Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Реакция на Вассермана

В субботу случится страшное. Анатолий Вассерман, выигравший в телешоу "Своя игра" 12 игр подряд, наконец-то проиграет. Вассерман срежется на последнем вопросе, ответить на который во всей России едва ли может сотни две человек: "Работа в Голландии на постройке флота Петра I не удовлетворила, и он уехал доучиваться в Англию. Чему он не мог научиться в Голландии?" "Расчету конструкций", - ответит Вассерман. "Неправильно. Черчению", - сразит его ведущий Петр Кулешов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В субботу случится страшное. Анатолий Вассерман по кличке "компьютер на танке", первый эрудит страны, выигравший в телешоу "Своя игра" 12 игр подряд, наконец-то проиграет. Вассерман срежется на последнем вопросе, ответить на который во всей России едва ли может сотни две человек: "Работа в Голландии на постройке флота Петра I не удовлетворила, и он уехал доучиваться в Англию. Чему он не мог научиться в Голландии?" "Расчету конструкций", - ответит Вассерман. "Неправильно. Черчению", - сразит его ведущий Петр Кулешов. "Я могу привести труды академика Крылова, который подтверждает мою правоту", - невозмутимо парирует знаток, и уже через 5 секунд в студии начнется полный разброд и шатание. "Ну, вы тут разбирайтесь, а я пошел курить", - скажет Кулешов режиссерам, и на этом передача закончится, а поклонники Вассермановых извилин на целую неделю останутся в мучительном недоумении. Уступая чувству сострадания, "Известия" раскрывают секрет: в следующую субботу в эфир выйдет отдельная передача-коллоквиум на тему, зачем все-таки Петра I нелегкая понесла в Англию и засчитывать ли Вассерману 13-ю игру. На съемках крутой высокоинтеллектуальной разборки побывал наш корреспондент. Проблема наполнения зала на этот раз продюсера не волновала. В студии еле уместились десятка четыре лучших экспертов СНГ по кораблестроению, мореплаванию, истории и лингвистике. Профессора, академики, заведующие кафедрами, директора кораблестроительных заводов. В этом окружении суд присяжных, состоящий из двух журналистов, одного юриста, одного бывшего футбольного судьи и ведущего программы "Русское лото", выглядел просто гвардией Швондера на фоне профессора Преображенского. Вассерман начал за упокой: - Я несколько преувеличил свои возможности. Я сослался на предисловие академика Крылова к книге С. Яковлева "Кораблеустройство и трюмное дело" 1928 года, но дома у меня, к сожалению, сокращенное издание, и в нем нет предисловия. А найти эту книгу в библиотеке я не успел. Но я могу привести равнозначную цитату из Большой советской энциклопедии. Вот, пожалуйста: "В Голландии Петр полгода учился плотницкому делу на верфях Амстердама, а потом окончил теоретический курс кораблестроения в Англии". Удивительным образом у одного из экспертов оказалась ксерокопия искомого предисловия. В нем было написано примерно то же самое. Но тут же нашлись возражения: - Крылов жил через сто лет после Петра... - Даже через двести, - поправил Вассерман, но это не смутило оппонента. ... и то, что в его время называлось теорией кораблестроения, в начале XVIII века обозначалось как чертежное искусство. Что же касается понятия "расчет конструкций", дополнил авторитетный знаток Белкин Анатолий Рафаилович, то его во времена Петра вообще не было, поскольку не было таких терминов, как "число Фуйе", и теории оболочек. Если так рассуждать, то во времена Петра и купить ничего было нельзя, потому что не было кассовых аппаратов, зарегистрированных в Налоговой инспекции, парировал не менее авторитетный знаток Борис Бурда. Сегодня он был как-то особенно возбужден и говорил чрезвычайно громко. Тезка императора Петр Кулешев попросил не пугать телезрителей фуйами и оболочками, и на этом первый раунд закончился. Новый бой начал ректор Одесского государственного морского университета Юрий Воробьев. Он просто привел выдержку из голландского аттестата Петра Михайлова, в котором было сказано, что он изучил то-то, то-то... и чертежное искусство. "А значит, изучать его еще и в Англии Петру было незачем", - заключил эксперт. Вовсе не значит, возразили ему. Я продолжу выдержку из аттестата: "...и чертежное искусство - так основательно, сколь мы разумеем". То есть голландцы обучили Петра Михайлова черчению настолько, насколько сами в нем понимали. Англичане, надо думать, понимали в нем больше, чем и привлекли Петра. Зря вообще мы все это затеяли. Проиграл и проиграл. Мрачно зарубили умного мужика, Кулешев в качестве контраргумента зачитал очередную цитату из возмущенных писем телезрителей. Или вот еще: "Компьютер на танке лучше, чем калькулятор на ишаке". На танке - это Вассерман. А я, стало быть, тот самый калькулятор на ишаке. Думаете, это приятно слышать? Затем при гробовом молчании зала было зачитано экспертное заключение видного историка Николая Павленко, который сам по болезни не смог присутствовать на передаче. Павленко считается лучшим специалистом по Петру I, в его присутствии ни один историк даже не заикнется о государе-императоре. По его мнению, голландские кораблестроители были во многом ремесленниками и строили суда без чертежей, "как деды учили". Поэтому там Петр изучал практику кораблестроения. А в Англию поехал учиться теории. Господа-эксперты медленно, но верно заводили передачу в тупик, и на пятидесятой минуте полуторачасовой записи Кулешев не выдержал: - Меня.. лично... от кораблестроения... уже...тошнит! Тут родилась версия о дуальности вопроса. Это такой вопрос, который предполагает более одного правильного ответа. Но знатоки тут же разделились на два лагеря: одни считали, что дуальные вопросы надо зачитывать игроку, другие вспоминали множество случаев дуаля из своей практики и возмущались: "Почему Вассерману можно, а нам нельзя?!" Уже потом, за кулисами, многие из них скорбели, что представители интеллигенции показали себя в эфире не с лучшей стороны. Я так не думаю. Мне даже приятно, что с таким sturm'ом и drang'ом в передаче, которая выходит в прайм-тайм и имеет 20-процентную долю аудитории, обсуждаются не Марго и Макс, которые все никак не порадуют страну внебрачным сексом, а столь специфическая подробность из жизни Петра I. Уверяю вас, что в таком контексте слова "дуаль", "число Фуйе" и даже "брам-шкот-стеньга" порадуют слух самого неисправимого славянофила. Тем не менее обсуждалово пришлось обрубать. Взоры обратились к присяжным. Глаза у них были на полвторого. Сразу стало ясно, что голосовать они будут не умом, а сердцем. На этом месте создатели "Своей игры" попросили нас поставить жирный знак вопроса, чтобы не портить передачу. Но независимо от того, прав Анатолий или не прав, тринадцатая игра сыграна им не зря. Своей игрой он доказал главную теорему телевидения - можно ли при должном уровне профессионализма и уважения к зрителю решить проблему рейтинга, не опускаясь ниже пояса. Жаль, что это не аксиома.
Комментарии
Прямой эфир