Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В Турции из-за лимита цен на нефть из РФ образовалась пробка из танкеров
Спорт
Сборная Бразилии победила Южную Корею и вышла в четвертьфинал ЧМ-2022
Происшествия
В Адыгее произошел пожар на маслозаводе на площади 270 кв. м
Политика
Путин внес изменения в состав Госсовета
Мир
МВД Молдавии заявило об отсутствии взрывчатки на обломках упавшей ракеты
Мир
Литва обяжет россиян проходить опросник об Украине для получения визы
Политика
Захарова сообщила о сохранении российской стороной контроля над ЗАЭС
Мир
The Times узнала о росте числа бездомных украинских беженцев в Британии
Мир
В МИД РФ назвали разговоры о достижении соглашения по ЗАЭС несвоевременными
Мир
Немецкий концерн RWE подал иск к «Газпрому» из-за перебоев с поставками газа
Мир
В Дюссельдорфе закрыли рождественские рынки из-за анонимного звонка с угрозами
Спорт
МОК оставил в силе санкции против российских спортсменов

Прочитал газету и... в Сибирь

За 85 лет жизни газеты ее журналисты много раз первыми поднимали такие темы, так рассказывали о тех или иных событиях и явлениях, что эти публикации круто меняли судьбы людей, в памяти которых роль "Известий" осталась навсегда
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
"А ведь с вашей газетой у меня связан очень любопытный поворот судьбы", - сказала мне графиня Лоуренс. Беседовали мы в графстве Сомерсетшир, Англия, более десятка лет тому назад. Ольга Лоуренс, урожденная Шиловская, хозяйка крупного поместья, в котором я гостил, рассказывала об удивительной истории семьи. Среди прочего - о том, как "Известия" сыграли в этой истории примечательную роль. В начале 20-х годов прошлого века, когда Ольга была совсем крошкой, ее папа, бывший костромской губернатор, пытался укрыться от бдительного ока новой власти среди инженерно-чиновничьего люда. Крошечная заметка в "Известиях" об испытаниях однорельсовой железной дороги и сочувственном отношении к этому проекту тт. Троцкого, Рыкова и Красина открыла инженеру Шиловскому путь за рубеж: ему, автору проекта, разрешили командировку в Англию, где и обосновалась впоследствии семья. Второй раз наша газета заставила уже саму графиню по-иному взглянуть и на дела в России конца 90-х, и на мемуары отца. "Я всегда считала, что его записки никогда и нигде не будут опубликованы. На Западе - потому что слишком русские, в России - потому что слишком антисоветские. Но когда подруга показала мне свежий номер "Известий", я обнаружила, что там печатаются гораздо более резкие слова о советском режиме. Рукопись, к счастью, оказалась цела. Решили передать ее именно корреспонденту "Известий". С помощью нашей газеты мемуары Шиловского были в Москве изданы, и мы рассказали об этом читателям. И в тот же год буквально то, что говорила мне Ольга Лоуренс, я услышал в донской станице, в кабинете председателя местного колхоза Виктора Гулова (позже он стал другом нашей газеты). Виктор доверительно поведал, что и его жизнь резко изменилась под влиянием публикации в "Известиях". Он прочитал об ученом Александре Чаянове, чье имя с конца 20-х годов было в СССР под запретом. Прочитал и понял, что работать дальше, как прежде, уже не сможет. Гулов начал реформировать хозяйство, круто изменил направление его развития, обдумывая и испытывая новые возможности, познакомился и поспорил с Горбачевым, потом стал фермером, был "раскулачен" люмпенами и чиновниками, конфликтовал, менял регионы, отрабатывая все новые аграрные модели, добиваясь поразительных результатов и увязая в проблемах... Истории с Гуловым мы тоже описывали. И вот вам цепь времен и героев: Шиловский - Чаянов - Гулов... Больше известно, как газета влияет на жизнь тех, о ком пишет. Меньше - о том, как меняет жизнь тех, для кого пишет, - читателей. А вот меняет! В 1962 году, к примеру, готовящийся к "дембелю" солдат Степан Прокофьев прочитал в "Известиях" очерк о Герое Соцтруда из Норильска. Прочитал и - махнул в этот самый Норильск... Я познакомился со Степаном Максимовичем в прошлом году, когда за плечами его уже была большая жизнь, в которой он стал знаменитым бригадиром, колоритной личностью, хозяином своей судьбы. И до сих пор благодарен нашей газете за тот очерк и поворот в судьбе. И студент-радиофизик Володя Кулаков наткнулся на судьбоносную для себя публикацию в "Известиях" в 1967 году. Это был очерк о Киме Филби. "Вот это человек! Вот это работа! - сказал Володя своему другу Коле Тульнову. - Мне бы такое!" И друг Коля вспомнил, что у него есть "там" один знакомый. Через некоторое время на подающего в науке большие надежды радиофизика вышли люди из "органов". Еще через некоторое время он поступил в школу КГБ. Потом была заграничная работа разведчика с приключениями, блестящими операциями, наградами... Теперь генерал Кулаков - губернатор Воронежской области. О нем в наши дни пишут "Известия". Студент юрфака Ростовского университета Самвел Гарибян, обладающий феноменальной памятью, на моих глазах благодаря нашим публикациям резко изменил свою судьбу, из читателя "Известий" стал героем газеты, рекордсменом Книги Гиннесса, профессионалом в совершенно новом для себя деле. Саша Моркович заразился романтикой неба, прочитав еще школьником интервью нашего корреспондента с военным летчиком. Теперь летает на Дальнем Востоке, слывет асом. Горожанин Владимир Поскряков из "Известий" узнал об организации фермерской ассоциации, которая, кстати, в нашей редакции и создавалась. Он, Виктор Чумак, Леонид Пошехонов, Фридрих Тимошенко, Тимур Кадыров, ныне покойный, и многие-многие другие деятельные мужики рванули тогда в село с "известинскими" номерами в руках. Кто-то сломался, кто-то сегодня преуспевает. Вы понимаете, как важно о чем-то написать первыми. Римма КАЗАКОВА, поэтесса: - "Известия" - хорошая газета. Почему? Она дает полную и объективную информацию, выдерживает высокий уровень, без шараханья в ту или иную сторону, пытается докопаться до истины. К сожалению, я не выписываю "Известия". Я вообще газет не выписываю, я человек бедный. Думаю, после такого отзыва вы будете мне присылать газету бесплатно. Александр ЦЕКАЛО, продюсер, режиссер, артист: - Последнее время круг газет, которые я читаю, очень сузился. Думаю, основное достоинство "Известий" - внутренняя стабильность. "Известия" используют в своем слогане громкое слово: "общенациональная" газета. А я бы еще приписал: "Газета для стабильного общества". Мы потому и пошли на контакт с "Известиями", когда ставили мюзикл "Норд-Ост", что нам хотелось сделать что-то вечное, надежное, прочное. Если бы мы искали более легкого и более выпуклого пиара, сотрудничали бы с другой газетой. Но мы сами установили себе такую высокую планку. А что Вы думаете об этом?
Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир