Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

К нам приехал могильщик Милошевича

Во вторник начинается трехдневный визит в Россию президента Хорватии Стипе Месича. Это его первый приезд в Москву - и в качестве главы государства, и вообще в каком-либо качестве. Несмотря на то что Месич в школе учил русский язык, его знакомство с нашей страной произойдет только сейчас - в 67 лет. Еще в 1993 году, когда власть Слободана Милошевича в Белграде казалась прочной как никогда, Месич предсказал: сербский президент будет свергнут в результате народного восстания. "Я пытался предостеречь Милошевича, говорил, что он плохо кончит" - говорил тогда Месич
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл
Во вторник начинается трехдневный визит в Россию президента Хорватии Стипе Месича. Это его первый приезд в Москву - и в качестве главы государства, и вообще в каком-либо качестве. Несмотря на то что Месич в школе учил русский язык, его знакомство с нашей страной произойдет только сейчас - в 67 лет. Месич был избран президентом Хорватии в феврале 2000 года, через несколько месяцев после смерти генерала Франьо Туджмана, "отца хорватской независимости", жесткого авторитарного лидера. У открытого, раскрепощенного, общительного Месича - совсем другой стиль правления. Широкая улыбка президента стала своеобразной "визитной карточкой" новой Хорватии, заявляющей о приверженности демократии, стремящейся в европейские структуры (в первую очередь в ЕС), выдающей Гаагскому трибуналу генералов, еще вчера считавшихся национальными героями, а сегодня - "военных преступников". На выборах 2000 года хорватские либералы и интеллектуалы, ориентированные на Европу, делали ставку отнюдь не на Стипе Месича. Он казался им популистом, легковесным политиком, который не имеет твердых убеждений и слишком часто переходит из одной партии в другую. У загребской интеллектуальной элиты был свой фаворит - Дражен Будиша, единый кандидат от либералов и социал-демократов, респектабельный политик, за которым в отличие от Месича стояла солидная, профессиональная команда. Но президентов выбирают не столичные интеллектуалы. Не только и не столько они. Электорат Месича - простые хорваты, не имеющие высшего образования, жители небольших городов. К ним будущий президент нашел подход на удивление легко. Сценарий избирательной кампании Месича был простым. Он не произносил программных речей, не представлял свою платформу на митингах. Он просто приходил в кафе, заказывал кружку пива "Карловачко" и вел "задушевные беседы" с людьми, сидевшими за соседними столиками. А телевидение транслировало эти беседы на всю страну. Эффект превзошел все ожидания. Месич триумфально победил на президентских выборах. Придя к власти, он не изменил себе, своему политическому стилю. Сильной командой так и не обзавелся, всю рутинную ежедневную работу переложил на правительство (благо, конституция именно это и предполагает). Месич не руководит Хорватией. У него - представительские функции. Он по-прежнему - "визитная карточка" молодой страны, на удивление быстро перешедшей от войны и авторитаризма к почти безупречной демократии. И с этой своей - главной - ролью Стипе Месич справляется вполне успешно. И еще он любит размышлять о балканских проблемах, о том, что стало причиной краха титовской Югославии, и о том, можно ли было предотвратить войны в Хорватии, Боснии и Косово. Месич - знаток региональных проблем. С большинством лидеров стран, возникших на обломках СФРЮ, он знаком лично, притом много лет. И это порой помогает выдавать безошибочные политические прогнозы. Еще в 1993 году, когда власть Слободана Милошевича в Белграде казалась прочной как никогда, Месич предсказал: сербский президент будет свергнут в результате народного восстания. Вот что Стипе МЕСИЧ, возглавлявший девять лет назад хорватский парламент, сказал тогда в Загребе в интервью "Известиям": - Я пытался предостеречь Милошевича, говорил, что он плохо кончит. "Что ты делаешь, Слобо? - сказал я ему. - Ты что, со всем миром воевать собрался? Но для этого тебе надо мобилизовать в армию два миллиона сербов. А если ты мобилизуешь два миллиона, сербы поднимут против тебя восстание. Тебя свергнут, а потом повесят. Я только прошу тебя, Слобо: когда тебя будут вешать, вспомни эти мои слова". Месич ошибся только в одном. Сербы не повесили Милошевича, а выдали его Гаагскому трибуналу. Но в 1993 году Международного трибунала по бывшей Югославии еще не существовало. А что Вы думаете об этом?
Комментарии
Прямой эфир