Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дибров-party

…У телезрителя звенело в ушах от величальной энергии шоумена. В этом водопаде эпитетов, междометий и восклицаний, низвергающемся на головы приглашенных, последним ничего не оставалось, как только смиренно улыбаться. Один Никита Михалков дерзнул на извержение липкой патоки отплюнуться хамством: хватит, мол, заниматься лизоблюдством. На секунду Дибров онемел. Михалков, любуясь произведенным эффектом, добродушно расхохотался, давая понять, что это всего лишь шутка, на которую телеведущий ответил приступом еще более медоточивой лести: "Ну мне это извинительно, Никита Сергеевич, поскольку я лизоблюдничаю перед человеком, создавшим тончайшие, невиданные творения человеческого духа - фильмы "Раба любви" и "Механическое пианино"…
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
У Дмитрия Диброва начались летние каникулы. Его проект "Апология" завершил сезонный цикл. Будет ли он иметь продолжение, или "ночная бабочка российского эфира" (как его за глаза величают коллеги) придумает что-то новенькое, например "Дибров-party", неизвестно. В телекомпании есть мнение, что его последняя программа не задалась и что проблема именно в ведущем, который, в частности, провалил презентацию на "Первом канале" недавно закончившегося Международного московского кинофестиваля. Как, впрочем, и национального - "Кинотавра". Хотя Анатолий Максимов, ответственный за кинопоказ на "Первом канале", считает, что задумано было все правильно. Идея состояла в том, чтобы вывести все за рамки чисто корпоративного мероприятия кинематографистов, придать ему массовый масштаб и светский лоск. Медиумом и жрецом в связи с этим был назначен не синефил Сергей Шолохов с его "Тихим домом", а ценитель всего изящного, телеперсона с репутацией "счастливчика" и общего "любимчика" - шумный душка Дмитрий Дибров. Воспоминание о Жорже Бенгальском Полторы недели ММКФ оказались звездными не только для Джины Лоллобриджиды, но и для Дмитрия Диброва. Для него, наверное, в большей степени, чем для кого-либо еще. Он каждый вечер являлся телезрителям в окружении популярных артистов отечественного и зарубежного кинематографа и произносил тексты, каждый из которых неизменно приобретал характер тоста. У телезрителя звенело в ушах от величальной энергии шоумена. В этом водопаде эпитетов, междометий и восклицаний, низвергающемся на головы приглашенных, последним ничего не оставалось, как только смиренно улыбаться. Один Никита Михалков дерзнул на извержение липкой патоки отплюнуться хамством: хватит, мол, заниматься лизоблюдством. На секунду Дибров онемел. Михалков, любуясь произведенным эффектом, добродушно расхохотался, давая понять, что это всего лишь шутка, на которую телеведущий ответил приступом еще более медоточивой лести: "Ну мне это извинительно, Никита Сергеевич, поскольку я лизоблюдничаю перед человеком, создавшим тончайшие, невиданные творения человеческого духа - фильмы "Раба любви" и "Механическое пианино". Что же касается конкретного предмета программы - кино, то и невооруженным глазом было видно, как "конферансье" плывет, как подает реплики невпопад, как раз за разом садится в лужу. Пытался выговорить фамилию зарубежного режиссера, но не смог и попросил это сделать переводчика. Только представил режиссера, получившего награду за лучший дебют, и тут же спрашивает: "Вы много чего уже наполучали в своей жизни?" - "Так это у меня первая картина". - "Ах так?!" Потом он повернулся к иранской женщине-режиссеру со словами: "Вот ведь ужас-то какой!" - и, призывая в свидетели публику, сообщил, что сидящая за бокалом вина восточная дама вообще-то сидит в тюрьме и что ее на недельку выпустили в Москву погулять по площадям и улицам нашей столицы, посмотреть кино... Все ждали, что сейчас им разъяснят сию парадоксальную ситуацию. Но внимание ведущего в этот момент привлек немецкий актер Бляйбтрой, приобнявший нашу молодую артистку Ольгу Будину. "О! Да у них роман!" - остроумно пошутил Дима. Кого-то он сильно напоминал в эти минуты... Пожалуй что бессмертного хорошо известного всей Москве конферансье Жоржа Бенгальского, который был горазд на ахинею - как Дима, пафосен - как Дима, и шутил с тем же успехом. И нет на Диму Бегемота, который бы оторвал ему голову, после чего задал бы ей сакраментальный вопрос: "Ты, надоедала, будешь молоть в дальнейшем всякую чушь?" Все в прошлом? А ведь начинал "надоедала" совсем неплохо. Что-то у него получалось в пору его работы на АТВ. Какое-то время он был одним из немногих, кто естественно мог держаться в живом эфире. Его достижением можно считать полуночный проект "Антропология". Самой большой удачей стал, пожалуй, "О, счастливчик!", где он исполнял роль застенчивого посланника Его Величества Случая. Тогда Дима Бенгальский был воплощенной интеллигентностью. Разумеется, с толикой иезуитства. А как ей не быть, если ты знаешь ответ на вопрос стоимостью в несколько десятков тысяч (иногда и в несколько сотен тысяч) рублей, а твой визави его не ведает и по твоим глазам пытается понять, на правильном он пути или нет. Впрочем, то была игра с "простолюдинами", как выразился в одном из интервью сам Дибров о своих смертных телезрителях. Амбиции Игры с "простолюдинами" занимательны до поры до времени. Потом наскучивают. Особенно в том случае, если "хомо люденс" однажды себя почувствовал человеком незаурядным, как это произошло с Дибровым, взявшимся за гитару и записавшим пару компакт-дисков. В одном из интервью для интернет-издания он недвусмысленно очертил круг своих амбиций: "Я хотел бы показывать только людей, которые неподсудны с точки зрения верховного художественного совета, в котором заседают Маркес, Леннон, Кропоткин, Спаситель - всё. Кто неподсуден с точки зрения этого всемирного совета, вот тот мне и интересен". Понятно, что телеведущий, оказавшись в компании с Маркесом, Спасителем и Никитой Михалковым, не может не почувствовать и себя личностью незаурядной. Почувствовал это и интервьюер. Почувствовав, поинтересовался, как он, Дима, для себя определяет эту самую незаурядность. У Димы был продуманный ответ: "Незаурядность - это если есть в человеке что-то, над чем не властвуют силы Природы. Вся история человечества - преодоление главного испытания, выпавшего на его долю, - силы земного тяготения". Да, конечно, когда Дибров ведет свои программы, то видно, что с гравитацией покончено. Может быть, раз и навсегда. Особенность звездной болезни телеведущего В чем самая большая опасность ТВ? Когда-то его считали рентгеном характера. На самом деле оно - гипербола того, кто оказывается в рамке телеэкрана, а там часто всего лишь пустота, самонадеянность, самодовольство и т.д. Звездность киноактера - это одно. А звездность телеведущего - нечто иное. Первая основана на реальных талантах актера или по крайней мере на его природной типажности. А вторая - светится исключительно отраженным светом. Луна, возомнившая себя солнцем, - это и есть синдром звездной болезни телеведущего.
Комментарии
Прямой эфир