Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Советы Чайниковых

На канале ТВ-6 дебютировала программа "Советы профессора Чайникова". Передача, кроме того что детская, еще и юмористическая. Оценить ее художественное качество не возьмусь по причине его отсутствия. Но название хорошее. Оно схватывает суть нынешнего телерепертуара
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Чайниковы рассуждают Более всего профессора Чайниковы на этой неделе были заняты обсуждением того, почему развалился СССР и есть ли у него шансы возродиться. Ну хоть в какой-нибудь форме... Обязывала дата - десятилетие памятного беловежского совещания. Совещание по поводу совещания прошло на канале "Культура" в программе "Что делать". Председательствовал Виталий Третьяков. Слушали Миграняна, Кувалдина, Бурбулиса, еще кого-то... Постановили: "Все возможно". Частного определения удостоился субъективный фактор в лице Горбачева и в фигуре Ельцина. Кабы они тогда не ссорились, как Иван Никифорович с Иваном Ивановичем, а дружили, как Чичиков с Маниловым, то Советский Союз и по сю пору оставался бы нерушимым. Если уж совсем довериться субъективным ощущениям, то не могу не вспомнить, что уже при Брежневе страна доедала последнюю мороженую курицу, да и то венгерского происхождения. Это в Москве, в пределах Садового кольца. А что происходило за его пределами, пусть расскажут другие. Страна загибалась экономически. И по всем марксистским канонам она была обречена. Идеологическая надстройка еще чего-то хорохорилась, а хозяйственный базис скукоживался на глазах. О соотношении базиса и надстройки, но уже применительно к нашему быстротекущему времени вспомнил большой ученый-политолог Борис Березовский. В отечественном эфире он появляется то на фоне статуи Свободы, то рядом с Эйфелевой башней, а в последний раз на канале "Московия" - поблизости от Большого Бена. За плечами Березовского поблескивала река Темза, слева был виден краешек Тауэра, и все говорило о том, что он бьет в набат об опасности надвигающегося на Россию тоталитаризма непосредственно в городе Лондоне. Сравнение с Герценом напрашивалось, и Леонид Парфенов его сделал в "Намеднях". Я бы прибавил еще сюда Анатолия Максимыча Гольдберга - легендарного обозревателя с Би-би-си. Но более похож он все-таки на Владимира Ильича Ленина. По Березовскому, базис - это власть, ее объем, ее распределение, соотношение ее ветвей, а все прочее вкупе с рыночной экономикой - надстройка. Власть важнее даже собственности. Владимир Ильич пришел к этому теоретически и пошел на штурм Зимнего, а Борис Абрамович - эмпирически. Собственности нажил много, но что она без своего человека в Кремле?.. В связи с чем и заговорил об этической несовместимости волошинской команды с питерской. ...сердятся Самым большим пророком в нашем отечестве считается Владимир Жириновский. Он каждую свободную минуту дарит Россию предсказаниями, конструктивными идеями, а над ним смеются. Предлагал соотечественникам помыть кирзовые сапоги в Индийском океане - не послушались. Послушались американцы. Предложил поправить Конституцию в той части, что касается президентского срока - ноль внимания. А теперь какой-то выскочка из Питера без ссылки на первоисточник ляпнул, и целую неделю его имя не сходит с уст телеаналитиков. Кругом насмешники и плагиаторы. Отзавтракав с ним, Владимир Соловьев сделал резюме на камеру: "Лидер либерал-демократов - несомненно, политический актер, клоун и шут". И далее философично: "Но ведь именно шуту у трона позволено высказывать самые потаенные мысли властителя". Профессиональным кремленологам, в свою очередь, удобно шутовские бредни выдавать за потаенные желания человека на троне. Жизнь довольно часто идет не по сценариям чайниковых. Наблюдать по телевидению, как они простодушно оправдываются в эфире - отдельное