Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

БАШКИРСКИЕ ТАНЦЫ

У Башкирии с "Известиями" связи, можно сказать, исторические: 23 марта 1919 года, день публикации в нашей газете текста Соглашения центральной Советской власти с Башкирским правительством об автономии Башкирии, считается днем рождения башкирской государственности. Сейчас другое соглашение с Москвой - Договор о разграничении полномочий 1994 года - оказалось камнем преткновения между федеральным центром и республикой. Постепенное движение Кремля к отказу от договоров с отдельными частями страны воспринимается в Башкирии довольно болезненно. Свой договор в Уфе очень ценят и даже включили в Конституцию для большей весомости
0
Муртаза Рахимов (фото: www.bashkortostan.ru)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Башкиры - это не татары. В том смысле, что они вошли в состав российской империи сами, никто их не завоевывал. И Уфу, в отличие от Казани, Иван Грозный не брал. Ее тогда просто не было. Крепость для ясака Уфу построили по просьбе самих башкир - чтобы удобней было платить ясак России. А то приходилось возить "налоги" в Казань - долго и опасно. Вот и возвели на холме возле реки Белая небольшую крепость. Шли века - Спасский собор, последнее, что оставалось от крепости, снесли еще в 50-х. А в 90-х Башкирия провозгласила себя суверенным правовым демократическим государством - и ясак платить стало вроде бы и не обязательно. Начавшееся после развала Союза реформирование российской экономики вызывало сильнейшие возражения у президента Муртазы Рахимова, и чтобы не делать жизнь по Гайдару и Чубайсу, он пошел на укрепление башкирской автономии. Отданные центром и взятые Уфой полномочия сделали Башкирию почти самостоятельным государством. О налогах Москва еще иногда вспоминала, но все остальное осталось на усмотрение местных властей. И местные власти не растерялись - в Башкирии сформировалась во многом отличная от остальной России политико-экономическая система. Здесь сохранилась государственная (т.е. республиканская) собственность на практически всю крупную промышленность (даже крупнейший банк - республиканский), остались совхозы, госздравницы и жесткая вертикаль власти. Даже кабинет президента в точности сохраняет обстановку кабинета первого секретаря обкома, правда, без Ленина, но и без евроремонта. Рахимов внес только свое кресло - директора Уфимского нефтеперерабатывающего завода. Нефтяник-антикоммунист И при этом Рахимов не коммунист ни по духу, ни тем более по партпринадлежности. До избрания президентом всю жизнь работал в нефтянке. Считает себя антикоммунистом - на самом деле просто очень не любит партноменклатуру: "Я в этот кабинет столько раз входил, не зная, выйду ли из него по-прежнему директором". Созданный (а точнее, сохраненный) Рахимовым режим, построенный на его личном авторитете, можно сколько угодно осуждать за якобы недемократизм, но он куда честнее, чем псевдовыборные режимы в какой-нибудь соседней области. Рядом с Рахимовым давно уже не видно никаких конкурентов - как башкир, так и русских с татарами. На прошлых президентских выборах депутата Госдумы Аринина просто вычеркнули из избирательных бюллетеней. Но также поступали со своими оппонентами и многие другие губернаторы и президенты. Богат ли Рахимов? Пару лет назад некие "аналитики" оценивали его состояние в 300-400 млн долларов, но сам он на это только смеется, приговаривая: "У меня нет ни самолета, ни вертолета, ни личной машины, а зарплата - 8 тысяч рублей". Но Рахимов - настоящий хозяин в республике, ему даже московские олигархи не указ. С Ельциным считался - но тот и не требовал ничего. Путина слушает: "Только с ним можно вопросы решать". Доплыть до Урала Что будет после ухода Рахимова? Непонятно. На третий срок он, конечно, изберется и досидит до конца, а дальше? Есть сын - Урал. Как раз его-то и вспоминают, когда говорят о "миллионах Рахимова": через него, мол, контроль за нефтянкой и прочими богатствами идет. Сам Рахимов говорит, что не понимает, почему пристают к сыну - "он уже нефтью не занимается, консультантом работает, со мной живет". Любимый "разговор" оппонентов Рахимова - "Урала взяли". Как рассказывал мне один из соседей Урала, "только скажут, что арестовали, так наутро вижу - Урал на "Мерседесе" на работу едет". Сейчас Москва требует от Уфы поправить местные законы. Конституцию отредактировали, но в ней все равно осталось еще кое-что раздражающее центр. Давят через полпреда Сергея Кириенко - но Рахимов называет его хорошим человеком, а институт, который возглавляет "хороший человек", - ненужным и временным. От Рахимова требуют ввести местное самоуправление - оно в республике практически отсутствует. Что уже центру удалось выжать, так это налоги - за первую половину этого года в Москву ушло 11,6 млрд рублей - почти 49% всех собранных в Башкирии денег. Раньше уходило процентов 20. Удостоверение национальной гордости Рахимов человек не религиозный. Бывший советский директор, переживавший по поводу распада СССР, простой в обращении и речи, он и в Ленина никогда не верил. Но соборную мечеть и кафедральный собор в Уфе строит. Мечеть уже готова - "Ляля-Тюльпан" предмет гордости верховного муфтия Талгата Таджуддина. Собор достраивают. Выглядит это так. Приезжает Рахимов на стройку, все уже ждут - строители, директора, предприниматели. "Сколько там не хватает - двести тысяч? Иди сюда, пиши, что переведешь сегодня же деньги". Религиозная терпимость для Рахимова очень важна - башкиры в республике составляют меньше четверти населения, уступая не только русским, но и татарам. При этом большинство руководящих должностей занимают башкиры, что не может не вызывать неудовольствия у остальных народов. Рахимов старается всюду употреблять словосочетание "многонациональный народ Республики Башкортостан". Есть в Башкирии еще и марийцы, и чуваши. На встрече с руководителями национальных общин глава чувашской организации стал возмущаться, что на российском телевидении нет малых народов - "когда вы последний раз видели башкирский танец или чувашскую песню?" Молчавший большую часть времени башкирский поэт Мустай Карим повернулся к нему: "А русскую песню ты когда по телевидению слышал?" Русские в республике разобщены. Писатель Михаил Чванов, директор Дома-музея Сергея Аксакова, говорит, что голосовал за Рахимова - "остальные хуже". И это Чванов, которого некоторые считают русским националистом и которого нельзя заподозрить в угодничестве перед властью. Уникальный 250-летний аксаковский дом стоит рядышком с резиденцией верховного муфтия, и Чванов дружит с Талгатом. Брошюрку, в которой напечатано его интервью-беседа с муфтием (о переплетении ислама и православия, русских и тюрков), распространяют в Чечне как пропагандистскую литературу. В июне в Башкирию приезжал Путин. За месяц до этого в Башкирии наконец-то начали выдавать российские паспорта - до этого в течение трех лет республика отказывалась от них, требуя, чтобы в паспорте была страничка на национальном языке. Все это время выпускники школ получали вместо паспортов справки, с которыми невозможно было даже сдать документы ни в какие вузы, кроме башкирских. После долгих переговоров страничку разрешили, и паспорта стали выдавать - что стало предметом гордости и для Кириенко (восстановил порядок), и для Рахимова (отстоял страничку). Из БАССР в РБ А живут в Башкирии неплохо, особенно в сравнении с другими регионами (во многом за счет пополнения бюджета налогами со сверхприбыльного топливно-энергетического комплекса, тоже сохранившегося в республиканской собственности). И я не уверен, что местные жители недовольны отсутствием политической борьбы, по- настоящему альтернативных выборов или безоглядно независимой местной прессы. Поездив по Башкирии, можно прийти к странному выводу. На бытовом уровне здесь живут так, как будто не было ни перестройки, ни 1991 года, ни приватизации с дефолтом. И если бы каким-то чудом СССР после 1985 года развивался, а не разваливался, то в Башкирской Автономной Советской Социалистической Республике к 2001 году все было бы примерно так же, как сейчас в Республике Башкортостан.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...