Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Алексей Леонов по своему масштабу был человеком мира. Он понимал, что живет и работает не только для себя и своих близких, но и для всего человечества. Мало кто знает, что вместе с ушедшим от нас ученым Стивеном Хокингом он был президентом фестиваля STARMUS, где соединяются наука и искусства. Форум задумывался ради того, чтобы нести в мир гуманистическую идею использования технологий. В июле нынешнего года мы с ним вместе летали на фестиваль в Швейцарию.

Это уникальная площадка, на которой собираются лучшие ученые, покорители космоса, музыканты и художники со всей планеты. Такое совмещение главных научных и культурных достижений человечества имеет большую ценность. Алексей Архипович также сочетал в себе глубокие научные знания о жизни и художественное восприятие действительности. Он, как известно, был космонавтом и художником.

Во время подготовки фильма «Время первых» члены съемочной группы и сценаристы много общались с ним. Работая над сценарием, Сергей Бодров-старший провел серию многочасовых интервью, в которых Алексей Леонов рассказал о своей жизни, первом полете и выходе в открытый космос. Я прослушал эти записи позже, и меня поразили открытость, прямота и чувство юмора этого героического человека. Но еще больше я был впечатлен, когда мне в руки попали аудиозаписи с орбиты. Мне открыли архивные данные, и я смог лично прочувствовать всё, что происходило там. Я всё время задавал себе один и тот же вопрос: неужели это 1965 год? Как они смогли всё это сделать? Такое впечатление, что многие приборы были тогда гораздо надежнее, чем сейчас, когда миром правят компьютеры.

Сам Алексей Леонов очень много рассказывал о тех событиях, и делал это творчески. Многие образы, которые он использовал в речи, я затем перенес на экран. Так, в фильме есть сцена, где он делает карандашный набросок на орбите. Мне он говорил, что серьезно к своим художественным способностям не относился. Шутил, что этот рисунок повесят в Третьяковской галерее, но не за его художественные достоинства, а за то, что он сделан в космосе. Эту сцену мы прописали в фильме.

Вообще, шутил он много, у него было потрясающее чувство юмора, и даже из конфликтных ситуаций выходил через него. А конфликты были и во время полета в космос, и во время работы над фильмом. Все они касались точности изложения фактов. Например, экипаж летал долго, было 24 витка, это почти сутки. Я говорил ему, что мы не сможем вместить всё это в фильм, просил сократить число витков до трех. Но Алексей Архипович настаивал на полной достоверности. «Как я потом буду друзьям в глаза смотреть?» — спрашивал он. И нам приходилось переписывать сценарий.

Или, например, эпизод приземления. Ему было важно показать, что оно состоялось в тайге, где снега было по шею. А во время съемок он уже практически растаял, так как был март. Леонов так расстроился, что пришлось ехать в Пермский край и там доснимать эпизод, где космонавты утопают в снегу. Таким образом мы восстановили историческую справедливость, он был доволен.

Но настоящий восторг у Леонова вызвали декорации на съемочной площадке. Когда он увидел шлюз и корабль, на его глазах выступили слезы. Он спрашивал: «Где вы взяли эти приборы? Списки оборудования ведь до сих пор находятся под грифом «секретно»! И поверить не мог, что это всё изготовлено специально для фильма. В этом вопросе качество нашей работы он оценил очень высоко.

Алексей Архипович следил за всеми этапами монтажа. Сцены, которые ему не нравились, нам приходилось переснимать. Когда всё было готово, он пришел с женой и дочерью. Они смотрели фильм, сидя в креслах за его спиной. Во время просмотра он не проронил ни слова, а после обернулся и увидел слезы в глазах родных. «Ну ладно, ничего не буду говорить», — бросил он тогда. А позже признался, что увиденное на экране показалось ему жутким. Там, на орбите, нужно было действовать, а не размышлять. Он действовал быстро, работал адреналин, и не было времени подумать о том, насколько же происходящее на самом деле страшно.

Подводя итог, расскажу о том, как я прочувствовал суть этого человека. Чтобы выразить ее, я внес один художественный элемент в фильм. Это эпизод с маленьким Лешей Леоновым, который бежит ночью в поле через страшный лес, чтобы посмотреть, как спит птичка. Он убежал, не послушал отца, заблудился, замерз. Но своего добился. Вот это любопытство и стремление познать нечто неизведанное, несмотря на страхи и преграды, и были его главной чертой. Он был и остался таким навсегда.

Автор — кинорежиссер

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...