Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Леонид КРЫСИН: "Не хочу, чтобы меня "шокировали монстры""

Сегодня мы поговорим о словах: материале, без которого невозможно наше общение. Этот материал ведь тоже меняется вместе со временем, а отражаются эти изменения в словарях. Мы попросили читателей и наших экспертов ответить на вопрос: какие словари нужны в наше время? Может быть, зная это, мы лучше сможем находить общий язык. Это письмо и подтолкнуло к беседе с заместителем директора академического Института русского языка имени Виноградова профессором Леонидом КРЫСИНЫМ. Мы говорили не только о словарях, но и о том, почему так трудно и убого говорим на родном языке
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Делаем газету вместе Восемь с половиной десятилетий для серьезного ежедневного издания - как восемь с половиной дней. В этом исчислении Клубу "Известий" - всего-то несколько часов от роду, а вот уже объявляем второй набор в него. Меняются декорации, авторы и зрители бесконечной пьесы нашей жизни, а театр под названием "газета" - остается неизменным. И уже, кажется, невозможно представить его без клуба преданных поклонников, не пропускающих ни одного спектакля. Сегодня мы поговорим о словах: материале, без которого невозможно наше общение. Этот материал ведь тоже меняется вместе со временем, а отражаются эти изменения в словарях. Мы попросили читателей и наших экспертов ответить на вопрос: какие словари нужны в наше время? Может быть, зная это, мы лучше сможем находить общий язык. Это письмо и подтолкнуло к беседе с заместителем директора академического Института русского языка имени Виноградова профессором Леонидом КРЫСИНЫМ. Мы говорили не только о словарях, но и о том, почему так трудно и убого говорим на родном языке. - Леонид Петрович, вы знаете это издание, о котором пишет профессор Красных? - Как же! Действительно, большое собрание - 130 тысяч слов. У Ожегова всего 80. Смотрите, как внушительно выглядит. Но сколько же в нем нелепостей! Словарь - издание общеобязательное, в некотором роде "конституционное", показывает, как правильно пользоваться словом. Добавлю примеров. Вот что предлагает кузнецовский словарь в качестве нормы. "Ноги обомлели" - в смысле "затекли, онемели". "Древние обожали солнце" - в смысле "обожествляли". "Дама крупного формата", "Охотники достигли волка" - вместо "настигли"... - При этом на титульном листе - гриф Института лингвистических исследований РАН. - Однако, заметьте, ни слова о рекомендации ученого совета. Он сей труд скорее всего и не обсуждал. Кузнецов - ученый секретарь института, рецензенты - его подчиненные... Это еще что! В последнее время появляются откровенно пиратские словари. Большой орфографический словарь 1999 года издательства "Оникс" слово в слово переписан с 13-го издания академического под редакцией Бархударова и других. Почему 13-го? Случайно попал в руки издателю, который выдает словарь 1973 года за новый. Или так называемый Орфографический словарь С. Ожегова, изданный в прошлом году "на основе" издания 1957 года, которое Сергей Иванович никогда не составлял, а лишь был одним из редакторов. Кто притащил и как протащил "рукопись" в издательство "Сезам-Маркетинг", - неизвестно. А покупателю откуда знать, что он приобрел подделку, к тому же полувековой давности. - Как вообще готовятся словари? - Картотеки собирают десятилетиями, исследуются колоссальные объемы литературных и публицистических текстов. В Петербурге есть знаменитая картотека, - кстати, в том самом лингвистическом институте, - из которой в свое время родился известный академический 17-томный толковый словарь, успевший, правда, частично устареть уже в процессе долгого издания. Язык безостановочно обновляется, и так же постоянна нужда в новых словарях. Библиотека словарей бесконечно разнообразна. Словари синонимов, омонимов, антонимов, морфем, жаргонов, редких слов, орфоэпические, паронимические... 26 томов Исторического словаря охватывают жизнь слова за семь веков - сумасшедшая работа, и она продолжается. К сожалению, это богатство обществом слабо используется. У нас очень низка культура обращения к словарям. Что можно найти даже в интеллигентном доме? Орфографический словарь, какой-нибудь двуязычный, поскольку дети учатся. И все. Если уж остро понадобится, раздобудут Даля. Великий труд, но какой же это через 150 лет эталон! Не возникают вопросы, сомнения - вот что печально. - Уверены, что говорим правильно, или вовсе не чувствуем в том необходимости? - Чаще второе. Казалось, раскрепостившись, освободившись из пут канцелярита и ритуальной риторики, от бумажек для выступлений, речь, тем более публичная, расцветет и очеловечится. Не случилось. Блатной элемент, на котором круто замешан наш повседневный быт, полууголовная братва, не без успеха рвущаяся во власть, принесли свои речевые привычки. Из протеста против совковой мертвечины вылез жаргонный мусор, грязь, агрессивная тенденция в употреблении мата. Конечно, многое идет от общего ожесточения жизни. Катастрофически сжимаются объемы чтения, а читающий человек обычно говорит более складно, грамотно. - Мировая беда. - Но сравнение с другими не в нашу пользу. Послушайте, как отвечают прохожие репортеру, берущему интервью на улице. Невнятные, беспомощные обороты, мучительное меканье. А где-нибудь в Лондоне, Вене - свободная, непринужденная речь. О парламентских дискуссиях уж не будем вспоминать. - Книги книгами, но где сейчас поучиться чистой речи? - Когда-то образцами были МХАТ, Малый театр. Потом - радио, там поддерживали безупречные языковые стандарты, для дикторов читали лекции знаменитые языковеды, велись практические занятия. - В наши дни роль учителей досталась, увы... - ...да, да, телевидению. Такая иной раз несется с экрана безграмотность - уши вянут. Ни одной новостной передачи без "буквально", употребляемого буквально с обратным значением. А как может "шокировать" убийство? Да откройте вы словарь, он растолкует разницу между "шоком" и "шокировать". "Монстр" означает в русском языке "урод, чудовище". "Монстры балета", "монстры кино" - это же бездумная калька с английского. - По-моему, оскорбительная. Можно поставить всему этому предел? - Не знаю. Ничего другого не остается, как взывать к тем же издателям, вещателям, журналистам. В их руках - самые быстрые и самые массовые средства помощи русскому языку. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ Словарь, достойный премии "Антибукер" Общеизвестно, как снизился и продолжает снижаться уровень нашей речевой культуры. Ответственность за это возлагают на школу, семью, СМИ и т.д. Теперь появилась новая угроза родному языку - псевдоакадемический Большой толковый словарь русского языка. Его составитель и главный редактор - кандидат (а сейчас уже и доктор) филологических наук С. Кузнецов. Словарь опубликован петербургским издательством "Норинт" тиражом более 20 тысяч экземпляров. Он содержит такое огромное количество ошибок, безграмотных примеров и неточностей, что был бы достоин премии "Антибукер", если бы была соответствующая номинация. Цитаты из словаря: "Ребенок отвесил губы от обиды", "Иметь недостаточное здоровье", "Воображать своими нарядами", "Рано устлаться на ночлег"... Какие претензии можно предъявить школьнику, который пользуется этим словарем?! Владислав КРАСНЫХ, профессор, Москва А что вы думаете об этом?
Комментарии
Прямой эфир