Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Лунные папы

Английская группа Coil не очень известна широкой публике. Оно и к лучшему: случайному зрителю на их концертах делать нечего. Всяк пришедший в "Горбушку" точно знал, за что платит символические 666 рублей (такую цену установили организаторы) и какому именно риску подвергает свое душевное здоровье
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В Россию, в Москву, в Дом культуры им. Горбунова, приехало творческое объединение музыкантов, вот уже почти двадцать лет безостановочно совершающее самые дикие действия, поглощающее самые сильнодействующие препараты и балансирующее на грани с одной лишь целью - уловить и запечатлеть в музыке те смутные, неустойчивые, тревожные состояния, о которых обычному человеку лучше бы и не знать вовсе. Группа Coil существует в виде дуэта Джона Бэланса и Питера Кристоферсона, к которым вечно добавляются и "убавляются" музыканты. Она возникла как результат полураспада группы Throbbing Gristle, некогда придумавшей индастриал, и с того времени записала немало полнометражных, весомых, томительных и страшных пластинок с хлесткими названиями: "Как уничтожить ангелов", "Говнология", "Тысяча огней в темной комнате" и так далее - вплоть до недавней дилогии "Музыка, которую следует играть в темноте". Их творчество - сплошные хроники вечных, опасных, желанных перемен, тлена и гниения; на всех пластинках гудит, шелестит, грохочет хаос, проблескивают крупицы мелодий, а Джон Бэланс бормочет слова насчет алхимии, каннибализма, магических ритуалов, сексуальной энергии, любви мальчика к мальчику, сердца к луне, насчет известных порошков, дискотечных ангелов, насчет смерти, и смерти, и смерти. Среди имен, которые стоило бы упомянуть в их связи, в первую голову назовем Алистера Кроули и Пьера Паоло Пазолини, на смерть которого Coil сочинили величественную литанию "Ostia". Музыка Coil звучала в фильме Дерека Джармена "Разговор с ангелом" и могла бы - в "Восставших из ада" Клива Баркера. Coil записали саундтрек, но продюсеры фильма, прослушав сделанное, отшатнулись с криками "Рака! Рака!" - музыка оказалась страшнее фильма. Под музыку Coil вернее всего просто сидеть и тихо распадаться на части, терять себя, диссоциировать, исчезать - этим пришедшие в "Горбушку" преимущественно и занимались, потому и стоячий партер убрали, поставив вместо того ряды стульев. На их выступлениях легче всего получить пресловутый трансперсональный опыт - испытать, проще говоря, как душа отделяется от тела и в ужасе отлетает куда-то в сторону. Как кричал в мобильную трубку один восхищенный слушатель посреди концерта: "Славик, да вообще ничего принимать не нужно! Просто сидишь, смотришь и вставляет так, что... ну... не описать, короче, дурак, что не поехал!" Концертные выступления Coil - это рев не синтезаторов даже, а каких-то языческих генераторов, в котором теряешь всякую ориентацию, и звук становится почти осязаемым - подкрепленный яркими вспышками стробоскопов, прожекторами, мерцанием гипнотических имиджей на экране: черное, белое, лабиринт, свастика, крутится направо, налево, пейзаж, волна, слово, вопрос, двоится, троится, множится с немыслимой скоростью - "Что ты за животное?", "Страх", "Высшие существа приказывают!" (в фильме "Игра", помнится, подобной видеонарезкой истязали героя Майкла Дугласа). Все сидят по местам, придавленные, оглушенные, а на сцене, в дыму, в темноте, меж столов с неразличимыми приборами, меж висячих лампочек бродят три силуэта, один из которых - Бэланс, невысокий человечек с микрофоном: декламирует стихи, заклинает, дергает руками, бьется об пол. Шум, визг терменвокса, треск разрядов то стихает, то вплотную приближается к порогу чувствительности, за которым нет ни зрелищ, ни слов, а есть только боль. Это слепящее, гальваническое шоу словно бы воскрешает времена, когда само электричество было вполне материальным, явственным, заключенным в пузатые лейденские банки веществом - жидкостью, чью магическую силу можно было почувствовать, ухватившись за электроды. Coil, выражаясь словами БГ, знают электричество в лицо. Их выступление продолжалось всего минут 45 и завершилось грандиозным шумовым действом, во время которого кто-то страшно бился головой о громадный железный лист, а звук, свет, голоса окончательно слились в единое белое марево. После концерта музыканты вышли в фойе пообщаться с публикой - милые, улыбчивые, обаятельные люди. Подписывали специально выпущенные для России диски, отвечали на вопросы, обещали приехать еще. У одного из них вся правая часть головы была залита кровью, на левой было заметно какое-то обгоревшее пятно. У остальных с головой все было в порядке.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир