Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В минувшую пятницу Сергей Лавров подвел итоги деятельности российской дипломатии в 2019 году. В ходе обстоятельного отчета о проделанной МИДом работе глава внешнеполитического ведомства обозначил и базовые контуры российской международной политики в новом десятилетии, основные параметры нашей стабилизирующей роли в формирующемся многополярном мире, который «продолжает очень сильно лихорадить».

Учитывая, что в ежегодном послании президента Федеральному собранию актуальная внешнеполитическая повестка была затронута вскользь, скорее как дополнение к доминирующей внутриполитической составляющей, разъяснения министра иностранных дел относительно российских подходов в глобальных делах были совершенно необходимы.

Не будет лишним напомнить, что на момент прихода к власти действующего главы государства и последовавшего назначения Сергея Лаврова главой МИДа Россию уже не просто не воспринимали как самостоятельного и влиятельного игрока в мире. Нашу страну буквально списали со всех международных счетов. Главный идеолог американского гегемонизма Збигнев Бжезинский открыто и с едва скрываемым удовольствием писал в «Великой шахматной доске» о «геополитически нейтрализованной и исторически презираемой» России. С тех бесславных пор руководством российской внешней политики была проделана колоссальная работа, чтобы сегодня нашу страну считали не просто влиятельным актором в международных делах, а государством, без конструктивного вмешательства которого сложно представить решение какого бы то ни было существенного вопроса в мире.

При этом Россия, как справедливо отмечает Сергей Лавров, становится участником усилий по разрешению глобальных или региональных противоречий не для того, чтобы доказать кому-то свою решительность и незаменимость. Москве важно не допустить вакуума политической воли, который в современном мире зачастую заполняется крайне деструктивными силами — религиозными фундаменталистами и террористами.

Нагляднейший пример тому — ситуация в Сирии. Если бы не своевременное вмешательство России, легитимная светская власть в САР уже прекратила бы свое существование. Что пришло бы ей на смену? «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ, организация запрещена в России) и другие террористические группировки. Бывший госсекретарь США Джон Керри в 2017 году признавал (правда, не публично) тот факт, что США «наблюдали за тем, как ИГИЛ набирает силу» и «ждали, что это напугает Асада». Россия сломала эту циничную и опасную игру, одержала решающую победу в борьбе с терроризмом и предотвратила катастрофические последствия для Ближнего Востока и всего мира.

В настоящее время Россия вместе с заинтересованными европейскими странами пытается стабилизировать ситуацию в Ливии. Процесс продвигается непросто, но готовность той же Германии работать на разрешение, а не на дальнейшее усугубление кризиса в разгромленной США и их сателлитами стране дает определенную надежду на успех мирного процесса — по положительному примеру Сирии. Определенные подвижки наблюдаются и по урегулированию в Афганистане. Провалились и попытки американцев свергнуть легитимного президента Венесуэлы.

Эффект стабилизирующего воздействия Москвы на международные дела мог бы стать значительно более ощутимым, если бы не последовательно дестабилизирующая роль Вашингтона. США всё еще обладают огромным потенциалом, который, к сожалению, используется преимущественно для построения всевозможных «конфронтационных конфигураций» и «разрушения международно-правовой архитектуры безопасности». Американцы по-прежнему пытаются навязать миру модели поведения, основанные не на международном праве, а на неких «понятиях» и негласных правилах. Москва категорически не приемлет такой постановки вопроса. Вместе с Китаем и другими союзниками по продвижению многополярного мироустройства РФ отстаивает универсальные механизмы обеспечения глобальной безопасности, свободной торговли и консенсусного, а не одностороннего решения ключевых проблем мира.

Выступая в минувшую пятницу, Сергей Лавров дал понять, что в наступившем десятилетии Москва намерена уделить приоритетное внимание ускоренной экономической интеграции в рамках ОДКБ, Союзного государства, СНГ и ЕАЭС. С последовательным выведением евразийских структур с участием России на глобальный уровень взаимодействия. За прошедшие годы ЕАЭС заключил торгово-экономические соглашения с КНР, Ираном, Вьетнамом, Сингапуром и Сербией. И это — только начало. В настоящее время уже ведутся активные переговоры с Израилем и Египтом, начат переговорный процесс с Индией. Таким образом «Большое Евразийское партнерство», открытое для всех стран континента, обретает всё более конкретные и конкурентно привлекательные очертания.

Москва готова и далее вносить свою посильную положительную лепту в мировую экономику и глобальную безопасность вопреки нарастающей конфликтности в международных делах. И сосредоточение российского руководства на внутриполитической проблематике не отменяет, а делает еще более насущно необходимой активную деятельность нашей страны на внешних контурах.

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...