Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Судьба депутата

Грустный депутат бродил по обезлюдевшим думским коридорам. Взор - потухший, галстук - съехал на бок, походка - нетвердая, голос - унылый. Депутат вяло улыбался, когда изредка отвечал по "мобильнику". И каждую телефонную беседу, которых в эти дни тоже необычно мало, завершал примерно одинаково: "После 14-го. Не знаю. Вена. Это в Австрии. Пара недель после 14-го"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Так плохо выглядят нынче и он, и многие его коллеги. Что же будет 14-го, что так беспокоит их? В этот день в столице Австрии пройдет внеочередная 118-я конференция министров энергетики и нефти стран - членов ОПЕК. А от того, что на ней решат, прямо зависит судьба нашего депутата. И вот почему. Россия продолжает удивлять мир темпами экономического роста (Financial Times, например, изумляется, что рост объема ВВП России в I полугодии 2001 года составил 5%, и многие экономисты предсказывают аналогичный показатель экономического роста (5-6%) за весь текущий год). По подсчетам экономического советника президента Андрея Илларионова, за последние три года российская экономика росла средними темпами не ниже 6,4% в год. Но этот рост базируется почти исключительно на высоких мировых ценах на сырье, прежде всего - на нефть. Упадут цены - и роста не будет, и доходы России резко снизятся. Вот это уже опасно для нашего депутата. Столько сил и ресурсов потрачено на достижение договоренности с правительством, есть определенные обязательства перед деловыми партнерами, которые ждут обещанных бюджетных ассигнований, и вдруг - все может рухнуть. А то, что так и произойдет, если кривая цены нефти не вывезет, недавно подтвердил президент Владимир Путин. Он призвал правительство сделать бюджет более реалистичным. Иными словами, предусмотреть загодя, как жить будем, если цена российской нефти упадет ниже, скажем, $15 за баррель, что вполне может случиться. Это встревожило нашего депутата. Ведь на втором чтении уже закрепили раздел 50 с лишним миллиардов рублей между отдельными статьями расходов. Но теперь в бюджет делается новая запись (предлагается правительством к третьему чтению) о том, что уже поделенные допдоходы в размере 51 млрд рублей могут быть использованы только в том случае, если за три квартала в казне скопится не меньше 37 млрд. Только тогда их начнут тратить в четвертом квартале. Кроме того, в намеченном объеме должен быть сформирован и финансовый резерв. Словом, правительство фактически отказалось от первоначальных договоренностей с депутатами. Они впали в уныние. Потому что сейчас от них уже ничего не зависит. Есть все основания полагать, что бюджет будет принят 30 ноября в третьем чтении так, как скажет правительство. И нет никакой определенности в том, пойдут ли выторгованные допдоходы по намеченным направлениям. Надо ждать третьего квартала. Но мобильный телефон у нашего депутата звонит уже сегодня: "Это ваши проблемы, - говорят ему с того конца беспроводной связи, как удалось подслушать. - А нам надо планировать работу. В конце концов мы честно выполнили все свои обещания по твоему продвижению, хотим отдачи". Что может ответить депутат? Ничего, пока в Вене не соберутся нефтяники и не решат, как будут влиять на цену "черного золота". Ожидается ответ на вопрос, останется ли прежним ценовой коридор. Будет он в $20-22 за баррель или в $22-24? Примут ли решение в Вене о сокращении нефтедобычи? Вроде известно: сокращение добычи на 10% приводит к росту цены на 30%. В принципе ОПЕК может держать цену нефти. Но какая-то ясность наступит только после 14-го. В связи со всем этим грустную улыбку вызывают заверения в том, что российский экономический рост основан не столько на мировых ценах или девальвации рубля, а больше - на произошедшей модернизации отечественного менеджмента, дескать, работать научились. На это наш депутат, считающий конкретные деньги, отвечает коротко: "После 14-го". А далее добавляет нечто, не поддающееся ретрансляции в общенациональной газете.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир