Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не хочется верить в появление такого прецедента в российской судебной практике. Последние годы богаты переменами совсем другого рода. Суды стали иначе смотреть на уголовные дела в отношении предпринимателей. У этой категории дел серьезная специфика: непростые экономические отношения в их основе теперь анализируются гораздо глубже, в прямом смысле слова «со знанием дела».

Да и как по-другому? Приговор должен быть справедливым, а о какой справедливости можно говорить, если судья не разбирается в проблематике, послужившей почвой для обвинения бизнесмена? Приметой времени стало появление приговоров, автор которых — юрист с солидным багажом экономических знаний. Созрело и дает плоды понимание, что рубить с плеча по каждому, кто «сколотил капитал», — верный путь на задворки мира. Теперь на суд всё чаще смотрят как на единственную защиту — от недобросовестных конкурентов, жуликоватых партнеров и порой от зарвавшихся силовиков. Разумные, взвешенные, зачастую подвергающие обвинение резкой критике приговоры по экономическим делам сегодня не редкость. Без них оздоровление делового климата и превращение России в инвестиционно привлекательную державу вряд ли возможно. И вдруг…

Летом в Тольятти осудили бывших руководителей гиганта химической индустрии — ОАО «Тольяттиазот». Их виновность в хищении основывается на том, что предприятие в 2008–2012 годах якобы реализовывало продукцию постоянному иностранному контрагенту по цене ниже рыночной.

Речь об экспортных сделках. Отправляя товар за рубеж, «Тольяттиазот», как и допускает закон, вывозил продукцию по временным таможенным декларациям. А другая декларация, так называемая полная ГТД, заполнялась в течение 90 дней после фактического вывоза товара. И это тоже разрешено законом.

Суд сравнил цену, по которой товар реально поставлялся и вывозился, с рыночной ценой, действовавшей в более позднее время, указанное в проставленном штампе «выпуск разрешен» в полной грузовой таможенной декларации. Однако это время по объективным причинам отстоит от времени фактической поставки на несколько месяцев. Сам товар уже не просто вывезен из России — он использован либо перепродан новым владельцем.

Рыночная цена за это время возрастает на 20–30%, порой на 100. Разница в любом случае очень немалая. Объемы-то колоссальные! Естественно, заключая договор поставки, предвидеть рыночные цены невозможно. Сравнивать их всё равно что сапоги с пирогами. Но в Тольятти коммерсанты осуждены именно за то, что, продавая продукцию по ценам на момент поставки, не предвидели цен, которые будут несколько месяцев спустя. А «неугаданная» стоимость товара рассматривается в приговоре как похищенная. Она и составила «ущерб» от хищения.

Однако значительный временной разрыв между фактической поставкой и таможенным штампом «выпуск разрешен» характерен для всей внешнеэкономической деятельности. Он встречается повсеместно и существует постоянно. В такой ситуации остается признать: если приговор по делу «Тольяттиазота» вступит в законную силу, он создаст прецедент, с помощью которого можно уничтожать любой экспортно ориентированный бизнес и изолировать от общества тех, кто им управляет или владеет.

Надеюсь, поверить в такое развитие все-таки не придется, а описанный случай останется досадным сбоем, вовремя обнаруженным и исправленным. Последовательно развивающаяся судебная система России не заинтересована в том, чтобы такого рода «казусы» порочили лежащие в основе ее деятельности принципы законности, обоснованности и справедливости.

Автор — журналист Кристина Сумская

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...