Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Центробанк 20 марта решил сохранить ключевую неизменной — на уровне 6%. Это было несколько неожиданно для половины рынка — некоторые аналитики ждали несущественного повышения, однако были и те, кто прогнозировал сохранение регулятором нынешней ставки. Решение Банка России выглядит оптимальным с точки зрения экономики, которой нужна поддержка на фоне падения цен на нефть и пандемии коронавируса. Для защиты рубля финансовые власти используют не процентные инструменты, а механизм бюджетного правила.

За последние недели нефть подешевела более чем в два раза, нацвалюта ослабла — с 65 до 80 рублей за доллар. На фондовых биржах начались панические распродажи, а доллар и золото снова выполняют роль «тихой гавани» в период всеобщей нестабильности. На этом фоне разворачивается ценовая война на рынке нефти — впервые за 17 лет стоимость черного золота опустилась в район $25 за баррель. Каждый из этих факторов мог быть стать внешним шоком для российской экономики, а сейчас они влияют совместно. Однако нынешняя ситуация отличается от кризисов 2008 и 2014–2015 годов. Главным образом потому, что ЦБ и Минфин используют экономические уроки последних 10–15 лет, чтобы смягчить ситуацию без ущерба для экономики.

В декабре 2014 года, когда курс рубля резко обвалился, Центробанк на экстренном заседании поднял ключевую ставку сразу на 6,5 п.п., до 17%. Это резко охладило ситуацию на валютном рынке, но ставки подскочили, что затрудняло экономический рост. Вскоре было принято решение отказаться от таргетирования курса рубля в определенных границах, он стал плавающим. А с 2017 года бюджетное правило, которое позволяет формировать резервы страны, стало гораздо более консервативным. Во многом поэтому сейчас Центробанку не пришлось повышать ключевую ставку. Курс рубля отреагировал на это решение спокойно и продолжил умеренно укрепляться к доллару и евро после ослабления на текущей неделе.

Бюджетное правило предполагает покупку валюты на деньги от продажи нефти при достижении установленной цены отсечения. Сейчас это $42,4 за баррель нефти Urals. Всё, что выше, признается сверхдоходами и направляется в Фонд национального благосостояния. Для сравнения, прошлый валютный кризис мы встретили с ценой отсечения в $100, что не позволяло формировать резервы, а бюджетные расходы зависели от цен на нефть. Сейчас же резервы сформированы, и они покроют выпадающие от снижения цен на сырье доходы бюджета.

Этот же механизм позволяет поддерживать рубль — по правилам регулятор начинает продавать валюту на внутреннем рынке, если цена нефти опускается ниже $42,4 за баррель Urals, что и было сделано. Когда она упала ниже $25, регулятор начал дополнительные продажи валюты. Если черное золото стоит дороже, компании-экспортеры продают свою выручку, создавая спрос на рубли. Однако сейчас регулятору приходится компенсировать это предложение, чтобы поддержать рубль.

Еще одним инструментом стала продажа валюты из средств Фонда национального благосостояния — эти деньги в итоге пойдут на выкуп у ЦБ контрольного пакета акций Сбербанка. Стоимость пакета 50% плюс одна акция будет зависеть от котировок бумаг на бирже. Еще в конце декабря сделка оценивалась почти в 3 трлн рублей.

Всё это позволяет поддержать курс рубля, не прибегая к процентным инструментам — резкое повышение ключевой ставки привело бы к скачку цен на кредиты для компаний и населения. А экономике, напротив, требуется поддержка, чтобы справиться с потерями от коронавирусной пандемии, когда ЕС грозит глубокая рецессия, а китайский ВВП пострадал из-за остановки производств на фоне карантина.

Остается открытым вопрос, что делать в этой ситуации со сбережениями и инвестициями. Волатильность на рынке по-прежнему крайне высокая. Курс рубля резко меняется в течение дня, в таких условиях покупать валюту уже поздно — нужно ждать стабилизации. Меры ЦБ помогут этому процессу, если не поступит значимых внешних шоков. Власти ЕС и США поддержат свои экономики, что создаст дополнительный спрос на нефть и продукты ее переработки. Китай возвращается к нормальной жизни после карантина, что также обещает некоторое экономическое оживление. Проще говоря, нужно подождать, пока сработают меры финансовых властей по всему миру, а доллар перестанет быть защитным активом для большинства инвесторов. После этого вы можете изменить валютную структуру своих сбережений — если не копите на крупную покупку (ипотека, недвижимость), можно сократить долю рублей в портфеле до 40–50%.

Инвесторам лучше не совершать резких движений при падении курса акции. Даже если вы верите в компанию, не покупайте актив сразу на большую сумму — разбейте операцию на небольшие покупки в течение нескольких периодов. Это усреднит цену актива в портфеле, и, если падение продолжится, вы потеряете меньше. Также можно использовать продукты с защитой капитала или структурные продукты, они есть у крупных банков (например, Сбербанка и Райффайзенбанка) и подходят квалифицированным инвесторам. Их доходность привязана к цене базового актива, например набора наименее волатильных акций американских компаний.

Автор — эксперт по премиальным банковским продуктам

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир

Загрузка...