удовольствие. Обещал один из них политический крах президенту до конца года - и не случилось. Березовский предполагает, а Аллах с бен Ладеном располагают. Если бы не 11-е сентября, не было бы сейчас и Путина. Такой вывод можно было сделать из беседы лондонского сидельца с политическим обозревателем Третьего канала Михаилом Светличным. Говорили наши пикейные жилеты на всех ток-шоу американцам, чтобы они не совали палец в рот талибам, а они сунули. И так удачно, что теперь лидеру ЛДПР пришлось менять курс своей партии на 180 градусов. Более прочих раздражен течением жизни философ Александр Зиновьев. Все не по нему. Особенно он не удовлетворен решениями Нобелевского комитета, причем на протяжении всей его истории, о чем честно поведал в документальном фильме "Страсти по Нобелю". ...умиляются Сейчас в нашем эфире из всех рекламных пауз и щелей лезет слоган "Мыло сушит кожу". Исключение сделано для марки "Dove". С телевизионным "мылом" примерно та же история. Его так много, оно так обильно пенится и так быстро куда-то испаряется, что сушит мозги и эмоции. Есть здесь и свое исключение. Свой "Dove", увлажняющий наши глаза, смягчающий наши души. Это дамские программы. На кого бы из известных людей нашего шоу-бизнеса "Женский взгляд" Оксаны Пушкиной ни упал, выходит история, аналогичная той, что изложена в фильме "Москва слезам не верит". Провинциальный паренек (или девушка) живет в глубинке, мечтает о славе. "Игорь (это о композиторе Крутом. - Ю.Б.) хорошо учился и тянул всю самодеятельность. И приносил все деньги домой. Повзрослев, продолжал учиться, а по вечерам играл в ресторане и не переставал мечтать о Москве. Перебрался в Ленинград, денег не хватало, ушла жена, родился сын. Переехал в Москву, которая долго не хотела его признавать". Но в конце концов признала. Другая история на другом канале. Ирина Зайцева рассказывает душераздирающую по драматизму историю Юлии Тимошенко. Молодая красивая была депутатом, вице-премьером, сидела в тюрьме, а теперь возглавила оппозицию. Разговоры о несчастиях, свалившихся на голову героини, об опасностях ее повседневного бытия как-то сильно контрастируют с богатыми интерьерами и пленерами, на фоне которых протекает ее полная лишений жизнь. На канале ОРТ завелась не менее мелодраматическая передача - называется "Кумиры". Ведет ее Валентина Пиманова, миловидная блондинка. Оформление выдержано в блеклых тонах. На двери табличка, покрытая небольшим слоем известки. Слегка протерев ее, обнаруживаем слово "Кумир". За дверью в просторной студии сидит одинокая звезда и вспоминает былое. В последний раз вспоминала Наталья Кустинская. Путь с вершин популярности может быть столь же драматичен, как и путь наверх. Сами истории трогают, но их аранжировка, это подрумянивание героев или выбеливание их, эти ненатуральные интонации ведущих все портят и все делают недостоверным. Глеб Скороходов подготовил серию передач о рождественских программах Аллы Пугачевой. Его образ преданного поклонника уже устоялся. Образ подразумевает невероятную, немыслимую сегодня деликатность. Такой поклонник боится дышать на предмет своего обожания, а тут возьми и спроси у Аллы Пугачевой насчет ее отношений с Челобановым. Человек явно вышел из образа, чем неожиданно поверг певицу в глубокий транс. Она долго приходила в себя, но прямого и однозначного ответа не дала. Рассказ Евгения Киселева об учредителе Нобелевской премии завершился эпизодом, который мог бы украсить опять же душераздирающий мелодраматический фильм. Старый Нобель, богатый, как граф Монте-Кристо, умирает в полном одиночестве. Ему стало плохо с сердцем, и рядом никого не было, чтобы подать ему пузырек с нитроглицерином. ...шутят Юморист Трушкин позабавил публику хохмой: "Из чего только водку делают, что ее закусывать можно только навозом".
Комментарии
Прямой эфир