Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Теневая экономика не зря так называется — ее трудно не только победить, но даже точно измерить (разные методики дают существенно отличные результаты). Но Росстат это всё-таки сделал. По итогам 2017 года она составила 12,7% ВВП, или 11,7 трлн рублей. И хотя серая доля в России с 2014 года постепенно снижается, ее абсолютная величина остается весомой.

Причин тому много: от формальной сложности законодательства (когда проще работать в тени, чем регистрироваться) до высокой фискальной нагрузки (когда уплата налогов грозит съесть почти всю прибыль). Государство последовательно борется с серой зоной, но успехи пока невелики. Впрочем, и мировой опыт говорит о том, что эта борьба — долгий и трудный путь длинной в десятилетия.

Под общим названием «теневая экономика» понимается три класса явлений совершенно разного масштаба. Давайте их разберем.

Первый — крупная серая экономика. В наше время она нередко проявляется в финансовой сфере. Яркий пример — большие финансовые пирамиды (самая масштабная — пирамида Мэдоффа в США). Начиная с 2013 года в России ЦБ заметно ужесточил контроль за ними, в результате чего много банков потеряли лицензии. К настоящему моменту этот серый сегмент у нас сильно сокращен.

Второй — средняя теневая экономика. Эта сфера чаще всего проявляется в реальном секторе. Некоторая часть заказов выполняется без отражения в официальной отчетности и оплачивается наличными. В регионах это довольно распространенный тип нарушения. Косвенный признак такой схемы — настойчивое требование оплаты живыми деньгами. Нынешняя кампания по внедрению безналичных платежей — один из элементов борьбы с серой зоной такого типа.

Третий — мелкая теневая экономика. Типичный пример — сантехник, который чинит кран за бутылку водки. Этот сегмент существовал практически всегда, и побороть его полностью, скорее всего, невозможно в принципе. Да и существенного влияния на страну он не оказывает.

Причин бороться с теневой экономикой тоже несколько. Во-первых, фискальная: работающие в тени не платят налоги, что вполне очевидно наносит вред бюджету. Во-вторых, проблемы с качеством товаров или услуг, которые могут представлять опасность для граждан. Например, пищевые отравления в нелегальных заведениях общепита. В-третьих, серый сектор экономики может быть использован и для совершения общественно опасных преступлений (даже для финансирования терроризма). Всё это заставляет государство вести неустанную войну с теневой экономикой.

Борьба идет по двум почти противоположным направлениям: рост угрозы наказания и упрощение регулирования. Цель — убедить выйти из тени тем, что издержки белого сектора в виде регистрации и налогов дешевле, чем серого в виде риска наказания.

В области усиления контроля главные успехи связаны с развитием IT. Именно компьютерные системы в состоянии сделать надзор тотальным, они не устают, всегда внимательны и не поддаются соблазну взяток. А удешевление аппаратной базы (и интернета) позволяет внедрить онлайн-кассы практически везде. Успех этого направления всецело связан с распространением безналичных платежей: именно они легче всего поддаются анализу фискальными алгоритмами.

Камень преткновения в развитии этого направления контроля — распространенность безналичных платежей. Применение наличных денег очень надежно укрывает финансовую операцию от бдительного ока фискалов. Правда, есть методики обнаружения и таких платежей, но они сложны и их практически невозможно автоматизировать.

Снижение стоимости услуг платежных систем, как и появление СБП ЦБ, — звенья одной цепи, цель которой снизить долю наличных в обороте. Достижение этого таргета увеличит эффективность автоматического контроля. И в этом направлении последний год наблюдаются серьезные успехи. До тотального контроля еще далеко, но поле платежей наличными, на радость ФНС, неуклонно сжимается.

Еще одно направление улучшения контроля — маркировка товаров. В России всё больше и больше продукции подлежат ей в обязательном порядке. Она тоже упрощает надзор и ведет к росту его эффективности, но стоит денег, что ограничивает ее применение.

Помимо ужесточения контроля, государство пытается смягчить требования к регистрации и отчетности для малого бизнеса, что тоже стимулирует его выход из тени. Например, предложены очень привлекательные условия регистрации в качестве самозанятых. Однако судить об эффективности этих мер еще рано.

В заключении можно отметить, что борьба с теневой экономикой — процесс стратегический. Государство явно нацелено не на лихой штурм, а на долгую правильную осаду.

Автор — доцент РАНХиГС

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...