Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Василий Герелло, оперный певец: "Спеть Вагнера не соглашусь даже на гильотине"

Василий ГЕРЕЛЛО, звезда Мариинского театра, сейчас в России гость редкий. Театральная география одного из лучших баритонов Европы - парижская "Опера Бастиль", нью-йоркская Метрополитен-опера, лондонский Ковент-Гарден, берлинская "Дойче Опер"... Сегодня Герелло на сутки вернется в Петербург - он примет участие в концертном исполнении "Паяцев" в родной Мариинке. Перед концертом с ним встретилась спецкор "Известий" Юлия КАНТОР
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
- Имея столь бурный гастрольный график, вы еще не забыли русский и украинский? - Нет, конечно. Я вообще-то космополит, не в советском понимании, а в нормальном - европейском. Я "западенец" - из Буковины, из Черновцов. И забыть украинский - то же самое, что забыть родную маму. Мы с женой -- она тоже с Западной Украины - размовляем только на украинской мове. И сынишку учим, хотя он у нас разговаривает и на нескольких европейских языках, чем я страшно доволен. Каждый год бываю на Украине, хотя бы пару недель, там ведь родители, родня. А русский - второй родной: именно в Ленинграде я сделал первые шаги в профессии, именно в Ленинградской консерватории меня нашел Мариинский театр, где я пою с третьего курса. Это было в 1990 году. С тех пор с Питером и Мариинкой я не расстаюсь. - В семье музыканты есть? - Жена - тоже выпускница консерватории, она закончила дирижерско-хоровой факультет. А родители мои - совершенно нормальные люди, так сказать, рабоче-крестьянская семья. Просто на Украине все поют - так принято, понимаете ли. Вот и я пел. И играл на всех инструментах, которые были вокруг: аккордеон, гармонь, дудочки всякие. А потом выяснилось: в семье не без урода, и пение стало любимой профессией. Решил ехать в Ленинград, поступать в консерваторию. Хотел именно сюда - не в Киев, не во Львов. И, видимо, интуиция не подвела. - Вам одинаково комфортно и в русском, и в итальянском репертуаре, и в жанре народных песен. А предложений спеть Вагнера, нынче в Мариинке модного, или Прокофьева нет? - К счастью, и у нас в Мариинке, и на Западе меня в основном видят в итальянском репертуаре. В первую очередь это Верди, а также Доницетти и Беллини. Жалею лишь, что меня мало видят в русской музыке. А вот Вагнера и Прокофьева - ни за что! Я бы просто потерял голос через полгода. Это не для меня. Не соглашусь даже на гильотине. - Чего не хватает в жизни? - Тишины. Травы и украинского солнца. Впрочем, солнца много, например, в Италии - когда приезжаю в Ла Скала, это чувствую. - Когда вы на сцене, возникает ощущение, что вы поете на успешной премьере: вам явно нравится… - Очень нравится, причем ощущение этой радостной новизны с годами не проходит. Иногда на концерте, когда оркестр, например, играет увертюру или какое-то произведение, где не нужен солист, я стою за кулисами и думаю: "Ну зачем? Я бы сейчас мог петь". Когда красивая женщина после концерта говорит приятные слова - душа радуется. - Эта сентенция из тенорового репертуара? - Ничего подобного! Теноры ухаживают, а баритоны - любят. Мне действительно нравится моя работа, мне вообще нравится жить - у меня отличная жена, прекрасный сын, меня многие любят и некоторые в меру не любят. Что еще надо? А что вы думаете об этом?
Комментарии
Прямой эфир