, перестало биться опять же полвека назад. Незадолго до этой казни, всесильный Лаврентий спас от ареста и расстрела американского шпиона кинорежиссера Михаила Калатозова, родившегося завтра 100 лет назад, и в 1953-м (то есть 50 лет назад) приступившего к работе над фильмом "Верные друзья", одним из авторов сценария которого был Александр Галич, впоследствии настолько доставший чекистское ведомство, что оказался выдавленным из страны, погибшим 30 лет назад без одного года при загадочных обстоятельствах, и чье 85-летие российская общественность отметила минувшей осенью. История то и дело округляется. Самым же округлым юбилеем уходящего года следовало бы счесть 60-летие гимна СССР, который до этого верно послужил партии большевиков, а теперь второй год "работает" на демократическую Россию. Что из сего факта следует? Слова из главной песни о главном выбросить можно, а музыку - никак не получается. Музыка тоталитаризма живее демократических текстов. А чара его бессмертнее опыта, который мы имеем на собственной шкуре и даже ее ценой. Как пелось в одном популярном в 70-е годы спектакле: "Идут бараны в ряд, бьют в барабаны; шкуру для них дают сами бараны". Стало быть, психологически, несмотря на все социальные и политические перемены, мы живем с почившими геростратами и с их жертвами все еще в одной стране. В стране-гибриде. Названия разные - мелодия одна. Названия грозных спецслужб несходные; восприятие - созвучно. Во всем можно находить плюсы, как, впрочем, и минусы. Геростратов поневоле приходится вспоминать уже потому, что они какую-то роль играли в жизни и смерти достойных героев. Иногда, к слову сказать, положительную. И, надо признать положа руку на сердце: нет такого злодея, который бы на минуточку не расслабился и не сделал что-нибудь хорошее в жизни. Кстати, не последуй в 53-м его ареста с последующим расстрелом, так он, может, еще бы и исправился, и в нашу историю вошел бы как инициатор Оттепели. А может, Лаврентий снискал бы лавры китайского Дэн Сяопина раньше, чем это сделал сам товарищ Дэн. И теперь бы Сяопина называли русским Берией. А китайский путь на радость Зюганову с Прохановым именовали бы исключительно "русским". ...Замкнутый круг посмертных юбилеев геростратов все не удается разорвать. Как ни стараемся, их кончины длятся дольше века. И только в их тени мы обнаруживаем, почти нечаянно, столетнюю годовщину великого Калатозова, жизнь которого действительно длится дольше века. Многие знают и помнят его лучшие фильмы: "Соль Сванетии", "Летят журавли", "Неотправленное письмо", "Я - Куба". Немногим, должно быть, известно его еще одно "неотправленное письмо". В 1938 году (то есть 65 лет назад - опять круглая дата) он собирался снимать фильм "Шамиль". И уже был написан сценарий - он опубликован в одном из номеров журнала "Искусство кино". Сценарий - замечательный, и есть там пророческая сцена. Герой национально-освободительного движения легендарный Шамиль, разбитый русскими войсками, уходит в горы, а потом лавиной мчится на растерявшихся оккупантов. По мере того, как шамилево войско приближается, солдаты в ужасе видят, что оно почти все состоит из детей и женщин, переодетых джигитами... Что-то это напоминает... Кого-то это напоминает. Калатозов хотел снять фильм, насколько это видно по сценарию, о сверхчеловеке, у которого не оказалось иного выбора, как покончить с человеком, а заодно и со всем человеческим в себе. Это был бы, наверное, фильм еще об одном Герострате. Работа была приостановлена, поскольку аккурат в это время выяснилось, что воин Шамиль, борец с царизмом, был всего лишь английским шпионом. Примерно с той же степенью достоверности, с какой Берия оказался шпионом азербайджанским, а сам Калатозов - американским.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир