Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Росстат вторую неделю подряд фиксирует дефляцию на уровне 0,1%. У некоторых это вызывает удивление. Давайте разберемся, так ли аномально то, что мы сейчас наблюдаем в индексе потребительских цен.

Снижение стоимости товаров и услуг — традиционное явление для конца лета и начала осени. Неожиданностью стало скорее ее отсутствие в августе 2018-го. Тогда Госдеп США анонсировал санкции в отношении России из-за предполагаемого отравления в британском Солсбери Сергея Скрипаля. Российская валюта отреагировала резким падением, более чем до 70 рублей за доллар в моменте, что спровоцировало усиленный рост цен. Ранее же, до 2018 года, дефляция в определенные недели августа фиксировалась неоднократно.

В 2016 году председатель ЦБ Эльвира Набиуллина заявляла, что угроза снижения стоимости товаров и услуг в российской экономике в ближайшие годы «пока нереальна». Ранее она выделяла две основные причины дефляционных рисков, возникновение которых возможно через несколько лет: это в первую очередь укрепление рубля, а во вторую — замедление экономики. Bank of America выделял также в качестве рисков уменьшения цен в долгосрочном периоде сокращение расходов бюджета в условиях снижения уровня госдолга, высокие процентные ставки и профицит счета текущих операций. В целом эти явления в ближайшее время вряд ли ожидают российскую экономику.

В августе 2019 года месячная дефляция по индексу потребительских цен (ИПЦ) составила 0,2% в месячном выражении. Продовольственные товары, согласно статистике Росстата, подешевели почти на 1%. Однако девальвация рубля в августе еще не успела сказаться на стоимости зарубежных туров. Так, на 1,9% подешевели поездки в Испанию, на 1,3% — в Грецию, на 0,5% — в Таиланд.

Актуальный прогноз инфляции от Минэкономразвития на весь год — 3,8%, от ЦБ — 4–4,5% Прогноз на первые месяцы 2020-го — 3,5–4%. Но это с оговоркой про отсутствие «черных лебедей». Нерыночным риском, провоцирующим рост цен, остаются инфляционные ожидания населения, которые до сих пор высоки, и превышают реальное увеличение стоимости товаров и услуг более чем в два раза.

Потребительская модель поведения предполагает преимущественно не сбережение, а расходование средств во избежание их обесценивания. Дискуссия вокруг трат ФНБ — долгосрочный проинфляционный фактор. Если точка зрения Минэкономразвития найдет отклик, можно ожидать начала инвестирования средств фонда раньше достижения установленного ранее порогового значения 7% ВВП. Наряду с существенными объемами денег, вкладываемыми в ряд национальных проектов, они могут как помочь росту экономики, так и спровоцировать рост цен.

Одна из основных целей ЦБ — таргетирование инфляции. Безусловно, смягчение денежно-кредитной политики регулятора проходит в русле снижения ставок национальными банками развитых стран.

Во избежание замедления экономической активности, а также устранения дисбалансов на рынках, в частности, увеличения разности процентных ставок, регуляторы Европы и США также планируют смягчить монетарную политику. У ЕЦБ недостаточно возможностей для снижения основной процентной ставки рефинансирования, так как она находится на нулевой отметке. Однако возможно анонсирование возобновления программы количественного смягчения (QE) и проведение очередных раундов антикризисных операций долгосрочного рефинансирования банков (LTRO). В Евросоюзе, как и в ряде других развитых экономик, столкнулись с проблемой дефляции достаточно давно.

Главный минус — низкая активность субъектов экономической деятельности. Проще говоря, выгоднее хранить деньги «под матрасом», не опасаясь инфляции, чем пускать их в экономический оборот. Европейский Центробанк, например, пытается стимулировать рост цен в первую очередь, вливая в экономику «дешевые» деньги через упомянутые механизмы QE и LTRO. Монетарные власти Китая стимулируют инфляционные процессы, внутреннее потребление и экономическую активность в целом, искусственно ослабляя курс национальной валюты (хотя официально КНР этого не признаёт), снижая ставки Народного банка по кредитам и депозитам, а также нормы по обязательным резервам для большинства финансовых организаций.

Локальное снижение стоимости товаров в определенные месяцы года не имеет никаких негативных последствий. Важны средние и медианные значения роста цен за год. Российская экономика слишком далека от годовой дефляции и в настоящее время стремится к четырехпроцентному таргету инфляции, обозначенному ЦБ.

Автор — финансовый аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...