Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Торг уже не тот: кредиторы юрлиц-банкротов зачастую остаются ни с чем

По мнению экспертов, это может привести к ужесточению выдачи займов бизнесу
0
Фото: ТАСС/Алексей Филиппов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За последние пять лет процедуры банкротства компаний в 63–68% дел заканчивались не в пользу кредиторов. Банки, различные инвесторы, партнеры, как правило, остаются ни с чем, следует из данных «Федресурса», с которыми ознакомились «Известия». В ФНС «Известиям» ранее заявляли, что у действующего законодательства есть ряд недостатков, позволяющих уклоняться от погашения задолженности. Эксперты отметили, что на рост несостоятельности предприятий влияют экономическая ситуация в стране и непрозрачность процедуры банкротства. Тот факт, что организации в сложной ситуации не способны расплатиться по своим счетам, может означать ужесточение выдачи кредитов бизнесу.

Ни копейки

Данные за последние пять лет показывают, что в большинстве случаев кредиторы по завершении процедур банкротства своих должников-юрлиц ничего не получают. В январе–сентябре нынешнего года по итогам конкурсных процедур в 63% дел дававшие деньги бизнесу организации остались ни с чем. И это немногим лучше ситуации в 2015–2018 годах (65–67%). За девять месяцев 2019-го обанкротившиеся предприятия выплатили лишь 85 млрд рублей долгов из 1,8 трлн.

Значительная часть компаний изначально создавалась с минимальным капиталом. Есть и организации, которые намеренно выводят активы, зная о предстоящем крахе, рассказал руководитель Единого федерального реестра сведений о банкротстве («Федресурс») Алексей Юхнин. А из-за того, что процесс признания несостоятельности длительный, ряд должников успевает вывести активы. Средняя продолжительность процедур конкурсного производства компаний сейчас составляет два года.

Процедуры банкротства, направленные на восстановление платежеспособности, не превышают 1% от их общего числа, говорили ранее «Известиям» в пресс-службе ФНС. По статистике, только 5–6% торгов в виде аукционов результативны. Обычно реализация происходит на публичном предложении со снижением цены в пятикратном размере от рыночной стоимости.

В налоговом органе также поясняли, что большое количество предприятий, проходящих процедуру банкротства, объясняется использованием недобросовестными гражданами этого механизма для списания задолженности.

В целом, по данным «Федресурса», по итогам января–сентября 2019 года банкротами признаны 9127 российских компаний, что на 5,7% меньше прошлогоднего показателя.

Без криминала

В делах о несостоятельности предприятий многое зависит от открытости рассмотрения, а также действий конкурсного управляющего, отметил в беседе с «Известиями» директор исследовательского центра «Интерфакс ЛАБ» Илья Мунерман. По его словам, зачастую на практике процедуры банкротства проходят непрозрачно, с реализацией имущества должника по заниженной стоимости. Есть много нюансов и способов, которые позволяют обойти нормы закона и установленные правила. Все эти нарушения влияют на удовлетворение требований кредиторов, пояснил он.

Банкротство — цивилизованный механизм прекращения деятельности компаний, который позволяет выплатить сотрудникам таких предприятий зарплаты за отработанный период, добавил Илья Мунерман. Однако тот факт, что предприниматели не платят по счетам своим контрагентам, может в будущем означать ужесточение выдачи кредитов бизнесу. Таким образом, добросовестному человеку, который захочет открыть свое дело, будет затруднительно взять займ из-за того, что его коллеги испортили отношения с кредиторами.

Число банкротств растет из-за процессов в экономике, которые не дают предприятиям выйти на положительный результат, отметил юрист юридической практики KPMG в России и СНГ Артём Баринов. По его словам, сказывается и фискальная нагрузка — повышение НДС, которое также давит на бизнес, особенно малый и средний.

Кредиторам следует более осмотрительно подходить к выбору контрагентов, а также ускорить процедуру возбуждения дела о банкротстве, отметил Алексей Юхнин.

Неумение работать с дебиторской задолженностью — основная причина низкой доли удовлетворенности требований, отметил эксперт РАНХиГС Евгений Шмидт. Эксперт пояснил: невысокое взыскание связано с тем, что многие предприятия недостаточно обеспечивают свои риски дополнительными гарантиями, а отношения строятся на определенном доверии. В результате дефолт в одной компании тянет по цепочке остальных. Евгений Шмидт предложил не выдавать компаниям деньги без залогов. В этом случае процент возвратов существенно выше, добавил он.

Прямой эфир

Загрузка...