Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Маленькие принцессы: в Санкт-Петербурге появился Детский театр танца

Открытие сцены для воспитанников Бориса Эйфмана объединило учащихся хореографических школ разных стран
0
Фото: Евгений Матвеев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прелестный кордебалет, исполняющий grand pas из «Пахиты». Следом — порывистая бессюжетная хореография, где уже никакой выправки по Петипа, никаких пачек... Открывая свой Детский театр международным гала-концертом, эйфмановская Академия танца наметила тот широкий хореографический диапазон, в котором и воспитываются ученики всемирно известного балетмейстера.

Детский театр — часть единой системы, куда входят также Академия танца Эйфмана и общеобразовательная школа для ее воспитанников.

— Этот балетный кластер занимает почти квартал на Петроградской стороне, — рассказал «Известиям» Борис Эйфман. — Детский театр танца строился специально для наших учеников, чтобы дети могли выступать на прекрасно оснащенной сцене, перед залом на 500 зрителей. Мы планируем проводить здесь конкурсы с фестивалями и показывать балетные спектакли. Будет серьезная творческая жизнь.

Фойе нового театра представляет собой застекленный высокий дворик с колоннами и чем-то напоминает фойе Мариинки-2. Но формат, конечно, куда более камерный. Академии танца несколько лет назад отдали четырехэтажное школьное здание конца 1930-х годов, образец сталинской архитектуры. Из него, по словам главного архитектора проекта Никиты Явейна, получилась этакая перекрытая пьяцетта.

Ощущение простора и воздуха есть и в зале. Места для зрителей решены как модернизированный амфитеатр с ярусами, которые образуют полусферу. Вместо традиционной люстры — «солярный» святящийся плафон. Если сидишь в партере, то кажется, что над головой — небо и светило. Стены зала отделаны золотистыми известняковыми плитами. Пространство для танцовщиков — это сцена-коробка без оркестровой ямы, что обусловлено и «учебностью» площадки, и тем, что балеты Эйфмана идут, как правило, под фонограмму, поскольку его коллектив всегда ориентировался на гастрольную жизнь. Но если убрать первые ряды партера, можно разместить небольшой оркестр.

— Сложность этого архитектурного проекта в том, что в нашем распоряжении был крошечный участок земли, — пояснил «Известиям» Никита Явейн. — Приходилось экономить каждый миллиметр. В итоге нам удалось разместить на этом участке и школу со всеми классами, и театр, в этом и заключается инновационность проекта.

Торжественное открытие здания оказалось интернациональным: дело не только в составе участников гала-концерта (воспитанники Академии выступали с учениками танцевальных школ Берлина и Пекина), но и в широте пластического языка. Россия, Запад и Восток показали разные направления хореографии.

Артисты Молодежного балета при Государственной балетной школе Берлина приехали с раскованной, энергичной многофигурной композицией «Грешник» Марко Гекке на шлягер Нины Симон и мужским дуэтом из балета «Дворец танго» в хореографии Грегора Зайфферта, многолетнего руководителя этого учебного заведения. Пекинская академия танца представила «Бросок» Кристофера Уилдона на музыку Богуслава Мартину. А сама Академия — фрагменты из балетов «Мусагет» Эйфмана и «Пахита» Петипа.

Этой программой Детский театр продемонстрировал свою базовую черту — открытость разным направлениям и техникам.

Прямой эфир

Загрузка...