Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

ВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО

Появление в сетке ОРТ новой программы под сентиментально-ностальгическим названием "Верные друзья" мгновенно внушило суеверный ужас: таких программ с такими названиями в незабвенные стагнационные годы было море. Неужели кризис идей на телевидении зашел так далеко, что нельзя придумать ничего посвежее, а главное, подинамичнее и хотя бы чуть более соответствующее духу времени
0
Михаил Кожухов (фото: wwww.tele7.nsk.su)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Впрочем, ужас был явно преждевременным. "Верные друзья" с ведущим Михаилом Кожуховым не вспоминают о героических моментах своей биографии, не рассказывают умилительных, но таких опостылевших на других программах историй своей многолетней дружбы, не навязывают, что и вовсе редкость на телевидении, себя в подарочном издании. "Верные друзья" - о другом. О временах, прошлых и нынешних, и о нас в этих временах. О нас, значит, о всех жителях некогда одной страны, ныне - развалившейся на составные части империи. И о частях этой империи, ныне независимых государствах. О том, кто и как с этим справляется. Слова "не справляется", как ни странно, в "Верных друзьях" не появляется. В кожуховской передаче есть все приметы нового времени, кроме одной: начиная беседу о той или иной республике, Кожухов почему-то не приходит к выводу, что мы-то вылезли, ура нам, а соседи опускаются все ниже и ниже и вот-вот достигнут дна. Возможно, он и не ставит себе такой задачи. Положение государства - его, государства, личное дело. А вот что происходит с людьми? И люди, пришедшие на программу, начинают рассказывать. Григорий Явлинский и Алексей Петренко - о своих приключениях с украинским языком (родным для Петренко и любимым, как выразился сам политдеятель, для Явлинского). Простые люди из Днепродзержинска - про дружбу с простым мальчиком-казахом, который спустя тридцать лет стал полновластным хозяином Казахстана. Участники комсомольской стройки - украинец и полуармянин-полуазербайджанец - становятся лучшими друзьями, поселяются в Припяти, крестят детей друг друга (эта тема вызывает особое оживление в зале, до той минуты на одном дыхании проглатывавшего все истории. Азербайджанец? Крестный отец? Ну, это-то как раз в известном смысле еще допустимо, но чтобы и в самом деле крестный отец, да еще нашего, славянского ребенка, это, братцы, мда-а), получают новые квартиры, а потом случается Чернобыль и нет ни Припяти, ни квартир, ни страны, ни семьи - семьи разбрасывает с эвакуацией так, что они потом едва друг друга находят. Что в этот момент происходит с людьми на сцене, рассказывающими простыми словами свою простую историю, и с людьми в зале, пришедшими посидеть под камерами, чтобы по выходе передачи в эфир разнообразить свою спокойную до тошноты жизнь лицезрением себя в "ящике"? Они плачут. Даже те, кто в начале программы агрессивно нападал на ведущего с требованием говорить на украинском языке, раз уж передача снимается об Украине. Но меняется тема - меняется настроение: за агрессивностью и обостренным ощущением богоизбранности своего народа следует интерес к тому, как живут другие. Кожухов мастерски ведет аудиторию от сюжета к сюжету, от идеи к идее. И главную он формулирует в самом конце - как раз перед поеданием огромного "Киевского" торта, который сделали пять мастеров из разных теперь уже государств (русская, украинец, молдаванка и узбек под наблюдением главного спеца по киевским тортам). Так вот главный посыл "Верных друзей" - продолжать жить как жили. Посмеиваться друг над другом, слегка соперничать, дружить и не обращать внимания на границы, которые и в самом деле мало что могут изменить, ну разве только вывески на магазинах. И судя по реакции аудитории Кожухову удалось поймать одну из основных эмоций людей, застрявших между временами, тоскующих о прошлом, живущих в настоящем и думающих о будущем.
Комментарии
Прямой эфир