Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Мы были пантерами

Фильм "Али" был единственным за последний год, который ваш кинообозреватель - вопреки собственным этическим и эстетическим принципам - решился посмотреть на пиратской кассете до премьеры. Удержаться было трудно. Из творческой спайки Майкл Манн - Уилл Смит явно должно было получиться нечто. Манн - из лучших американских режиссеров, создающий сейчас большие психологические полотна. Уилл Смит - комик и рэппер, решившийся на роль не кого-нибудь, а чемпиона мира по боксу Мохаммеда Али
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Фильм "Али" был единственным за последний год, который ваш кинообозреватель - вопреки собственным этическим и эстетическим принципам - решился посмотреть на пиратской кассете до премьеры. Удержаться было трудно. Из творческой спайки Майкл Манн - Уилл Смит явно должно было получиться нечто. Манн - из лучших американских режиссеров, создающий сейчас большие психологические полотна (см. хотя бы "Схватку" и "Своего человека"). Уилл Смит - комик и рэппер, решившийся на роль не кого-нибудь, а чемпиона мира по боксу Мохаммеда Али. Выучившийся ради роли профессионально боксировать. В Америке фильм не оценили: лишь две номинации на "Оскар", обе актерские (Смит плюс Йон Войт, сыгравший телекомментатора). Между тем - после просмотра на большом экране говорю уверенно - "Али" на голову сильнее "оскаровского" триумфатора "Игр разума", тоже кинобиографии, но гораздо более голливудской, традиционной. ПРО ЧТО. Про одиннадцать лет из жизни боксера-тяжеловеса Кассиуса Клея, принявшего ислам и имя Мохаммед Али. Начиная от победы над Сонни Листоном в феврале 1964-го, после которой тогда еще Кассиус впервые стал чемпионом мира, и заканчивая боем в октябре 1974-го в Заире с Джорджем Форманом, когда теперь уже Мохаммед вернул себе звание чемпиона. Этого звания (а заодно боксерской лицензии) его лишили в 1967-м - из-за отказа служить во Вьетнаме. ПЛЮСЫ. "Али" - самый неголливудский и реалистический из всех биографических фильмов, какие я видел за многие годы. Веришь - и всё тут. Станиславский и тот бы поверил. Там нет никаких разжевываний. Там все кажется случайно подсмотренной жизнью - фрагментами телерепортажей или любительской съемки. Там камера может долго рассматривать лицо Али, а на нем ни один мускул не шевелится (он только что узнал об убийстве Малколма X) - а следом, встык, идет совсем другая сцена, демонстрирующая совсем другую ситуацию, потому что между этими сценами никто Али случайно не заснял. Там никто не проясняет даже то, кто такой, собственно, Малколм X, - просто иногда появляется черный человек в очках с умным жестким взглядом, с которым Али и не разговаривает толком, но иногда резко спорит. Не зная, что Малколм X - антипод Мартина Лютера Кинга (а про этого знаете?), сторонник линии жесткого поведения по отношению к белым, много в фильме не поймешь. Манн попросту бросает зрителя в эпицентр жизни Али, в культуру афроамериканцев, только-только переставших именоваться цветными. Публика думает, что это прелюдия, ждет, когда начнется обычное кино с драмами и разговорами. А оно не начинается все два с половиной часа. Белый режиссер решил проникнуть в черную культуру, энергию, психологию и проникнуться ими. Сделал он это так, что этой культурой (не только музыкой) и этими лицами безусловно заражаешься. Начинаешь верить и в то, что именно в рамках негритянской культуры из детских воспоминаний о судах Линча, из блюзов, которые есть живой выплеск эмоций, из экстремизма Малколма X и споров с ним и должен был родиться... пусть не праведник (до женщин слаб), но истинный интеллигент с ясной нравственной позицией, каким по фильму и был Али. Отдельная песня - как сняты бои. Это вам не "Рокки", где слабосильный якобы-чемпион Сталлоне сто раз бьет соперника прямым ударом по морде и свалить не может. Это потная возня, это быстрые ноги уходящего от ударов Али, который, как известно, умел порхать как бабочка и жалить как пчела. В какой-то момент ловишь себя на удивительном ощущении, что тебе интересно, чем именно закончится бой. Ты этого не знаешь (представляете: в голливудском-то фильме - и не знаешь!). Начинаешь верить, будто смотришь укороченнную трансляцию реального поединка. Что Уилл Смит - никакой не Смит, а всамделишный чемпион Али. Право, уж Смит-то был достоин "Оскара". МИНУСЫ. Жуткий дубляж, разрушающий документальную стилистику. Фильм, где нет привычно условных монологов и диалогов, отдублирован пафосно-театральными голосами. Негры изъясняются белыми интонациями. Трудно смотреть и из-за публики. Фильм идет в больших залах как нормальный блокбастер. Публике не разъяснили, чего ожидать. Потому часть юных зрителей (а даже на утреннем сеансе в большой московской "Праге" публики немало) входит, выходит, громко болтает (у нас умеют вести себя только в центральных залах да на сеансах для синефилов), отпускает шуточки про негров и заодно евреев. Хочется подойти и - хуком. Как Али. КЛЮЧЕВОЙ ЭПИЗОД. Громила Форман прижал к канату интеллигента Али и молотит его по почкам пудовыми кулаками. "Это все, на что ты способен? - чтобы еще сильнее разозлить, говорит ему на ухо Али. - И чего ты прижимаешься ко мне как баба?" НАШ ВАРИАНТ РЕКЛАМНОГО СЛОГАНА. Кто не слышал о Малколме X, проходите мимо.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир