Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В самом начале эпидемии коронавируса главным пострадавшим был, как известно, Китай. Но не только с точки зрения числа заболевших и умерших, но и в не меньшей степени с точки зрения имиджа. На первых порах местные власти тщательно старались скрыть всю информацию о новом вирусе, вешая на предупреждавших о нем врачей ярлык истериков и возмутителей общественного спокойствия. Крайне нелепой была и первоначальная подача официальных новостей о докторе Ли Вэньляне, который первым забил тревогу и моментально стал героем китайского и западного интернет-пространства. В начале февраля доктор сам скончался от коронавируса, но для чего-то китайская пресса еще сутки после смерти писала про то, как врач мужественно продолжает бороться за свою жизнь.

Когда Китай практически одномоментно закрыл Ухань, а потом и всю провинцию Хубэй на ключ, в мире тоже не обошлось без критики и осуждающих рассуждений про авторитаризм властей КНР. Но как показало время, только такие меры, которые теперь ввели и многие продвинутые западные демократии, в итоге и оказались самыми эффективными.

И сейчас, не победив эпидемию окончательно, но заметно преломив кривые заболеваемости и смертности, Пекин вступил в грандиозное пиар-наступление по всему миру. За прошедшие несколько дней миллионы китайских защитных масок, тестов на выявление вируса и команды врачей появились в далекой Африке, на Филиппинах, в Камбодже, Чехии, Сербии и Италии. На фоне отсутствия сколь-либо значимой поддержки от Евросоюза китайская, а вслед за ней российская и кубинская помощь Италии, где число смертей уже превысило китайский «рекорд», оказалась особенно эффектной.

В начале эпидемии около 80 стран прислали в Китай гуманитарную помощь. И теперь пришло время отплатить за «добрую волю других еще большей добротой», пояснил на днях активное содействие Пекина другим официальный представитель китайского МИДа Гэн Шуан.

Однако на Западе Китаю тут же приписали и другую скрытую, но легко читающуюся между строк мотивацию — изменить целиком весь нарратив эпидемии, переписав его с истории замалчиваний и первоначальных провалов в историю успеха и добродетели. А кроме того, проложить путь к затягиванию всё большего числа стран в китайскую орбиту. На днях авторитетное издание Foreign Policy, по сути, обвинило Китай в развертывании «долговой модели имперского контроля» на фоне пандемии. Якобы помогая всем подряд бороться с коронавирусом, Пекин будет ожидать в ответ «больше милостей и уступок суверенитета», как и в случае с щедрыми кредитами тем, кто вписался в мегапроект «Один пояс — один путь».

Китай действительно сложно представить в образе доброго самаритянина. Как, впрочем, и любую другую страну. Но мотивация Пекина для поддержки других куда проще, чем ему приписывают: спасая других, КНР спасает, собственно, и себя.

В феврале, когда в Поднебесной был самый пик эпидемии, огромное число предприятий было приостановлено. Соответственно катастрофически просел и спрос на внутреннем рынке — розничные продажи, демонстрировавшие весь 2019 год рост на 7–10% ежемесячно, упали сразу на 20,5%. К середине марта падение замедлилось, но о скором восстановлении говорить не приходится. По данным недавнего опроса китайской финансовой фирмы Rong360.com, 64,4% респондентов заявили о намерении и дальше придерживаться режима «сдержанности» в покупках после эпидемии, а более 31% опрошенных сообщили об отсутствии планов повышать свои каждодневные траты даже после того, как жизнь вернется в нормальное русло.

Ситуация на внешних рынках оказалась не лучше. В январе-феврале этого года объемы китайского экспорта — а на него приходится около 20% всей экономики страны — упали более чем на 17%. Что крайне взволновало огромное количество европейских и азиатских рынков, завязанных на поставках товаров и комплектующих из КНР. В марте, когда закрытыми оказались уже европейские предприятия, настало время переживать китайской стороне: воспрянув от эпидемии, экспортеры обнаружили, что на их предложение в мире не оказалось достаточного спроса.

Плохи дела даже в первой экономике мира и по совместительству у главного торгового партнера Китая — США. По прогнозам Morgan Stanley, во II квартале американская экономика сократится сразу на 30,1%, примерно на столько же снизится и потребление. Это не преминет ударить и по состоянию дел китайской экономики, которой немало экспертов уже в этом квартале предвещают сокращение — первое с 1976 года, когда в КНР завершилась культурная революция.

«Сейчас все мы словно живем в одном горящем лесу. Как членам мирового сообщества, было бы безответственно с нашей стороны сидеть на заборе, паниковать, игнорировать факты или бездействовать», — написал на днях самый известный китайский бизнесмен-филантроп Джек Ма, сообщая о пожертвовании 6 млн защитных масок и 1 млн тестовых наборов африканским странам.

В русле той же логики действуют сейчас и официальные власти Китая.

Автор — обозреватель газеты «Известия»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир